Райские наслаждения

Часть 1. Знакомство

Мы познакомились, как обычно у меня бывает, через интернет. Старше меня на год, замужняя. Она была в сарафанчике, кои меня всегда возбуждали. Не прошло и получаса, как я пригласил ее к себе домой и получил ответ — «да». Назначайте свидания неподалеку от своего логова, скажу я вам!

По пришествии, времени я зря не терял. Стоило ей повернуться ко мне спиной, как я нежно обнял ее сзади за плечи, мои руки скользнули вниз. Спина, талия, наружная сторона бедер, кисти рук. В то же время мое лицо приблизилось к ее затылку, чтобы она ощутила мое дыхание. Затем шея и плечи. Затем поцелуи.

Вскоре она уже сидела на моей кровати — еще не готовая, но уже жаждущая секса. Я же гладил ее бедра, едва касаясь их поверхности кончиками пальцев. Мои руки постепенно перешли на внутреннюю поверхность бедер, затем начали подниматься все выше и выше. Вскоре они как бы невзначай касались трусиков в ее самом сокровенном месте. Потом, глядя на свое отражение в ее глазах, я положил руку ей на лобок. Она была уже готова. Нет, подруга. Тебе еще рано...

Я обнял ее, расстегнул молнию на сарафане. И понял, что до спины мне все равно не добраться. Придется помочь ей стянуть его через голову. И вот я уже сидел к ней лицом, гладил ей спинку, сливаясь с ней в поцелуе. Скоро мои руки отправились на поиски замка бюстгальтера. Я уложил свою девочку на кровать, поцеловал, держа в правой руке грудь с большим соском, после чего встал и снял с себя всю одежду. Впрочем, ее трусики просуществовали немногим дольше.

Мы лежали на боку, слившись в поцелуе. Мои руки гуляли по всему ее телу, наслаждаясь свободой и безнаказанностью. То зарываясь в ее густые волосы, то спускаясь вниз по спине, заставляя ее выгибаться. То обхватывая ее большую круглую попку, спускались по толстенькой ляжке, возвращаясь обратно, нащупывая Большой каньон половинок ее попы и Марианскую впадину ее уже текущей пизды.

Ее руки какое то время гуляли по моему телу, но вскоре сосредоточились на моем члене, который уже давно торчал параллельно кровати, готовый взорваться изнутри под напором моего естества. Она начала ласкать его без всякой ложной скромности, присущей малолетним блядинкам.

Я перевернул ее на спину и стал целовать ее тело, спускаясь все ниже. Шею, лаская руками ее запрокинутую голову, ее грудь с большими и твердыми сосками, живот и, наконец, приближаюсь к нашей заветной цели — ее истекающей соками подружке. Даю ей ощутить свое дыхание, одновременно горячее и такое освежающее, как морской бриз. Спускаюсь ниже к ее бедрам, впрочем, совсем ненадолго. Теперь она готова.

Я вдыхаю ее аромат и погружаюсь лицом в заманчивую расщелину. Уж что-что, а лизать я умею. К тому же мышцы языка у меня очень развиты — не всякая женщина сможет затолкать его мне обратно в рот даже пальцем — что уж тут говорить о нежном девичьем язычке. Так что вскоре она уже извивалась от моих ласк, тогда как я то погружал его в нее, лаская вход, то поднимался выше к клитору, поддевая его кончиком языка снизу, то сосредотачивался на самом верху, там, где его покрывает кожаный капюшон. Наши соки смешались, и я уже не знал, где мои, а где ее. Я чувствовал каждую ее клеточку. Ведь секрет секса не в том, чтобы знать, что и куда вставить. Надо чувствовать партнера, чувствовать, как себя. Через какое то время я понял, что она хочет кончить, и сосредоточился на ее клиторе. Я чувствовал приближение ее оргазма, и работал языком быстро и настойчиво. То поддевая клитор снизу, то теребя его языком влево-вправо. Оргазм недолго прятался от нас — затрясшись и, охнув, она села, упершись одной рукой в кровать, другой — отталкивая мою голову.

Я поцеловал ее долгим поцелуем, дав ей попробовать самою себя. После чего дал ей десяток секунд отдыха, как раз то время, которое нужно для того, чтобы одеть презерватив. Ритуально смочив головку члена слюной, я опустился между ее уже раздвинутых ножек и медленно вошел в ее и без того истекающую любовным соком дырочку. После этого, удобно устроившись, я впился в ее губы поцелуем. Я не знаю, сколько это продолжалось. Знаю, что долго. И вот ее ножки уже висят в воздухе разведенными до предела, ее попка приподнята. Она подставляет свою нежную, истерзанную языком и членом писю под мои удары, и начинает стонать. Я бью ее все сильнее, жестче, глубже. Мы все ускоряем темп, я уже не могу целовать ее — она мотает головой из стороны в сторону, хватает подушку и зажимает ее между зубов. Но все равно не может сдержать своих криков и бурно кончает. Занавес.

Сила удовольствия зависит от того, насколько ты можешь его продлить. Я какое то время целую ее: губы, лицо, пока ее взгляд не становится осмысленным и я не понимаю, что она благодарна мне за тот вечер, который мы подарили друг другу, и что она теперь уже не будет испытывать ни капли сожаления о содеянном. А ведь еще три дня назад мы даже не знали о существовании друг друга.

Я ложусь на спину, но она садится сверху с неохотой — слишком устала от предыдущих двух оргазмов. Не бойся, рыбка, я не заставлю тебя скакать самой. Я укладываю ее на себя сверху, она упирается локтями в кровать, ее влагалище обхватывает мой член, и я начинаю двигаться. Теперь мои руки совершенно свободны, и я могу теперь беспрепятственно ласкать ее спину, ее грудь. Это задумывалось как медленный и нежный секс, но надолго ее так не хватает. В следующий раз, может быть (и будет!), а сейчас, крутя бедрами, она начинает своей попкой требовать большего. Я обхватываю ее грудь, сжимаю ее соски, и мы начинаем нашу последнюю скачку. Я мну ее груди, хватаю ртом соски, покусываю их по очереди и одновременно. Она начинает кончать, и кончает так, будто бы это последний оргазм в ее жизни. Она впивается в лежащую у меня под головой подушку и я, наконец, не выдерживаю. Меня настигает оргазм невообразимой силы, пришедшийся на самое окончание ее безумства. Я начинаю немилосердно буравить ее членом, пытаясь проникнуть как можно глубже. Хватаю ее за попку и втыкаю свой извергающий семя член, начинаю рычать как дикий зверь и кончаю, кончаю, кончаю...

Потом мы лежим под одеялом и гладим друг друга. Я оглаживаю ее спинку и бока, ее попку, чувствую ее невообразимый жар. На какой то миг в этой жизни мы вместе и счастливы, удивляясь, где же мы были раньше?

Часть 2. Двустволка на двоих

Я тогда еще не знал, что это будет наше последнее свидание. Впрочем, наверное, так оно и должно было быть. Это был пик нашего сексуального безумия. Вряд ли могло быть что то лучше того раза. Апофеоз отношений. И если бы я знал, я, наверное, сделал все также.

Мы были вместе, занимались любовью. Это был медленный и нежный секс. Я входил, ловя ее дыхание своим ртом. Чувствовал своим членом каждую складочку ее влагалища, чувствовал, как мой член упирается ей в матку. Но ей этого было уже мало:

 — Ругай меня, милый! — Тебе нравится, как мой хуй входит в тебя, блядь? Как он разрывает твою пизду? — и я наношу сильный удар членом в ее внутренности. Она охает. — Ты сука! — еще удар. Теперь я говорю ритмично, с расстановкой, и на каждый мой удар она отвечает стоном. — Блядь с раздолбанной пиздищей! Давалка! Пизда драная! Я разъебу тебя всю! — Еще, еще! Я блядь! Еби меня! Сделай мне больно! — Сука!

Теперь я деру ее на полную катушку. Я закидываю ее ноги себе на плечи и продолжаю ебать несмотря на ее крики. Ей больно, член жестко бьет ей прямо в матку. Но разве не этого она хотела? Вскоре я чувствую, что она притерпелась и уже не испытывает неудобств. А еще говорят, что длина не имеет значение! Будь во мне еще пара сантиметров, вообще порвал бы ее к хуям!

Теперь я чувствую, что уже мало мне. Я выхожу из нее, беру баллон с любрикантом, смазываю член, задираю ее ноги повыше, чтобы получить доступ к попочке и, стараясь сохранить баланс между необходимой нежностью и наигранной грубостью, беру ее. Она охает, и я начинаю сначала довольно медленно, а затем в быстром темпе брать ее в зад. Она хватается рукой за свою истекающую соком пизду и начинает натирать себе клитор. Мало!

 — Лежи здесь, блядь!

Я встаю и достаю из закромов Родины искусственный член для анального секса. Ставлю свою девочку на четвереньки, смазываю искусственный фаллос любрикантом и вхожу в нее. Затем, выкинув презерватив, надеваю новый, вхожу в ее бедную растерзанную писю. Она сразу же становится узенькой из-за толстого гелевого насильника в ее попке, будто бы и не было нескольких часов сексуального безумства.

Каждым ударом я низом живота касаюсь торчащего фаллоса, вгоняя его еще глубже ей в попку, я деру ее неистово, рву на части. Она повизгивает при каждом ударе, как бы прося еще и еще. И впивается зубами в одеяло.

 — Кончай, сука, блядина! Пизда драная! Я ее ебу, а она кончает! Вот ведь блядь! Откуда берутся такие бляди? Твоя мама знает, какая ты блядь? Ты ей рассказывала, что ее маленькую девочку ебут в обе дырки? Что ее раздирают на части все, кто захотят? Ты блядь! Пизда!

И она кончает. Кричит в голос, потому что закусанное одеяло уже давно потеряно в порыве страсти. Сжимает ляжки, ее влагалище пульсирует, обхватывая мой член. Ее попка выталкивает искусственный фаллос. Она выпрямляет ножки и соскальзывает на кровать, утыкаясь лицом в подушки. А я ложусь рядом и нежно обнимаю ее сзади.

 — Девочка моя. Моя ненаглядная девочка. Бедняжка. Совсем я тебя заебал...

И я целую ее в шею, нежно покусываю за мочку ушка. Зарываюсь в ее волосы, глажу ее спинку, ее бока, ноги. Потом она поворачивается ко мне, целует меня в губы и кладет голову мне на грудь. А я глажу ее головку и спинку, нежным голосом приговаривая всякую романтическую чушь. Именно то, что нам обоим сейчас так надо.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

1 комментарий
  • Anonymous
    Anna (гость)
    8 октября 2015 23:04

    Очень понравилось) Спасибо

    Ответить

    • Рейтинг: 0

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх