Старинная история

Страница: 3 из 3

собой мокрые, белесые, следы на полу.

Мы вошли в зал для омовений. Я встал в бассейн и приказал ей встать на колени и омыть меня. Взяв губку она начала тереть ноги, ведя себя как-то отрешенно, на лице светился пунцовый румянец, ее заплаканные глаза прятались от моего взгляда. Взяв ее за подбородок, я смотрел ей в глаза, выражающие опустошенность, мольбу, страдание и покорность. Это мне понравилось, давно хотелось увидеть ее именно такой.

Я настойчиво прижал ее лицо в члену.

«Почисти мое орудие, взявшее только что одну твою крепость штурмом. Уважь победителя» В ее глазах вспыхнул страх и уши покраснели.

Поймав губами мой, уже вставший орган, она аккуратно стала заглатывать его в свой ротик. В этот момент она была похожа на зверя, осторожно заглатывающего ядовитую змею. Щеки ее смешно увеличились, рот округлился, подбородок выдвинулся, а глаза зажмурились. Постепенно она поглотила его целиком и ее губы коснулись яичек. Мой член почувствовал влажную и теплую поверхность ее рта, шершавый язычок приятно щекотал чувствительную головку. «Теперь СОСИ и помогай руками»

Су с усилием сделала сосательное движение, еще, и еще. «Соси сильнее, и работай головой туда сюда». Приятное тепло разлилось по телу. Взявшись за ее волосы я удерживл ее голову на месте, а сам сильно толчками двигал членом внутри ее влажной поверхности. «Давай, давай, соси не останавливайся!!!» — возбужденно кричал я. нанизывая ее голову на свой член. Она давилась и чмокала губами. Еще несколько сильных толчков, и больше несдерживаемый поток спермы брызнул ей внутрь. Я забился в оргазме, краем сознания слыша, как она хрипела и мычала, но не останавливаясь продолжал трахать ее в рот, пока последняя волна спермы не вышла. Ей ни что не оставалось делать, как глотать семя чтобы не захлебнутся. Когда я вышел из нее, часть спермы вылилась изо рта, стекая по подбородку и капая на грудь.

«Все, на сегодня ты свободна. Готовься к завтрашней церемонии твоей торжественной дефлорации».

Я распорядился, чтобы Су привели в порядок перед завтрашней церемонией, а сам весь вечер составлял план церемонии по лишению невинности. Затем отдал план поручения управляющему и удовлетворенно лег спать.

Всю ночь в мастерских усадьбы кипела работа, ведь церемония должна состоятся с восходом солнца...

Конец первой части

Часть 2

Церемония начинается.

Проснулся я как раз незадолго до начала церемонии. Предвкушая великолепное зрелище, быстро встал, оделся в нужную для церемонии одежду, заботливо приготовленную слугами. На мне была золотая тога, на которой была вышита сцена, где черный сатир насиловал белую нимфу, кожаные сандалии. На лицо я надел золотую маску изображающую Зевса, с прорезями для глаз и рта. И вышел во двор...

Во дворе все было уже готово к церемонии, рабы работали всю ночь. В центре был сооружен красивый помост. выстланный мягкими, белыми перьями. На помосте стояло изящное кресло для лишения девственности, придуманное и нарисованное мной самолично. Это было ложе, из дорогого красного дерева, длиной в половину человеческого роста, выгнутое по форме женского тела, так, что чуть приподнятый таз девушки оказывался у самого края ложа,, так же здесь было специальное углубление под попу, чуть выше шли бедра, потом грудь, а затем ложе опять опускалось вниз как раз там, где должна была находится голова жертвы.

В том месте где начиналось само ложе, к нему, на регулируемых по высоте балках, широко разведенных в стороны, были прикреплены своего рода подлокотники. Только в отличие от обычных, эти были внутри с углублениями необходимыми чтобы держать ноги в полностью раскрытой позе, открывая свободный доступ между ног жертвы. В нужных местах были вделаны ремни, чтобы прочно фиксировать тело.

Я остался доволен проделанной работой. Хлопнул в ладони, тем самым давая знак к началу церемонии. Рабыни ввели Су во двор держа ее за руки...

Она была восхитительна. На ней была ослепительно белая туника, концы туники чуть-чуть не доставали до ее загорелых колен. На икрах красовался игривый цветочек. Голова была украшена венком из полевых цветов, а в волосы были вплетены фиалки. На шее висел бронзовый ошейник с моими инициалами и отверстиями для закрепления головы на ложе. Она шла медленно и обреченно, мягко ступая по камням своими босыми ножками. Вся такая чистенькая, гладенькая, пахнущая благовониями. Взгляд ее был потуплен и сама она выглядела испуганной и подавленной. Мне сразу захотелось повалить ее на землю, сорвать с нее всю одежду и изнасиловать, но я сдержался... чтобы получить большее.

Тем временем процессия поднялась по лестнице на помост и остановилась ожидая сигнала, не сильный морской ветер колыхал одежду, вокруг воцарилась тишина... Я кивнул и рабыни медленно расцепили ее тунику. И та медленно и грациозно заструилась к ее ногам. Юное тело обнажилось, показывая округлости ее бедер, обводы талии, идеальную фигуру, глянцевую смуглую кожу, гладко выбритую нежную шею с ошейником и шикарную, упругую задницу. На спину был нанесен красивый тончайший рисунок, сделанный черными красками по голому телу, в виде переплетенных цветов, распускавшихся на лопатках, струящийся вдоль позвоночника и скрывающийся между ее ягодицами. Мне захотелось отстегать эту непослушную попу еще раз.

Я дал знак и рабыни развернули Су ко мне лицом. Она выглядела как настоящая, совсем юная девственница, если конечно не вспоминать всего вчерашнего и всего того что она вытворяла со мной раньше.

Ее девичья прекрасная грудь была открыта, и на ней красовался потрясающий узор в виде змей обвивающих собой подкрашенные соски. Между ног, ее девственное лоно прикрывала декоративная юбочка, из белых перьев, колышущихся на ветру.

Пока я любовался ее телом, рабыни завязали глаза, белой материей, сняли венок и аккуратно положили ее на ложе, ноги ее были еще на земле, а тело, уже лежало на ложе.

Ложе было сделано безупречно, и тело идеально легло на него.

Я взошел на помост и дал знак. Слуги, широко развели ноги Су, в стороны и положили на подлокотники, и закреплять тело кожаными ремнями. Когда ее тело было крепко привязано к ложу, я подошел к ней вплотную, встав между ног. Наклонился и руками игриво потеребил груди, покрутил соски, нежно погладил живот еще моей юной девственницы.

Взявшись за пояс юбки, посмаковав, с силой рванул ее на себя, так что юбочные перья полетели во все стороны, открывая ее поросших волосами лобок. Я дружеский похлопал по лобку. Взяв принесенный острый нож, осторожными движениями сбрил ей волосы с лобка, аккуратно обходя ее нежные розовые губки прикрывающие ее лоно. Мне принесли две чаши, одна золотая, ее я вставил в специально сделанное углубление, прямо под ее входом, это для девственной крови. Вторая, с маслом и толстой кисточкой, широкими мазками я смазал ее верхний и нижний входы. Затем приподнял свою тунику, и извлек член, уже находящийся в полной боевой готовности, одна из рабынь встав на колени тщательно смазал его тем же маслом и аккуратно направила в девственное лоно...

Дефлорация

Моя головка уткнулась в ее внешние, розовые, губки, лоснящиеся от масла, они приоткрылись и не встречая сопротивления головка скользнула дальше, перевшись девственную плеву.

«Я лишаю свою рабыню девственности». — громко и торжественно произнес я.

Су вздрогнула, напряглась, и часто задышала, груди стали часто подыматься, тело била небольшая дрожь, щеки пылали румянцем, уши покраснели, было видно, что она зажмурилась и прикусила губы, путы мешали ей отвернутся или пошевелится. Она ожидала страшного, но неминуемого продолжения...

Я качнул бедрами, и с победным рыком, со всей дури, ввел в ее плоть член, прорывая последнюю, упругую оборону. Член вошел по самый корень, хлестко ударив ее по попе яйцами. Тут же, из влагалища моей рабыни хлынула кровь, вперемешку с маслом, заполняя золотой сосуд. Она кричала во всю мочь, ее тело выгнулось а кожаные ремни затрещали. Я продолжал с силой входить в нее, каждый раз прорываясь все глубже и глубже, пытаясь достать до самой матки. Выходил я почти до самой головки, и ее половые губ приятно поглаживали мой член, а затем резко шел в атаку. При каждом введении, ее тело содрогалось от боли, а грудь колыхалась. Мой смазанный член хорошо двигался в ее узком отверстии, которое судорожно сжималось, от чего мне становилось еще приятней. Постепенно там становилось все свободней и свободней. Видать сучка, сама не зная, начала течь. Она уже не кричала и не напрягалась, а только вздрагивала и морщилась при каждом входе.

Ее разработанное и хлюпающее лоно перестало меня удовлетворять, и я решил увеличить удовольствие, я вынув член из влагалища и вытерев его об ее белоснежную тунику, которая тут же окрасилась в красный цвет, приказал слугам пошире развести ее ноги, так чтобы повыше приподнять попу.

Сам, взяв приготовленный для скорейшего заживления серебряную фигурку в виде фаллоса. Фигурка была тяжелой, длинной, с рукояткой как у римского меча, бока не гладкие, а с засечками чтобы трудно было вытащить обратно. Я вставил его во влагалище и вогнал по самую рукоять. Наверное он дошел до матки, так как Су пронзительно закричал и задергала тазом.

Раздвинул ее упругие ягодицы, ее задний вход был красноват, помня еще свой вчерашний аванс, поднес член к заднему проходу, и толчком вошел внутрь.

Тут было поуже чем влагалище, и я вновь начал движение в ее узкой плоти. Оргазм приближался с ужасающей быстротой. Потеряв голову я долбил членом все сильнее и сильнее. Вырвав серебряный член из ее влагалища, я начал попеременно входить в обе дырки, пока очередной раз выйдя из ее живой плоти не взорвался от нахлынувшего оргазма, сперма била фонтаном во все стороны. Я изнеможенно упал на теплое тело, и ткнулся лицом в грудь.

Когда очнулся, то первое что я почувствовал, что лежу на чем-то живом и теплом. Приподнявшись я обнаружил что лежу на своей, только что лишенной невинности рабыне. Ее грудь спокойно поднималась и опускалась, она спала... Я встал с нее, солнце во всю светило, все слуги разошлись и мы были одни. На ее теле и лице виднелись подсохшие капли спермы, между ног подтеки крови, чуть бледноватая кожа от кровопотери. Сев рядом у ее головы, я стащил повязку с глаз, наклонившись, слизнул остатки спермы с ее губ, затем крепко поцеловал их. Ее покрасневшие глаза приоткрылись, еще не отошедшая ото сна, она удивленно и испуганно глядела на меня. Я прошептал — «Добро пожаловать в мир страсти и разврата»

Вызвав слуг, я приказал отвязать и привести в порядок, а ночью прислать ко мне в спальню...

КОНЕЦ

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх