Валенсия

Страница: 27 из 27

дожидались его смерти.

 — И много вам досталось?

 — Около двух миллионов, не считая трех крупных предприятий и их отделений в разных странах. Так обязательно заходите, — и, сердечно распрощавшись со мной, они вышли счастливые, богатые, великолепные.

Глава 15

Наш пароход поставили в док, и у меня появилась масса свободного времени. Несколько раз я встречался с рэмом и его очаровательной подругой. Мы весело проводили время в разных увеселительных заведениях Гамбурга. Иногда, подходяще выпив, вспоминали прошлое. Пытались разыскать дика, но он исчез, не оставив никаких следов. Мы строили всевозможные предположения и догадки в отношении его судьбы, но догадки оставались догадками, а дик так и исчез с нашего горизонта. Я уже потерял всякую надежду, но однажды вечером ко мне в комнату постучались и вошел человек, скромно одетый, вполне приличной наружности. С вежливым поклоном он осведомился, действительно ли я тот человек, которого ему назвал портье? Я подтвердил и спросил, с кем имею честь? Я услышал следующую историю:

 — Я работаю старшим надзирателем в клинике для душевно больных доктора... Моя фамилия...

 — Да, но при чем здесь я? — перебил я его.

 — Одну минуточку, сэр, сейчас я все об'ясню. У нас в клинике, сэр, находится на лечении один больной с помешательством на сексуальной почве. Его подобрали на улице в крайней степени физического и умственного истощения. Кроме того, у него была сильная лихорадка. Он иногда впадал в буйство. Ему всюду мерещились женщины, и он бросался на наших сестер. Но когда припадки кончались, это был тихий и приятный мужчина. Но ему всюду виделись женщины, и он рассказывал о них такие вещи, которые могли возникнуть в сознании только у шизофреника. Иногда он кричал, плакал, молил на коленях убрать от него женщин. Просил поместить его в изолированную палату, связать и закрыть на замок. И мы, чтобы успокоить его, выполняли его желание. Иногда он тихо сидел где-нибудь и перебирал карты, что-то тихо бормоча себе под нос.

 — Карты! — воскликнул я, вскакивая с кресла, — вы, сэр, сказали карты?

 — Да, сэр, у него была колода карт, старая затрепанная колода. Он с ней никогда не расставался. Там были нарисованы такие красивые женщины.

Я в волнении ходил из угла в угол по комнате.

 — Неужели Дик? Расскажите дальше, мистер Квиг, — попросил я.

 — Как я уже сказал, он никогда не расставался с этой колодой. Даже в буйном припадке он так сжимал их в руке, что мы не могли разжать его пальцы, и мы закатывали его в рубашку и пеленали, как ребенка, вместе с картами.

 — Несчастный! — вырвалось у меня.

 — Да, сэр, но что странно, как бы мы его ни связывали, как бы мы его ни пеленали, а мы умеем связывать больных, наутро он всегда оказывался развязанным и в обмороке. Один раз мы надели на него наручники, и все равно утром они открытые валялись на полу.

 — Он сейчас у вас? Как он себя чувствует?

 — Он умер вчера вечером, сэр, — сказал Квиг.

 — Как умер? — я схватил Квига за плечо.

 — Умер, сэр, — повторил Квиг. — Он умер тихо и спокойно, и поэтому я здесь.

 — Но что он говорил перед смертью?

 — Что-то непонятное, сэр. Он сказал, что сегодня приходила последняя женщина и что он не жалеет, что проиграл, а потом он назвал ваше имя и просил исполнить последнюю волю. Он говорил, сэр, что вы единственный близкий человек и вы все знаете. Он просил передать вот это...

Квиг протянул маленький пакет. Не зная, что там, я уже догадывался и с ужасом оттолкнул пакет от себя.

 — Нет, сэр, пожалуйста, возьмите. Это его последняя воля, и потом пока это было у меня, я чувствовал себя очень скверно. Особенно ночью, — и Квиг густо покраснел.

 — Да, — с грустью подумал я, — бедный Дик. Ты пал жертвой своего упрямства, — я глубоко задумался.

Мы похоронили беднягу без лишнего шика. Скромный, но дорогой памятник увенчал его могилу. Салина все покрыла великолепными цветами. А потом мы собрались в аппартаментах рэма. Он, Салина и я, каждый был погружен в какие-то нелепые мысли. Потом я вынул пакет из кармана, этот пакет с картами, и мы подошли к ярко пылающему камину. Рэм наполнил бокалы и сказал:

 — Выпьем за бедного Дика и за то, чтобы эти дьявольские карты не причинили больше никому зла.

Мы выпили и я собрался бросить карты в огонь, чтобы уничтожить это зло, но вдруг дверь резко открылась и на пороге возникла фигура человека, закутанного в белую материю. Человек быстро подошел ко мне, взял у меня из рук карты и сказал на ломаном немецком языке:

 — Это нельзя уничтожить! Это рок!

 — Индус! — вскричал Рэм и бросился на человека. — Держите его, — я бросился на помощь Рэму и мы одновременно схватили пустоту.

В комнате никого не было и дверь была заперта.

 — Черт, — удивленно вскричал Рэм.

 — Может, так и лучше, — сказал я, глядя в огонь камина.

 — Давайте выпьем, — сказала Салина и налила бокалы.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх