Ненасытная бабушка

Страница: 1 из 4

Елизавета Сергеевна стояла на коленях посреди комнаты второго этажа большого дачного дома. Она была голой. Ноги широко разведены. Двигаясь вверх-вниз, она насаживала себя на большой, твердый, резиновый член, который удерживала у пола руками. Все это сопровождалось хлюпающими звуками влагалища и стонами самой женщины. Елизавете Сергеевне был шестьдесят один год. Но для своих лет она неплохо сохранилась, хотя на тридцатилетнюю женщину она, конечно, была уже не похожа. Совсем толстой назвать ее было нельзя, — полная. На животе не очень большие складки. Морщины на лице и на теле, но настолько их было немного, что они ее практически не портили. Большие сиськи с коричневыми сосками свисали до живота и не были такими упругими, как в молодости. Густые черные волосы на лобке. Большая половая щель с большими же, мясистыми половыми губами. Полные ноги, на которых в некоторых местах уже проступали вены, но опять же не слишком заметные. Чувствуя приближение оргазма, женщина увеличила темп, все быстрее и резче насаживая себя на член. Смазка обильно увлажнила его и он ходил во влагалище свободно.

«Сейчас... сейчас... Еще чуть-чуть...», простонала Елизавета Сергеевна, и в этот момент услышала шум въезжающей во двор машины и долгий автомобильный гудок. Сегодня дочь должна была привезти внуков на лето, но она не ждала их так рано. С сожалением вставая с колен и вытаскивая из себя скользкий член, Елизавета Сергеевна подхватила с кресла легкий сарафан и выглянула в окно. Во дворе стоял черный джип, из которого вышла ее дочь, Катя. С задних мест выпрыгнули две девочки, Маша и Женя, а за ними вышел внук, Антон. Накинув сарафан на голое тело, Елизавета Сергеевна с досадой погладила толстый член, положила его в шкаф и пошла на первый этаж встречать приехавших. Входная дверь распахнулась и в дом вбежали две внучки. Они с радостными криками подбежали к бабушке и бросились ей на шею.

«Бабушка! Как мы рады тебя видеть! Как мы соскучились!», затараторили они.

«Я тоже по вам соскучилась, любимые», улыбнулась Елизавета Сергеевна, гладя девочек по головам. За ними вошел Антон, тащивший две сумки. Последней вошла дочь Катя. После долгих и радостных приветствий Елизавета Сергеевна сказала...

«Ну что, детки, давайте поедим. Мама ведь наверное спешит».

«Да, мне нужно к часу быть на работе, но пара часов у меня еще есть. Так что я и позавтракаю с вами, и еще помоюсь. А то у нас горячую воду отключили. Можно баню протопить, мам?»

«Конечно можно. Сейчас мы Антошку отправим баню топить, а сами пока накроем на стол»...

Когда все поели и обменялись новостями, Елизавета Сергеевна сказала...

«Ну, детки, идите пока погуляйте, а мы с мамой пойдем в баню. Она уже как раз готова. А то маме скоро уезжать. А потом и вы помоетесь». Маша с Женей убежали на улицу, а Антон пошел на второй этаж и сел перед телевизором. Бабушка поднялась на второй этаж, взяла из шкафа какой-то пакет, полотенце, и они вместе с мамой отправились мыться.

Антон сидел перед телевизором. Настроение у него было плохое. Он абсолютно не хотел сидеть все лето на даче. Одной из основных причин было то, что все свои порнографические журналы и кассеты пришлось оставить дома, чтобы при переезде их не нашла мама. Антону было двенадцать лет. Он родился «между» своими сестрами. Маше было тринадцать, а Жене — одиннадцать. Волос на лобке у него еще не было, но член уже стоял, хотя и был еще не очень большим. Как и у любого подростка член его вставал практически по любому поводу. Он очень часто дрочил, смотря порнофильмы и журналы и представляя различные ситуации с разными женщинами. Пытался подглядывать за девочками в раздевалках, но это никогда не удавалось. Вот и сейчас, несмотря на плохое настроение, член его опять встал. Антон прислушался, нет ли кого в доме. Нет, все тихо. Тогда он расстегнул шорты, приспустил их на бедра и начал дрочить. Но в отсутствие всей порнухи, оставщейся дома, дрочить ему было неинтересно. И тут он вспомнил, что еще прошлым летом нашел в стене кладовки, имеющей с баней общую стену, широкую щель, но не успел ее опробовать, потому что находка обнаружилась случайно в последний день пребывания на даче. Не теряя больше ни секунды, Антон натянул на себя шорты и побежал в кладовку, надеясь, что мама с бабушкой еще не помылись.

В кладовке было темно. Повсюду стояли лопаты, ведра, грабли и еще что-то. Стараясь двигаться как можно тише, мальчик прильнул к щели между бревен и сердце его учащенно забилось. На одной из полок, прямо напротив щели, сидели мама с бабушкой. Вид был замечательный. Они уже вероятно, помылись, и теперь просто отдыхали. Мамина голова лежала на плече у бабушки. Они о чем-то говорили.

«... я понимаю, тебе тяжело, так же как и мне», говорила мама,» но может еще подождать? Они же еще маленькие».

«Ничего они не маленькие», ответила бабушка, «Тебе было двенадцать, когда мы занимались сексом в первый раз». Антон не мог поверить тому, что он слышал. Мама с бабушкой... лесбиянки!? Член его моментально отреагировал на бабушкины слова. Расстегнув шорты и спустив их на щиколотки Антон принялся медленно его поглаживать, а женщины продолжали говорить.

«Все эти вибраторы, шарики, фильмы, книги, журналы, — это конечно хорошо, но мне этого не хватает. Я хочу полноценно трахаться. А тебя ведь не дождешься. Ты все время на работе, да и живете вы отдельно», говорила бабушка, «Да и у тебя наверное тут все горит». С этими словами она протянула руку к маминой промежности и начала ее поглаживать. Мама застонала и благодарно улыбнулась бабушке. Рука ее потянулась к бабушкиной сиське и ухватилась за сосок. Теперь застонала бабушка.

«Ты ведь наверняка сама об этом думала. Признайся», продолжала бабушка.

«Да, мам, думала. Но я боюсь. Вдруг они не согласятся».

«Не бойся. Все будет в порядке. Я тоже боялась сначала, а потом видишь как все у нас с тобой хорошо получилось. Тем более, что начну все равно я. Твои дети в таком возрасте, что они не могут не согласится. Вспомни себя в детстве». С этими словами она встала перед мамой на колени и сказала...

«А сейчас закончим этот разговор. Все уже решено. Так что не думай больше об этом. А мамочка сейчас полижет твою письку, маленькая моя. Хотя нет, писька у тебя была в детстве. А сейчас у тебя пизда. Не так ли?»

«Да, мамочка. У меня мокрая, горячая пизда. И она так соскучилась по тебе. Я брею ее каждое утро. Ведь тебе же нравится, когда она голенькая».

«Да, малышка. Я люблю твою пизду». С этими словами бабушка наклонилась и впилась губами в мамину промежность. Мама застонала, спина ее выгнулась. Руками она мяла свои небольшие сиськи с твердыми сосками."Да, да. Вылижи меня. Съешь меня. Я хочу, чтобы ты выдоила из моей пизды своим ртом все мои соки. Да... Вот так... О, я так давно этого не чувствовала. Мамочка, ты лижешь лучше всех на свете... О-о-о... У тебя такой замечательный язык... О-о-ох... Укуси меня за клитор. Мне так нравится, когда ты это делаешь... О-о-о, да-а!"Антон, наблюдая за происходящим через щель в стене, был потрясен. Но и ужасно возбужден. Член был напряжен до предела и пульсировал как бешеный. Мальчик уже ничего не соображал. Он только смотрел на маму с бабушкой и быстро дрочил.

Вскоре бабушка поднялась с колен, села на полку рядом с дочерью и наклонила ее голову к своей промежности.

«А теперь мамина очередь отдохнуть. Давай, сладкая моя, полижи у мамочки. Я вся мокрая. Лижи сильнее... М-м-м... Я так люблю, когда ты засасываешь мою пизду в свой маленький ротик... А-а-ах, о-о-о... Вот так, вот так доченька... Да, да, трахни меня своим язычком... Быстрее, быстрее...» Катя спустилась с полки и встала перед матерью на колени. Ноги ее были широко разведены. Правой рукой она мяла мамины сиськи, а левой быстро терла свой клитор. Рот ее при этом ни на секунду не отрывался от маминой промежности. Елизавета Сергеевна стонала все громче и громче. Вскоре все ее тело задрожало, глаза закрылись. Антон ...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх