Тот

Страница: 1 из 2

Мой кабан заворочался, готовясь к выходу. Слава богу, приземлились! Иначе он точно свернул бы шею. Этот воробышек сзади его прямо гипнотизировал. Сейчас я на это реагирую спокойно, а когда-то дико напрягался. Как это он вообще может на кого-то обращать внимание, когда рядом я?... Особенно меня возмущало, если он принимал боевую стойку при виде совсем юных особей. А ведь, по сути, впервые подобную реакцию вызвал у него именно я. Причем осознанно. И в каком возрасте!

Я учился в шестом классе. Любимые родители, по тогдашней моде, навесили на ребенка все, что могли: музыку, язык, фигурное катание... Я зубрил, барабанил по клавишам, выделывал пируэты на льду. От музыки болела голова, текст на иностранном языке вызывал рвотные позывы, от частых падений на катке ныл и стыл копчик. Все это мне не то чтобы не нравилось, скорее не вдохновляло.

А вдохновлял меня сосед по дому, на два года старше меня. Худенький, высокий, подвижный, он, как и я, занимался фигурным катанием. Его коньком были прыжки: взлетал на фантастическую высоту и прямо-таки зависал надо льдом. Меня это страшно возбуждало, хотелось подбежать и поймать его на руки.

Как-то после тренировки мы зашли ко мне. Дома никого не было, мы скинули куртки и завалились, уставшие, в моей комнате на тахту. Я даже не помню, кто начал первым, но мы стали раздевать друг друга и скоро остались только в трусиках и носках. Вернее, на моем друге были плавки, затянутые прочной веревочкой. Я попытался снять и их, но веревочка не поддавалась. Пытаясь расправиться с узелком, я вдруг почувствовал что-то упругое боковой стороной ладони. Почему-то вдруг стало жарко. Тело стало тяжелым, а руки совсем не слушались. Мой друг сам развязал веревочку и предоставил мне возможность стянуть с него плавки. Он поднял свои длинные ножки, плавки запутались, прежде чем слететь... И я увидел главное украшение его тела.

Меня гладили и целовали, а я барахтался в постели, как в снежном сугробе, и не отпускал то, что мечтал подержать в руках уже давно. Происходившее с нами нельзя было даже назвать сексом: мы просто вместе нырнули в глубину неизвестного нам моря, и плыли рядом, поддерживая и страхуя друг друга. Первый заплыв прошел успешно. Мы достигли берега почти одновременно и, счастливые, раскинулись на постели. Не было состояния опустошенности, которое потом часто сопровождало подобные контакты: наоборот, меня словно наполнили порцией энергии, и если бы не ожидаемый приход родителей, мы бы еще долго не освобождали многострадальную тахту.

Вместе с моим соседом мы прошли не только начальную, но и среднюю школу секса. Оказалось, что в нашей ледовой группе есть еще одна пара близких друзей. Один из них был в десятом классе, другой — в восьмом. Теперь маме не надо было уговаривать меня пойти на очередную тренировку. Фигурное катание — во всех смыслах — стало моим любимым занятием. Вскоре самый старший мальчик из нашей группы пригласил меня на день рождения. Ему исполнялось шестнадцать. Над своим выходным костюмом я раздумывал недолго — выбирать было особенно не из чего, но перед зеркалом крутился целых полчаса. Я выбирал трусики. Почему-то я был твердо уверен, что будет кому их показать. Были у меня одни любимые, телесного цвета. Когда я их надевал, вообще могло показаться, что на мне ничего нет. Минут десять я крутился перед зеркалом в них, принимая невообразимые позы. Потом решительно стянул их и вытащил из гардероба другие — в горошек. Сам я себе показался в них более соблазнительным, но вдруг пришло в голову, что в этом одеянии ноги кажутся короче. У других мальчиков мне всегда нравились длинные ножки, и, конечно, никому не хотелось уступать в этом компоненте. Следующий вариант — белые с красными вертикальными полосками — устроил меня на все сто процентов. Сопровождаемый родительскими пожеланиями не задерживаться и ни в коем случае не пить алкогольных напитков, я отправился навстречу новым приключениям.

В квартире именинника уже было несколько гостей. Родители предусмотрительно удалились, завалив стол салатами и бутербродами, между тарелок возвышались бутылки шампанского и сладкого красного вина. Сразу за мной подошли еще двое гостей — мальчики, девочек на вечеринку не пригласили, — и без особых церемоний народ налег на выпивку и бутерброды. Всех друзей именинника я знал, с некоторыми уже успел попробовать поддержки и подкрутки под одеялом, и настроение в тот вечер было — лучше некуда. Я выпил шампанского и затем налег на лимонад, а мальчишки постарше присосались к винным бутылкам. Глазки у всех быстро загорелись, все говорили одновременно, главной темой стала недавняя поездка старшей группы нашей спортивной школы на соревнования в Ригу. У всех мальчиков появились там новые друзья, а одного всю ночь возили по самым знаменитым барам и кафе, поили коктейлями и кофе, а потом в гостинице «Виру» он развлекался в шикарном номере на огромной кровати в компании местных ребят и гостей из Германии...

Этот рассказ меня раззадорил, я рискнул глотнуть еще шампанского и услышал вопрос одного из гостей к имениннику:

 — А Рома будет?

 — Придет, куда он денется.

Про Романа, друга именинника, я много слышал, но никогда его не видел. Он был курсантом военного училища, а познакомились они с виновником торжества на юге, в пансионате, где оба отдыхали с родителями. Кроме того что Роман должен был стать в будущем военным юристом, он еще играл в водное поло, знал два иностранных языка и, судя по рассказам, имел такой сексуальный опыт, который и не снился нам всем, собравшимся за праздничным столом, вместе взятым. Кто-то продолжал пить, громче сделали музыку, хозяин дома целовался с моим соседом, а я ждал. И первым услышал звонок в дверь.

Оторвав именинника от приятного занятия, я вслед за ним вышел в прихожую. Как я и думал, пришел Роман. Он был в шикарном, как мне показалось, костюме, высокий, гибкий, широкоплечий. Совсем взрослый. Но что больше всего меня удивило: он вручил имениннику цветы. Огромный букет! Никто из нас не принес в подарок ни одного цветочка. Как это парень другому парню будет дарить цветы? Никому из нас это даже в голову не пришло. А вот Роман не постеснялся! Я обрадовался этому букету так, будто его подарили мне.

Расцеловав именинника, Роман обратил внимание на меня. Протянул руку, представился. Я ответил пожатием, назвал себя. И тут, не выпуская мою руку из своей, он притянул меня к себе и поцеловал так же тепло, сладко, как до этого именинника. Все выпитое шампанское забродило во мне разом, я ответил на поцелуй, и Роман, наверное, почувствовал, что в этот вечер может делать со мной все, что захочет.

 — Где цвет нашего фигурного катания? — спросил гость, оторвавшись от меня. Мы проследовали в комнату, причем хозяин дома, шедший сзади, угостил меня дружеским шлепком.

 — Ну как? — негромко поинтересовался он.

Я неопределенно повел плечами, он засмеялся.

 — На этот вечер — дарю!

Роман обошел всех мальчишек, целуя каждого. Я следил за поцелуями, как будто отвечал за хронометраж произвольной программы. Нет, все-таки наш поцелуй в прихожей был самым продолжительным! Вечеринка получила новый импульс. Музыка загремела еще сильнее, все ринулись танцевать, Роман налил себе шампанского...

 — А тебе?

Я схватил свой фужер, залпом выпил остававшийся в нем лимонад и протянул Роману.

 — Мне тоже.

Он улыбнулся и налил чуть-чуть, на донышке. Я заканючил капризно:

 — Мне столько же!

 — Не торопись... Пока хватит.

Мы сдвинули края бокалов. Я глотал сладкую жидкость и почему-то ждал, что сейчас закружится голова. Ничего не кружилось, наоборот, я видел и ощущал все так ясно, как никогда: наших стильных, красиво танцующих ребят, именинника, борющегося с пробкой очередной бутылки игристого напитка, аккуратно стриженные ногти на пальцах Романа,...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх