Не путевые заметки

Страница: 1 из 2

Я встретил его в одном из гей баров Стокгольма, в знаменитом среди туристов районе «Гамле Стан». Это тихая и уютная часть города с огромным количеством маленьких узких улочек, пробегающих между старыми величиственными домами прошлого века, и сплетающимися в лабиринт. Здесь рассположено бесчисленное множество сувенирных лавок, маленьких ресторанчиков и уютных баров с томной, располагающей к общению атмосферой.

Я сидел практически за самым дальним столиком, пил кофе и не спеша наблюдал за публикой. Как правило, в основном это были мужчины. Возрастная группа колебалась, на мой взгляд, где-то между 20 и 35. Практически все были достотаточно подтянуты, и, как я успел заметить, с весьма привлекательными фигурами, о чем можно было судить по рельефу тел, четко просматривающимся под легкими футболками. От такого количества широких плеч и упругих поп я чувствовал легкое напряжение в моих плавках. Мне было очень приятно отметить, что среди мужчин, находящихся в баре, не было ни одного, так сказать «женоподобного». Мне самому 26 лет, я выгляжу достаточно мужественно и слежу за своей фигурой. Это и служит причиной тому, что по мне практически не возможно определить мой интерес к крепким, хорошо сложенным мужчиным. Так вот... часть из них сидела за такими же как я столиками о чем-то оживленно болтая. Как я заметил, те, что сидели в кампаниях — были, очевидно, постоянными посетителями. Часть парней, находящихся у стойки бара, как мне показалось — не являлись завсегдотаями, и зашли сюда, скорее всего, чтобы познакомится и позже, если до этого дойдет, то провести совместно ночь в бесстадных и откровенных ласках.

Я, откровенно признаясь, испытывал абсолютно те же намерения. Я находился в Стокгольме в своей очередной и затянувшейся уже на месяц командировке. Так что приятная компания мужчины в конце рабочего дня — это было как раз то, что мне нужно.

Здесь, находясь достаточно далеко от дома, и где меня практически никто не знал, я спокойно, без опасности быть замеченным, мог рассматривать мужчин. На меня это действовало даже крайне возбуждающе, когда какой-нибудь парень ловил мой взгляд на ширинке своих джинс.

Мой взгляд остановился на молодом человеке, сидящем за стойкой бара. На вид ему было лет 28, короткие темные волосы, мужественное лицо и выразительные губы. Одет он был в светлую футболку и темные джинсы с широким кожанным ремнем. Я был уже достаточно возбужден, рассматривая проходящих мимо моего столика особей мужского пола — я физически ощущал в своих брюках, как увеличился мой член.

Под предлогом заказать себе дринк, направиля я к стойке бара. Отановившись рядом с этим молодым человеком, я приветливо ему улубнулся и поздаровался на шведском. Он кивнул в ответ головой и ответил на английском, что он, к сожалению, не понимает по-шведски. Я тут же перешел на английский и продолжил беседу.

Как выяснилоь, зовут его Роберт и он и Стокгольме буквально на неколько дней. Он оказался английским офицером, приехавшим в Швецию на конференцию. Роберт был очень приятен в общении. Как он мне позже признался — он был крайне рад, что я с ним заговорил, т. к. оновная публика говорила по-шведски и он чувствовал себя немного отчужденно.

Я пригласил Роберта за свой столик, мы заказали еще по дринку и продолжили беседу. Мне было очень приятно ощущать на себе теплый взгляд практически не знакомого мне мужчины. Как выяснилось, между нами было дотаточно много общего. Он, так же как и я, был «скрытым» геем, т. е. в его ближайшем окружении никто даже и не догадывался о его слабости к мужским ласкам. К тому же это могло бы сильно повредить его карьере в вооруженных силах Великобритании. Как известно — англичане ужасно консервативны.

Наша беседа продолжалась дотаточно долго. Я, в какой-то степени чувствовал себя немного не ловко, т. к. еще не разу не знакомился так открыто в баре с мужчиной. Роберт признался мне, что я ему нравлюсь и что я первый руский парень, с кем он общается. Такое признание развеяло все мои сомнения, и я наконец-то придвинулся ближе к нему и слегка приобнял, нежно поглаживая его по спине. О, как это приятно ощущать сильное тело мужчины под тонкой тканью футволки! Роберт ответил мне тем же — он положил свою руку мне на брюки и стал нежно ласкать, поднимаясь все выше. Он смог свободно ощупывать мои яйца под тонкой тканью классических брюк в полумраке бара. Было безумно приятно ощущать его сильные пальцы, играющие с моей машонкой. Все это было практически не заметно для окружающих, т. к. в другой руке он дежал сигарету, глубоко затягиваясь гутым дымом. Я мотрел на его рот, рисуя в своем воображении, как его красивые губы ласкают мой член. Я продолжал лакать его спину, продвигаясь к его теплой, слегка влажной подмышке. Другая моя рука, утопив сигарету в пепельнице, начала изучать переднюю часть его торса. Так как мы до сих пор находились в баре, я, трогая его упругую грудь через футболку, начал опускаться ниже к его прессу. По вибрациям мышц его живота было заметно, как участилось его дахание. Роберт, легко справившись с молнией на моих брюках, начал слегка подрачивать мой, мокрый от возбуждения, член. Мне безумно хотелось потрогать его dick. Я, вытащил его футболку из джинс, расстегнул ремень и легко справившись с ширинкой, достаточно грубо взял его за горячий, пулсирующий член. Роберт, вздрогнув, слегка застонал. Я всегда наслождался грубоватым стоном мужчины, причиняя ему легкую приятную боль. Ощупав пальцами крупную головку члена Роберта, я продолжил изучение его органа дальше, продвигаясь ниже по пульсирующему стволу к его яичкам. К этому времениРоберт, собрав рукой влагу с головки моего члена, принялся нежно ласкать мышцы моего пресса. Мы оба были достаточро сильно возбуждены и могли бы потратить огромное время на изучение физиологических особенностей друг друга! Тогда я, держа Роберта за яички, посмотрел на его мужественное лицо и поцеловал в губы. Роберт слегка ущепнул меня за задницу. Я прошептал ему на ухо о том, как я его хочу и что мы могли-бы найти более укромное место для наших ласк. Он мне улубнулся и кивнул. Прежде, чем встать из-за столика, мы долго застегтвали свои брюки, смеясь и обсуждая, на что мы оба только-что были способны.

Выйдя на улицу, и осмотревшись по сторонам, мы должны были быть достаточно осторожны, т. к. несмотря на то, что Швеция, да и сам Стокгольм, миролюбиво относятся к двум мужчинам, идущим за руку по улице, мы оба прекрасно понимали, что теплая и ни к чему не обязывающая обстановка гей бара осталась позади.

Я наивно предполагал, что в ночном Стокгольме легко найти укромное местечко где два парня смогли бы уединится в двоем, спрятавшись от глаз кругом снующих туристов, жаждущих испытать все прелести ночной жизни столицы Швеции. В отель нам ехать не хотелось, т. к. теплая весенняя ночь располагала к прогулке. Идя по узким улочкам «Гамле Стана» — старого города, я наслаждался настоящим английслим акцентом Роберта. Он был натоящим веселым парнем. Роберт рассказывал мне своей жизни в английской армии, о том, как он совмешал свое увлечение мужчинами со своей карьерой офицера. Мне было очень приятно ощущать идущего рядом со мной стройного и очень сексуального мужчины. Я, в свою очередь, рассказывал Роберту о своем бизнесе в Стокгольме. Он был приятно удивлен широтой русской души.

Иногда, когда нам все таки удавалось оторваться от небольших кучек туристов, плавно перетекающих из одного злачного заведения в другое, я трогал Роберта за его упругий зад. При этом он, как-то по мальчишески, оборачивался, еще раз проверяя, не идет ли кто за нами. Мы тщетно обыскивали глазами всевозможные закутки улочек, где смогли бы уединится. Переодически Роберт останавливался и трогал меня за член сквозь брюки.

Наконец мы обнаружили небольшой уютный сквер, принадлежащий какому-то старому дому. Было достаточно темно, и в глубине этого маленького парка, тускло освещенного одним единственным фонарем, виднелась маленькая беседка,...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх