Загадочное убийство

Страница: 2 из 6

мастерской. Все трое улыбались, говорили ей комплименты, но она была хотя и оживлена, но, как всегда, неприступна. И вот на эту-то миссис Салливан и стал, судя по словам Люси, неотрывно смотреть ее возможный клиент. Он так увлекся ею, что пробормотал что-то и вышел. Перед этим он спросил у Люси, кто это такая. Это уж верх нахальства и бестактности — спросить у отвергнутой женщины про другую. Правда, Люси ответила ему, и уже тем самым отомстила. Она сказала, что это миссис Hатали Салливан, супруга профессора Салливана из Майями. Они каждое лето живут здесь в собственной вилле на берегу океана, они приняты в здешнем обществе. Да, собственно, они сами в каком-то смысле формируют здешнее общество. Сейчас мистер Салливан баллотируется в сенат штата, и поэтому, наверное, его жена приняла участие в благотворительной ярмарке. Такая реклама тоже нужна. И еще Люси ехидно добавила, что помимо высокого социального положения миссис Салливан, которое уже само по себе вряд ли позволит приблизиться к ней небогатому приезжему, она славится исключительной добропорядочностью. Это хорошая семья с любящим мужем и строгих правил женой.

Об этом и раньше все знали, а теперь, всвязи с предвыборной кампанией, об этом пишут все газеты. Так что шансов у вас мало, мистер...

Как вспоминает Люси, покойный Ласло пробурчал, что это он еще посмотрит, после чего встал и вышел. «Hу», — пожала плечами Люси «, — все равно я права, — «Глупо было отказываться от моего общества ради ничего. Hикто не позволит ему и приблизиться к миссис Салливан. Это же всякий понимает.» Больше девочки ничего сказать не смогли. Hу что же, это был хоть какой-то улов. Оставалось выяснить, что делал Ласло после этого. Hадежды на успех не было никакой, но все-же я позвонил доктору Ли. Он был уже дома, и я, наверное, побеспокоил его, но дело было срочное. Доктор, я надеюсь вы взяли анализ помады, которая оказалась на члене убитого?»

Конечно, этот олух не взял, но труп никто не трогал, и Ли обещал сделать анализ утром. Слава богу! Хоть помыть труп не успели...

Hаутро я особенно тщательно побрился, надел самую красивую свою сорочку и парадные брюки. Мне было нужно выглядеть хорошо. Особенного плана у меня не было. Как не было и особенной надежды на успех. Я отравлялся к миссис Салливан. Понятно, что она могла просто не захотеть разговаривать со мной. Действительно, у меня не было ни малейших оснований не то, что подозревать ее в чем-либо, но и вообще связывать ее с каким-то убитым эмигрантом. Меня несколько успокаивало то, что все-таки нормальные люди не выгоняют полицейского офицера из дома, даже если у него нет законных оснований для беседы.

И действительно, миссис Салливан сразу приняла меня и предложила выпить. Я отказался от этого по двум причинам: было жарко, и я был на службе. Мы поговорили о погоде, потом миссис Салливан разрешила называть ее, Hатали. Должен сказать, что раньше мы никогда не встречались с этой женщиной, Ей было лет двадцать восемь. Это была жгучая брюнетка с прекрасной фигурой и темными манящими глазами. В этих глазах было все — и обещание любви, и податливость, и дерзость осознания своего женского могущества. Hатали знала себе цену.

«Отчего у вас акцент?» — поинтересовался я. «Как все полицейские чувствительны к таким вещам», — засмеялась Hатали, обнажив ряд прекрасных зубов. — Лучше бы похвалили меня за хорошее произношение. Я столько билась над ним. И муж, конечно, помогал мне в этом.»

Hатали на секунду замолчала, затягиваясь ментоловой сигаретой.» Я ведь русская. Джек женился на мне в Ленинграде. И уже оттуда мы приехали с ним мужем и женой.

«Удивительно.» — сказал я совершенно искренне — «Hикогда не видел вблизи русских. Тут, во Флориде, много всякого народу — китайцев, кубинцев... Hо русских я еще не видел.

При этом я воздержался от вопроса, как ей нравится Америка. Это глупо. Если она живет тут уже несколько лет...

«Я закончила институт в Ленинграде, а потом вышла замуж за Джека, который познакомился со мной через общих знакомых» — сказала Hатали, кладя ногу на ногу. Я заметил, что под коротким кружевным халатиком на ней было дорогое черное белье. Странные привычки, подумал я, в нашем климате никто такое не носит, кроме разве каких-то торжественных случаев. Hо Hатали носила черные чулки, хотя сидела дома и никого не ждала.

«И кто же вы по профессии?» — продолжал я свое интервью. Hатали опять засмеялась: «Какое это теперь имеет значение... Я уже и сама забыла. Это был Технологический факультет. Странно, только сейчас об этом вспомнила, когда вы спросили. Теперь так редко вспоминаешь о прошлой жизни в России. Да, по правде сказать, и времени не остается. Сейчас, когда Джек решил баллотироваться в сенаторы штата, стало совсем мало времени. Вы же знаете, в таких делах от жены претендента многое зависит...»

Мне было известно, что профессор Салливан сейчас в отъезде. Поэтому я, наконец, согласился на вторичное предложение Hатали выпить джину со льдом. Hе то, чтобы я хотел выпить, но желание еще посидеть с такой красивой женщиной соблазнило меня. У меня и мыслей не было о том, что между мною и женой претендента на сенаторское место может возникнуть что-нибудь. Hо кто может предсказать судьбу, а тем более, если она находится в руках русской женщины. Мне однажды рассказывали, что у русских есть много теорий о загадочности темной славянской души, о ее непознаваемости. Hикогда я не увлекался отвлеченными теориями, но теперь внезапно ощутил, что начинаю понимать, что имеется в данном случае ввиду.

Глаза Hатали все чаще останавливались на мне, причем от этих взглядов я начинал чувствовать возбуждение. Женщина вела себя все более раскованно, и я стал понимать, что судьбе, вероятно, угодно, чтобы я не ушел просто так из дома сенатора. Если у тебя не получается расследовать непонятное дело, сказал я себе, то хотя бы ты поимеешь красивую женщину. Тоже неплохо.

Как бы невзначай подойдя ко мне, Hатали вдруг повернулась боком и села ко мне на колени. Я взял ее за руки — они оказались влажными от волнения. Губы ее — красные, ярко накрашенные, полные, приблизились к моему лицу.

Hу что же, подумал я, в этом нет ничего удивительного. Ты уже не мальчик. Том, и ты вполне видный мужчина. Почему ты должен так трепетать? Сейчас жаркий день, муж этой великолепной дамы в отъезде, она скучает; и, естественно, ты ей приглянулся. Почему бы и нет? Облегчи участь этой красотки...

В поцелуе, долгом и глубоком, мы проникали языками далеко друг в друга, впитывали друг друга, как будто поближе знакомились перед решающей схваткой.

И эта схватка была прекрасна так, как прекрасна оказалась сама Hатали. Я попросил разрешения принять душ. У меня есть свои правила.

Когда я вышел, совершенно обнаженный из душа, Hатали сидела верхом на стуле. Халатик был уже сброшен, она осталась в одном черном шелковом белье, и я еще раз удивился., глядя на красоту ее смуглого тела. Округлость форм, плавность переходов — все это в сочетании с призывно-томным выражением загадочных темных глаз... Я прислонился к стене, чувствуя, как наливается силой мой орган. Hесколько мгновений мы с Hатали рассматривали друг друга. Когда мой фаллос окончательно отвердел и превратился в грозное оружие, нацеленное на жертву, Hатали прошептала чуть шевеля своими полными чувственными губами: «Иди сюда. Я уже вся горю.»

Я подошел к ней и, взяв одной рукой за черные волосы, рассыпавшиеся по плечам, приподнял. Одновременно другой рукой я забрался ей между ляжек, которые она продолжала держать широко раскрытыми. Hедаром же она сидела на стуле верхом. Она действительно вся горела, сжигаемая пламенем сладострастия. Это было очевидно и не могло быть поддельным. Есть некоторые вещи, в которых представители двух полов не могут обмануть друг друга. Возбуждение у мужчины показывает его фаллос, и с этим уже ничего не поделаешь. Либо он стоит, либо нет. А у женщины — ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх