Жестокие игры (часть VII)

Страница: 3 из 6

ее помире раздвинуть свои прелестные ножки, а руками упереться в бортик. Уровень воды в бассейне едва доходил нам до пояса, и я отчетливо видел слегка приоткрытый анус девушки, готовый принять мой вздыбленный двадцатипятисантиметровый член. Я еще немного помассировал ее напряженные мышцы ягодиц, предварительно выдавив на них водостойкий крем, а потом слегка нажал ей на талию, заставляя прогнуться, и решительно надавил своим готовым к бою членом. На этот раз проникновение оказалось более легким. Тиффани протяжно застонала, но я не остановился. Преодолевая сумасшедшее давление, я мелкими рывками все же проник в ее попку на всю длину. Мне стоило больших усилий не начать фрикции сразу, а немного постоять с ней в таком положении, позволяя девушке привыкнуть к моим размерам. Затем, млея от неземного наслаждения и тихих стонов Тиффани, я начал медленно двигаться в горячей и влажной глубине ее ануса. Стенки ее узкого туннеля неохотно поддавались моему члену. Я положил обе руки на упругие бедра девушки, полностью контролируя темп и глубину проникновения, и начал медленно двигаться из стороны в сторону, расширяя узкий канал и готовя плацдарм для последующих действий.

Сзади раздался тихий всплеск. Я обернулся. О, да! Лариса решила присоединиться к нашей игре. Сбросив легкий халатик, она предстала перед нами совершенно обнаженной. Ее совершенные формы манили и притягивали, поражая воображение. Она подошла ко мне сзади и начала делать мне восхитительный массаж, особенное внимание уделяя ягодицам и спине. Это было выше моих сил, я чувствовал, как где-то внизу живота начинает созревать огромный взрыв. Лариса, превосходно чувствуя мое состояние, просунула руку между моих бедер и стала нежно поглаживать мои отвисшие от теплой воды яички. Тиффани же сдавила мой член в своих глубинах сильнее обычного, и я не выдержал, сделав несколько энергичных взмахов, насаживая извивающееся тело своей новой любовницы на свой инструмент, и с громким животным воплем выплеснув в ее попку остатки своих запасов спермы. Наслаждение было таким острым, что на мгновение я утратил чувство времени и, обмякнув на теле Тиффани, чуть не утопил ее своим немаленьким весом.

2

Кандидатура Тиффани была принята, и спустя пару дней она перевезла к нам свои вещи. Поскольку мне нельзя было пороть ее, Лариса продолжала поиски второй девушки, которая подошла бы на эту роль. Она подала запрос в наш клуб, и вскоре нам прислали видеокассету, где была записана полуторачасовая программа. Там не было пыток и насилия, а были только интервью с несколькими девушками, показанными в разных ракурсах и с разной степенью обнаженности. Среди них мое внимание особенно привлекла одна — высокая длинноногая поджарая блондинка с маленькими, но крепкими и судя по всему — упругими грудями. Никто не знал ее настоящего имени, в клубе же она была известна как Китти. В ее фигуре было что-то неуловимо-мальчишеское — то ли узкие, но изящные бедра, то ли крепкие руки с отчетливо вырисовывавшимися бицепсами, то ли короткая стрижка. Особенно мне понравилась ее аккуратная попка и начисто выбритый лобок, а также неукротимый взгляд необъезженной лошадки. Досмотрев видеокассету до конца, я вновь вернулся к этой девушке и просмотрел всю программу о ней снова и снова. Она завладела моими мыслями, и спустя еще два дня договоренность с ней была достигнута.

 — Тебе придется со мной повозиться, — сказала она по телефону чуть хрипловатым, но довольно громким голоском, — Я не из тех, кто покорно протянет ручки, чтобы на них одели наручники.

 — А я не из тех, кто будет спрашивать твое мнение, — оборвал я ее. — Тысячу долларов в неделю, четыре — в месяц. И не торгуйся. Жду тебя сегодня в восемь часов вечера.

Лариса тоже пожелала принять участие в знакомстве с Китти, и мы вдвоем с нетерпением ожидали нашу гостью. Тиффани, узнав о нашей системе видеонаблюдения, вызвалась записать наиболее значительные моменты этого исторического события и заняла место за пультом управления видеокамерами.

Китти появилась с опозданием минут на сорок, за что я решил тут же наказать ее (если бы она не опоздала, пришлось бы искать другой повод). Поскольку на дворе стояла очень жаркая погода, она была одета в короткие шортики, подчеркивающие ее длинные мускулистые ноги, и легкую тенниску, подчеркивающую полное отсутствие лифчика. Ростом она оказалась почти вровень со мной, и в ее движениях проскальзывала ленивая грация опасного животного. От нее исходило неуловимое ощущение опасности. Рядом с такими женщинами никогда нельзя расслабляться, зато подчинять их себе — сплошное удовольствие. Именно этим я и вознамерился заняться этим вечером.

 — Ты опоздала, — заявил я ей почти сразу же после подписания необходимых бумаг, — И за это будешь наказана.

 — Ну попробуй, — усмехнулась Китти, смерив меня презрительно-уничтожающим взглядом.

Я влепил ей такую пощечину, что она едва устояла на ногах. Ее бросило на стену, по которой она медленно сползла вниз. На левой щеке появилось быстро расползающееся красное пятно. Полагая, что «бунт на корабле» подавлен в зародыше, я приблизился к ней, решительно взялся за ее волосы и заставил встать. Китти отчаянно брыкалась, пытаясь высвободиться, поливая меня сочными эпитетами, обильно сдобренными тем, что принято называть ненормативной лексикой. Тогда я тут же ввел новое правило:

 — За каждое ругательство, услышанное от тебя, тебе будет полагаться дополнительное наказание. А уж о том, чтобы ты не страдала от однообразия, мы с женой позаботимся.

Но едва я отпустил ее волосы, как сам получил пощечину, да такую сильную, что на глазах выступили слезы. Чем-чем, а силой Китти бог не обидел. Пока я приходил в себя, она ловко завалила меня на пол, врезав под колено сзади, и рванула наверх, где заперлась в нашей спальне, где уже все было приготовлено для наказания.

Я не на шутку разозлился. Взглянув на экран компьютера, куда были выведены показания всех видеокамер, Китти с интересом обследовала нашу дыбу и врезанные в стены стальные кольца для привязывания рук жертвы, после чего уселась на нашу кровать, обхватив руками свои длинные крепкие ножки, и насмешливо уставилась в пустоту.

 — Она ждет, что мы предпримем, — сказала Лариса, явно не ожидавшая такого оборота. — Что будем делать?

 — Я знаю, что я с ней сделаю после того, как она попадет ко мне в руки, — мрачно процедил я и пошел наверх. Краткие переговоры с угрозами всех мук ада ничего не дали. Тогда я, хорошенько разогнавшись, изо всех сил саданул плечом в закрытую дверь. Раздался оглушительный треск, дверь слетела сразу с обеих петель и с грохотом упала на пол.

Реакция Китти была мгновенной: одним прыжком соскочив с нашей кровати, она рванулась к открытому окну, но я успел в прыжке настигнуть ее и опрокинуть на пол. Во время короткой схватки она успела оставить на моей щеке несколько длинных параллельно идущих царапин и поставить синяк мне на бедро, но стала шелковой, когда я поставил ее в весьма болезненную стойку: заломив ей руку за спину, перегнул через спинку дивана, а потом, перешагнув диван и не отпуская руку, крепко зажал ее голову между ног. Китти продолжала брыкаться, пока я не выкрутил ей руку еще сильнее. Только тогда она утихомирилась, скрипя зубами от боли.

Лариса вошла в комнату, обводя глазами побоище, и протянула мне стальные наручники, которыми я быстро парализовал руки тяжело дышавшей Китти. Затем длинной цепочкой я приковал ее сведенные за спиной руки к кольцу в потолке и отпустил ее голову. Китти тут же рванулась в сторону, но ее остановила боль в выкрученных руках, и она снова замерла в неудобном положении.

Я подошел к зеркалу. Вид у меня был «замечательный» — ярко-красное пятно на одной щеке и четыре длинные кровоточащие царапины на другой. Поймав притворно-злобный взгляд Китти, я понял, что сегодня меня ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх