Мамина дочка

Страница: 9 из 9

в любом случае мы это выясним, не так ли? Как новая глава семьи, я не могу не наказать вас за сегодняшнюю драку. Наверное, мне следует рассказать, каким будет это наказание.

Она расстегнула еще одну пуговицу на моей блузке. У меня между ног пожар бушевал, и я неожиданно поняла, что вся злость на Тину куда-то улетучилась. Я умирала от страха, но вместе с тем мне жутко хотелось узнать, какую же это новую гадость придумала Тина.

 — Мне всегда хотелось иметь щеночка, — начала она. — Конечно, с ними бывает много хлопот, поэтому кто-то должен позаботиться о них.

Тут Тина посмотрела на маму.

 — Но твоя мать, уже доказала, что ей нельзя доверить ни дочь, ни щенка. Поэтому Тине опять придется все делать самой! Ну, знаешь купать щеночка, и выводить его на задний двор, чтобы он там покакал, — болтала Тина, в то время как я тупо слушала ее.

Неся весь этот бред, Тина продолжала расстегивать мне блузку.

 — Поскольку собаки одежду не носят, мой щеночек всегда будет голым. Он, точнее она будет ползать на четвереньках, приносить мне обувь в зубах. А я буду играть с ней во всякие глупые игры, в которые обычно играют со щенками. Открою тебе маленький секрет, Эми. Лучшее, что есть у щенка — это длинный язык, который он обожает совать во все места. Мм, жду, не дождусь того момента, когда я буду смотреть телевизор, а щеночек примостится у меня между ног и будет доставлять мне удовольствие своим длинным язычком.

Я представила себе эту картину, и меня затрясло. Не может же Тина на самом деле думать, что я буду ей это делать? Дело, похоже, принимает самый неожиданный оборот! Тина, по-моему, перешла все границы.

 — Надеюсь, что моя маленькая собачка не будет писать или какать в доме. Если же она сделает это, то для уборки ей нужно будет использовать свой длинный язычок. А еще щенки пьют воду из унитаза — отвратительная привычка, но говорят, что щенкам это нравиться.

В голове у меня все перемешалось. Безумие!!! Я не могу позволить так поступить со мной. Это даже хуже чем то, что она сделала с мамой! Для Тины здесь не было никакой разницы, но я не могла участвовать в этой извращенческей херне! Но тут Тина убрала руку с моей груди и подошла к сумке, лежащей в углу, и вытащила оттуда маленький розовый собачий ошейник.

Вернувшись к столу, она положила его перед нами. «Муравьи» в моей письке забегали со страшной силой, и я едва не упала в обморок.

 — Я не сказала, кто из вас будет моей маленькой собачкой. Эми, я хочу, чтобы ты взяла ошейник, а затем можешь надеть его либо на себя, либо на Дебби. Выбирай.

Я посмотрела на мать — она не проронила ни слова. Ситуация меня чертовски возбуждала, на трусах у меня образовалось большое мокрое пятно, хотя я просто сидела и сжимала в потной ладони ошейник, облизывая, предвкушая как я надену его на маменьку. Мысль об этом пугала и одновременно доставляла мне удовольствие. Мне очень этого хотелось после всего того, что я пережила — в смысле мне хотелось отомстить матери за то, что она позволила Тине так вести себя с нами. В конце концов, ведь она — взрослая, она должна была контролировать ситуацию.

А вместо этого, я тут сижу как дура с этим ошейником, и должна сделать самый сложный выбор в жизни.

Если я решу надеть его матери на шею, то нашим отношениям придет конец. Она больше не будет моей мамой, — она будет сукой, и иначе воспринимать ее я не смогу. Мне до смерти хотелось запустить ошейником в высокомерную рожу Тины, а потом навсегда вышвырнуть ее из нашего дома. И тогда мама, и я снова будем вместе.

Но так, к сожалению никогда не будет. Маме нужна Тина, а мне — мама. Меня... словно током ударило!

Горячие слезы правды брызнули у меня из глаз, мысль о том, что Тина права унижала меня, но это лишь добавляло сильнее разжигало пламя бушевавшее у меня между ног.

Хотя нет, я не такая как мать. Я гораздо хуже. Тине не пришлось прилагать никаких усилий, чтобы меня сломать. Мать хотя бы притворялась, что я помыкаю ей вместо Тины, а я...

Почти ничего, не видя из-за слез, я, трясущимися руками надела на свою шею ошейник и застегнула его.

Тина не сказала о моем наказании, или, по крайней — мере, сколько она продлится. Но какое это имеет значение? Я теперь ее домашняя зверушка, и мое положение в семье даже ниже чем у мамы. Я даже вернула маме услугу, оказанную мне в примерочной — я лизала ее пока она не кончила. А Тина с удовольствием наблюдала за этим.

И еще Тина не сказала мне, что пригласила свою подружку Керри пожить у нас несколько дней. Это было хуже всего, потому что она горела желанием отомстить мне за унижение в кафетерии. Теперь, когда мне хочется писать, то я должна встать на колени возле двери и скулить, пока меня не выпустят на задний двор. Это не шутка. Только так я могу объяснить, что хочу в туалет! Тина приказала, чтобы дома я только гавкала и скулила, по — человечески мне разрешено говорить исключительно на людях. Поступая так, чувствую себя полной дурой.

Так вот о Керри... пару раз, когда мы были с ней одни, она не выпускала меня во двор. Эта тварь заставила меня скулить и просится наружу, а сама стояла и дразнила меня, играя с дверной ручкой. Наконец, силы терпеть больше не осталось, и Керри чуть не лопнула от смеха, пока я писала на пол.

Затем она взяла меня за волосы и ткнула лицом в лужу, приговаривая, какая я плохая собака. И что мне делать, если, не смотря на все, я горела от возбуждения? Хотя я никогда не привыкну к этому запаху. Я ненавижу его! Ну и естественно после всего я должна была убраться, прежде чем Тина придет домой.

Тяжко быть ходить в ту же школу, что и Керри. Мне всегда становится не по себе от того, как она на меня смотрит. Я знаю, что она думает обо мне, после того, как я напрудила на полу, словно глупый щенок. Иногда я видела, как Керри с подругами смеется надо мной в коридоре, воображаю чего она им про меня рассказала.

Тина также не сказала, что будет иногда приводить к нам своего приятеля. И мне, и маме этот парень сразу не понравился. До той минуты, пока он не пришел, я даже не подозревала, что у Тины есть бойфренд. Мама выглядела глубоко несчастной, она ведь по-настоящему любила Тину! Мне было очень жалко мать, когда она ныла из соседней комнаты, упрашивая ее не спать с ним, ради их любви, какой бы странной она не была. Я даже сама, от маминого имени, попросила Тину о том же.

Та внимательно выслушала нас, а затем велела нам обеим отсосать у него.

Я никогда этим не занималась, и Тина жутко веселилась, глядя на меня, поскольку оральный секс — не моя сильная сторона. Она заявила, что я сосу также плохо, как и моя мать.

Не думаю, что мама смирится с его присутствием в нашем доме. Мама сама не своя, когда Тина ложится с ним в ее постель, а потом заставляет и меня и мать вылизывать простыни, на которых они только что трахались. Ну, я, понятно, глупая сука, но мама-то остается человеком, и ее это очень сильно ранит.

К счастью, тинин приятель сейчас не часто к нам захаживает. Тина дала нам ясно понять, что мы с мамой ей не безразличны, и теперь нам обеим позволено каждую ночь лизать ее. Хотя, я теперь чаще ублажаю Керри. Странное чувство, когда ты делаешь приятное тому, кого терпеть не можешь, и как тяжело вспоминать, что когда вы были абсолютно равными.

Тина сказала Дебби... э... маме, что я должна бросить школу, поскольку я определенно поглупела, а Керри заявила, что будет прикольно, если удалить у меня голосовые связки или, по крайней мере, сделать так, чтобы я могла только гавкать и скулить, словно маленькая глупенькая собачка.

Эта идея потрясла меня до глубины души, а мама даже слова не сказала в мою защиту. Когда Керри достала ее этими шутками, мать сказала, что, коли, я ни на что больше не гожусь, то, пожалуйста, пусть делают со мной все, что угодно. Меня это очень сильно задело. А Тина, прикалываясь, говорила, что сама отведет меня к хирургу.

Надеюсь, что она только шутит.

Доктора ведь этого не делают, наверное?

Помню, когда была ребенком, то каталась на маминой спине, воображая, что она моя «собачка». Странно. Теперь же, она меня не считает своей дочерью, увидев, как я вытираю попу о траву, после того, как покакаю, и после того, как я позволила Тине потратить деньги собранные мне на колледж.

Знаешь, мамочка, ты сама не научила защищаться, не так ли? Так что же ты хочешь... яблоко от яблони?

От того, как мать относится ко мне, иногда хочется расплакаться, хотя чаще я слишком тупа, чтобы расстраиваться. Или так это выглядит, когда я кончаю потому, что со мной обращаются как с собакой. Вчера я получила новый ошейник, и была так довольна, что больше ни о чем и думать не могла.

Когда наступает ночь, то сразу становится ясно, как все изменилось в нашей семье. Тина спит в маминой постели, а мама — на куче грязных тряпок. Керри проводит ночи в моей комнате, наверное, ее родителям фиолетово, где гуляет их дочь, потому, что они ни разу не побеспокоились. Улегшись в постель, шлепает по бедру и зовет меня...

 — Эми, иди сюда.

И хотя я отчасти все еще ненавижу ее, мать, Тину и ее парня, и весь этот кошмар, в который я попала, но все же ползу к ней, виляя попой, словно полная идиотка!

 — Будь хорошей собачкой, свернись клубочком, — ухмыляется она.

И я это делаю.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх