Мамина дочка

Страница: 2 из 9

и больше меняется. Это уже стало чем-то обычным, однако, это довольно странно, и вообще мне не нравится видеть какой размазней становится она. Как бы то не было — она моя мать. Она продолжала приглашать Тину к нам, а потом не ложилась спать, пока та была у нас. От нее, словно, исходили волны ревности, когда она видела нас вместе, смотрящими телик и хихикающими над каким-нибудь приколом.

Меня всегда передергивало, когда я видела ее ревнивый взгляд.

Чуть позже мне стало ясно, что Тина вовсю пользуется своим положением. Мама, например, никому не позволяла курить у нас дома, но Тина как-то раз спокойно зажгла сигаретку, а мать только с ног сбилась в поисках пепельницы. Я точно знала, что ей это совсем не нравится, и это было особенно глупо, поскольку она не слова не сказала, несмотря на то, что и я, и она прокашляли весь вечер. Я глазам своим не верила — Тина совсем не обращала внимания на мою недовольную гримасу, а маменька только бегала и пепел за ней убирала.

Бред. И вообще все байки относительно хорошего влияния Тины на меня — полная херня. Как-то она пришла ко мне, мы заказали пиццу на мамину кредитку, и всю ночь смотрел телик — уверена, что маме это точно не понравилось. Она даже убедила маман разрешить нам пить пиво, когда мы где-нибудь гуляем. Мать была в ужасе, она так посмотрела на нас, что я подумала — будет кровь на стенах. И где-то в глубине души желала этого.

Однако она лишь криво улыбнулась и все. Я опять почувствовала себя виноватой, но радость обретенной свободы смыла остатки вины. А, кроме того, эти страдания — наказание матери за то, что она стала такой безвольной тряпкой!

Но теперь-то я точно знаю — происходит что-то странное, только все об этом молчат! Иногда, когда мать пытается слабо протестовать против поведения Тины, та как-то по особенному взглянет на нее, и маменька затыкается в тряпочку. Непривычно знать, что мать предоставляет нам полную свободу действий, но как бы то не было — это очень здорово; я только умираю от желания выяснить, что же это за крючок такой, на который Тина ее поймала.

Однажды, я вернулась с занятий очень рано, потому что уроки отменили из-за звонка сообщившего, что в школе заложена бомба. Возле дома я увидела мамину машину, это было странно, поскольку с работы она возвращается гораздо позже. После развода мать не покупала себе никаких дорогих вещей, за исключением этой красной спортивной машины, которую она до смерти любила.

Маменька никогда бы не позволила бы кому-нибудь кроме нее сесть за руль, ну кроме Тины, конечно, иногда она разрешала ей взять ее на вечер. Мне это было особенно неприятно, потому что уж меня-то мамулек не под каким видом не подпустила б к машине. Так что я не была точно уверена мама ли дома или Тина к нам заехала.

Войдя в дом, я огляделась по сторонам в поисках мамы или Тины. На самом-то деле они обе были дома, но что было действительно странно — это их голоса доносившиеся не откуда-нибудь, а из МОЕЙ КОМНАТЫ.

 — Но Тина, я всего лишь хочу, чтоб она мыла посуду, когда свободна, заправляла свою постель по утрам, и помогала мне убираться в ее комнате по субботам, прежде, чем уйдет гулять с друзьями. Неужели это так много? — мать едва ли не плакала.

 — Как же ты думаешь, Дебби, она будет выполнять свои обязанности по дому, когда ты сама только ворчишь и отлыниваешь от выполнения той работы, что я определила для тебя? — холодно поинтересовалась Тина.

Ни фига себе, никто, никогда не называл мать Дебби. Только Дебора или мисс Стивенс.

Я изогнулась и в щелку двери увидела то, отчего у меня челюсть отвисла — мать стояла на коленях, в окружении барахла раскиданного на полу. Червячок вины куснул меня — мама абсолютно права — у меня в комнате был полный срачь. Однако совсем не это заставило отвиснуть мою челюсть. На маме не было ничего кроме нижнего белья и туфель на высоких каблуках. Тина стояла перед ней, скрестив руки на груди, полностью одетая.

Что это еще за игра такая, мать их?

 — Мы же обе уже говорили об этом, милашка. Щелканье моего хлыста — единственная причина, твоего ревностного отношения к уборке в комнате дочери, верно? — усмехнулась Тина.

Воцарилась тишина, прерываемая только громким дыханием матери. У меня живот свело от страха, пока я смотрела на странное действо, разворачивающееся у меня на глазах.

 — Хорошо... — не сдавалась мама, — Оставим пока ее комнату. Эми уже согласилась не разбрасывать по всему дому свои вещи... одежду, полупустые банки колы, книги, бумаги. Я не понимаю, почему она не может отнести их в ванную, на кухню или в любое другое место, специально для таких вещей предназначенное.

 — Шикарная идея, Дебби. Я с большей охотой послушаю твои жалобы на лень твоей дочурки, пока ты, виляя своей симпатичной попкой, уберешь здесь, и разложишь все по своим местам. Я понятно излагаю? Ну, поехали.

По команде Тины, мать, дыхание которой участилось, тут же стала собирать с пола компакты, мои грязные шмотки и прочую фигню,

 — О да, вот так, и продолжай жаловаться, это весьма пикантно, ты так не считаешь? Меня лично это жутко веселит. — Тина издевалась над матерью, похлопывая ее по заднице свернутым в трубку журналом, а мама резво приводила в порядок мою комнату.

Она слегка вздрагивала от каждого шлепка, но продолжала убирать. Мне было жалко ее, и одноврено я было жутко зла из-за того, что она согласилась делать это. Это была моя вина, ей пришлось разбирать весь этот бардак, но вместе тем, мне стало неожиданно стало жарко, как бывало, случалось со мной, когда я видела симпатичного парня.

 — Она должна собрать свое белье, постирать его, а затем сложить и убрать его, когда оно высохнет, — ныла мама. — Иногда я прошу сделать что-нибудь выходящее за пределы ее основных обязанностей, но, видимо, для нее это чересчур сложно.

Стоя на коленях, она поднимала с пола одежду, предназначенную в стирку. Тина откровенно наслаждалась мамиными жалобами. Стоя позади мамы, она резко сунула ступню ей между ног, и рассмеялась, увидев как мама дернулась и выронила грязное белье из рук. Сначала медленно, потом все быстрее и быстрее мама задвигала бедрами, скача на тинной ступне, словно на долбаной лошади! Я смотрела на эту жуткую и омерзительную сцену, не в силах заставить себя отвернуться. Невозможно было понять, страдает мама или наоборот ловит от этого кайф.

 — Давай, крошка Дебби, что ЕЩЕ сделала твоя неблагодарная дочь?

 — Ну... она определенно думает, что я решу любую ее проблему. Всегда поучает меня, что и как делать. Неужели эта соплячка не должна иметь хотя бы чуть-чуть уважения к своей матери? Я что так много от нее прошу?

 — Да, продолжай... — Тина ухмыльнулась, и моя челюсть окончательно стукнулась о пол, когда мать стала трахать себя ногой Тины.

Я моргнула несколько раз, не веря собственным глазам.

 — Эми ужасно донимает меня, если я не делаю того, чего ей хочется. А потом она вытягивает из меня деньги на всякий хлам, или требует, чтобы я отвозила ее к подругам или в магазин, или...

 — Бедная, бедная Дебби, — наконец Тина перебила ее. — Наверное, тебе стоит встать на колени и поцеловать свою нахальную дочку в попку, если ты еще этого не сделала!

Говоря это, Тина гладила себя между ног. Это грязная игра здорово возбудила обеих.

Мама слезла с ноги Тины и подползла к ней сзади, а моя лучшая подруга, тем временем, задрала юбку и нагнулась вперед. Моя мать серьезно собиралась сделать это! Она собиралась поцеловать Тину в задницу, а эта девчонка продолжала надсмехаться над ней.

 — Бедне-е-е-дненькая Дебби... всегда жалуется на свою бессовестную дочь, но, в конце концов, она всегда поцелует ее в попку, правда? Думаю,...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх