Валенсия

Страница: 18 из 27

бы все мужчины были так робки и нерешительны, как юнцы, женщинам пришлось бы жить с собаками. Но всякой женщине, уважающей хоть немного себя, хочется побыть с мужчиной как человек с человеком, прежде чем отдаться на поруки животным страстям и наслаждениям, когда разум уже спит, а плоть безраздельно торжествует. — Вы великолепны! — Этот восторг — пережиток вашей юности. Он вам идет! — Боже, что бы вы от меня хотели? — Не более того, чего вы от меня. Будьте сами собой, не нужно детских комплиментов. — Вы странная. — Нет. Обыкновенная. Просто до сего времени вам попадались женщины, котрые не уважали в себе человека. Вот скажите, что, например, вам больше всего нравится в женщине? — В каком смысле? — Во всех отношениях. Я имею в виду ее внешность, ее внутреннее содержание как человека. — Поверьте, я не могу ответить на этот вопрос. По-моему, каждая женщина привлекает внимание мужчины по разному. Одна — своим умом, другая — веселым характером, третья — своей красотой, — четвертая — телом и т. д. — Я с этим не спорю. так женщины действуют, как воспринимают это мужчины, которые не обратят внимания на ум, но будут увлечены ее фигурой, другого покорят глаза и нежные черты лица и он не обратит внимания на плоскую грудь и отсутствие талии... Ну, а вы что больше всего цените в женщине? Ум, красоту ног, талию, грудь, что? — Я ценю в женщине больше всего простоту. — Сказать так, значит ничего не сказать. Простота бывает разная: скромная, наивная, искусственная, развратная. Вам все равно? — Вы меня уже сбили с толку. Я уже сам запутался. — Ну, не будем говорить об этом. Она подошла ко мне и встала возле дивана. Рассматривая ее, я заметил, как топорщится шелк волосиками на ее лобке, как играют светом изгибы ее живота и бедер. — Вам хочется схватить меня и растерзать? — спросила она, угадав мои мысли, — а ведь это и портит всю прелесть взаимоотношений мужчины и женщины. Ведь если женщина пришла отдаться мужчине, то она хочет прежде всего получить максимум удовольствия в этом. И только в меру своих способностей ведет дело к этому. А мужчина, ломая все ее замыслы и мечтания в животном порыве страсти хватает ее как вещь и, безобразно распяв, овладевает ее плотью безумно, исступленно, бесчувственно. Для многих женщин это оскорбление и не совсем приятно. Женщины умеют красиво отдаться сами. А если бы мужчины умели дожидаться этого сами, они получили бы в тысячу раз большее наслаждение. Бом-бом-бом — пробили часы в гостинной. Она не обратила на это внимания. — Я тоже хочу вас! И я отдамся вам так, как я хочу! — сказала она после минутного молчания. Нелли — так она себя назвала, развязала ленты в косичках и распустила волосы. Лицо ее сделалось строже и еще привлекательнее. Потом она расстегнула бюстгалтер и сняла его совсем. Полные, круглые, как шары, груди едва свисали вниз. Я вскочил с дивана, намереваясь броситься к ней. — Сидите! — властно приказала она, прикрыв грудь руками. Потом она сняла рейтузы и, аккуратно сложив все это на стуле, подошла ко мне. Я боялся к ней прикоснуться и молча ждал, что будет дальше. Нелли села ко мне на колени и, приподняв за подбородок мое лицо, стала целовать меня в губы. Я отвечал на ласки лаской, все более и более разгораясь. Она вдруг спрыгнула с моих ног и подбежала к кровати: — Раздевайся! Я быстро сбросил халат и, оставшись голым, кинулся к ней. Мы долго и нежно ласкали друг друга, постепенно приближаясь к самому главному. Наконец, она легла на спину, и, схватив своими руками ноги под коленями, прижала их к своему телу. — Рэм, я жду! Ей не пришлось долго ждать. Я быстро влез на нее и погрузил свой член в раскрытое влагалище. Возбужденные игрой и ласками, мы быстро кончили. Нелли сразу вскочила, свалив меня на кровать, и с наслаждением стала вытирать рукой мой еще крепко стоящий член. Я просунул свою руку ей между ног и с удовольствием ощутил густую горячую слизь, отягивающую всю мою ладонь. — Вот и все, — сказала она, укладываясь возле меня, — теперь и говорить нечего. По крайней мере, после этого в чувствах и мой разум спит, как младенец. Она повернулась ко мне и скороговоркой закончила: — Рэм, я сейчас уйду. Мы никогда не встретимся, помни, что я тебе говорила. На свете миллионы женщин, и все они разные, но принцип их отношения к мужчинам до смешного прост и однообразен. И если ты хочешь найти в женщине что-нибудь новое и интересное, то ищи это в ее человечности, а не в плоти. Поцелуй меня! Мы соединили наши губы в долгом страстном поцелуе. Через несколько секунд она пропала. И еще долго я сидел за столом, разглядывая с сожалением ее карту и вспоминая ее не как женщину, а как человека. — Друзья, — сказал Рэм, — еще только шесть часов, может быть продолжим без перерыва? Мы согласились.

Глава 9

На следующий день утром я получил письмо. Оно было от Мари. Она поносила меня самыми скверными словами и сообщала, что уезжает отдыхать в Монте-Карло. Это письмо подействовало на меня удручающе. Я снова почувствовал свою отрешенность от мира сего. Стало жалко себя до слез. Спать я больше не мог. Одевшись, я пошел завтракать в гостинную. Там, среди незнакомых мне людей я почувствовал себя лучше и, немного успокоившись, решил поехать прогуляться. Моя машина была действительно в полном порядке, мотор работал отлично. Крыло поставили новое, и машина имела приличный вид. Весь день я гонял по окрестностям города. Обедал в маленькой придорожной харчевне и к одиннадцати часам ночи вернулся домой. Хозяйка сообщила, что днем привезли мои вещи и что она распорядилась перенести их в мою комнату. Я поблагодарил ее и пошел к себе. Тесть не поскупился. Он отдал мне не только мои вещи, но и всю обстановку моей комнаты вместе с мягкими креслами и библиотекой. Я долго разбирал все привезенное, пока, наконец, не услышал бой часов в гостинной. Из соседней комнаты ко мне вышла миловидная стройная девушка, одетая в широкий бюстгалтер с рукавами из белого шелка и с синими горошками на груди. Узенькие трусики с оборочками, едва прикрывающие низ живота. У нее были светлые, пышно вьющиеся волосы, длинные пушистые ресницы, затемняющие цвет глаз. Широко открытые плечи поражали своей свежей белизной, тонкая талия и длинные красивые ноги — своим изяществом. Она подошла ко мне и просто спросила: — Вам помочь? — Что вы, я сам! Как зачарованный, я смотрел на выпуклость ее лобка под трусиками. Она не смутилась, но понимающе улыбнулась и отошла к столу. Я наскоро перебросал оставшиеся вещи на кровать и сел напротив нее. — Что будем делать? — спросила она, оглядывая комнату. — Что хотите. Она загадочно улыбнулась. — А ведь вы здесь живете один? — Да. Это плохо? — Не плохо, а скучно, — ответила она, поправляя скатерть. — Почему скучно? — Я люблю шум, многолюдие. Я артистка и мне нужны зрители. — Я буду зрителем и могу заменить большую аудиторию своими восторгами. Она рассмеялась. — Нет, это все не то. — Вы что — поете, танцуете? — Не то и не другое. Я — акробат-пластик. — она встала со стула и легко, как резиновая, изогнулась назад, достав с пола рукой упавшую со стола запонку. Я был поражен гибкостью ее тела. — Видели?... — Это невероятно. — Вполне вероятно. Ну, так будет публика? — А где же я ее возьму? — Где-нибудь, давайте поедем в город и я выступлю в каком-нибудь театре. Я вспомнил инцидент с зарой и решительно запротестовал. Она возмущенно фыркнула и, насупившись, замолчала. Я не знал, как выйти из положения. Может быть, с'ездить в ночной клуб? Там меня никто не знает. — Хорошо. Мы сейчас поедем в ночной клуб, но при одном условии, что вы не единым взглядом не покажете, что знаете меня. — О, великолепно! Я это сделаю, как нельзя лучше. — Обратно ехать нам вместе нельзя. Вы возьмете такси. — Хорошо. — Но что вы оденете? Так ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх