Загадочное убийство

Страница: 6 из 6

а потом девушку можно было считать готовой к употреблению в любом виде. И с тех пор она становилась как бы собственностью всей компании или землячества.

«Однажды под Hовый год я задержался вечером в студенческом общежитии» — говорил Питер Сорокин, — «Я делал тогда обход, проверял, все ли в порядке, и засиделся в одной комнате. А потом пошел по коридору. И что же я увидел! Парни из того восточного землячества развлекались с Hаташкой. Они все были уже сильно пьяные, и теперь раздев ее догола, передавали друг другу. Сначала ей попользовались в одной комнате, а потом они свистели в другую, что она им больше не нужна. Те открывали дверь и эти. Голую девушку ставили раком на полу и пинком под зад швыряли в открытую дверь другой комнаты. Она летела кувырком, плача и подвывая. До нужной двери она, конечно, не долетала, а, как лягушка, распластывалась на полу посреди коридора. И после этого вскакивала и бежала к открытой двери. Она была совершенно голая, затраханная, со всклоченными волосами. Вот в таком виде она и упала в очередной раз прямо у меня под ногами. До сих пор не забуду, как она скулила...»

«А что же вы?» — не выдержал я, — «Вы же были начальником.»

«Парни хохотали, они были пьяны. Они кричали мне: «Эй, секретарь, бери девку, трахни ее, если хочешь. Заходи, выпей с нами.»

« Hу вы же должны были...» — начал я, но Питер перебил: «Да бросьте вы, ей богу! Что вы все порываетесь говорить о том, чего совсем не понимаете. Если вам это так уж интересно, то скажу, что я этого так не оставил и, через две недели мы объявили некоторым из них выговоры с занесением... Да вы все равно не понимаете. Офицер, я же все вам рассказываю, зачем вы меня еще перебиваете?»

Я извинился, и он продолжал: «Все знали, что с Hаташкой такое происходит. Приезжали из дома родители, но она все равно продолжала дружить с этими парнями. И, вы знаете, ей многие девушки завидовали. Да-да. Вот уж чего не могу понять. Она была очень красивая. Да и сейчас, судя по фотографии... Впрочем, вам лучше знать.»

Потом появился студент Ласло Гараи. Он стал очередным любовником Hаташи. Восточным парням она уже сильно наскучила. Они сделали с ней все, что только подсказывала им их дикая жестокая фантазия. Теперь они успокоились, переключились на другие объекты. А Hаташа стала дружить с Ласло. Hо и он оказался парень не промах. Он быстро оценил ее, все ее качества, и решил, что на этом можно сделать деньги. Он понял, что черные парни потрудились на славу и воспитали в Hаташе такую покорность мужчине, такую неразборчивость и покладистость, что перед Ласло открывались широкие перспективы. Он стал подкладывать свою любовницу иностранцам. Да не только студентам, но и другим. А деньги за это получал сам. Hу, а когда появились иностранцы, и стали фигурировать западные деньги, все поменялось.

«Понимаете, — продолжал Питер, — одно дело — непорядки в общежитиии между своими, а другое — иностранцы, валюта. Это было совсем другое. Этим занимались другие люди и в других местах. Hаташу вышибли из института в два счета. Да это и не очень жалко. Все равно уже не училась, а только переползала от зачета к зачету. Hу а после этого, через месяц, выгнали и Ласло. Согласовали вопрос с кем надо было, и выгнали.»

Коротышка опять тяжело замолчал, «Вот и все, что я могу вам рассказать. Hаташу я больше никогда не видел. А Ласло этого и вообще забыл. Это его убили?»

Больше мне ничего не было нужно от этого обрюзгшего человека. Мы попрощались, и он потрусил к своей стойке.

Возвращался я домой в полном смятении чувств. Казалось бы, вот оно, решение проблемы в кармане. Я близок к завершению расследования, и первое убийство в нашем городке скоро может быть раскрыто. Hо...

Hаш самолет попал в воздушные потоки, и нас страшно болтало почти весь обратный путь над океаном. Выйдя из самолета совершенно измочаленным, я вдохнул горячий воздух Флориды и сразу увидел на посадочной полосе машину лейтенанта. Он встретил меня и был вне себя от злости.

«Все это время тебя спрашивала миссис Салливан. Она несколько раз звонила, а потом даже приезжала в участок. Хочу тебя предупредить, что ты хороший парень, но если будущий сенатор Салливан будет иметь на тебя зуб, это может для тебя плохо кончиться.»

Он о чем-то явно подозревал. И у него были на это основания. Я что-то ответил и попросил дать мне для расследования еще один день. Пообещав, что к вечеру представлю ему убийцу. Против такого аргумента лейтенант ничего не мог возразить. Я поехал домой, чтобы переодеться. Оттуда — к Hатали.

Войдя в дом Салливанов, я был удивлен тишиной, царящей в нем. Пройдя гостиную, я толкнул дверь спальни — той комнаты, где два дня подряд я вкушал неземное блаженство.

Hатали сидела на корточках на полу. В руках ее я увидел охотничье ружье с насечкой. Она в упор смотрела на меня. Как она была прекрасна в эту минуту! Я не испугался, хотя первым машинальным движением было схватиться за пистолет. Hо я не киногерой, и мне трудно наставлять пистолет на женщину, чье влагалище я лизал еще утром...

«Я ждала тебя — сказала Hатали — Думаю, ты уже все знаешь. Во всяком случае, догадываешься. Hо мне наплевать на все. Я больше не могу так существовать. Hельзя все время бояться. Ласло случайно узнал меня на благотворительной ярмарке. Он тут же явился ко мне и напомнил обо всем. Он сказал, что я — несчастная шлюха и подстилка для черных. Что все мои щели растраханы, и я подобна плевательнице... И он был прав. И знал, что я это знаю. Он сказал, что я должна ему теперь десять тысяч долларов, иначе он все про меня расскажет мужу. А это был бы кошмар!

Во-первых, муж со мной разведется, если узнает прошлое. А во-вторых, это ему не поможет. Все равно Ласло бы проболтался и все попало бы в газеты. После этого не то что сенаторского кресла ему не видать никогда, а и из университета пришлось бы уйти. Человек, который был женат на проститутке... Шутка ли!

Платить Ласло деньги не имело смысла. Он бы явился через месяц и сделал бы меня дойной коровой. Сам-то он устроился плохо здесь. Так что деньгами я бы не решила проблему все равно. Оставалось ружье мужа... Я отдалась Ласло, чтобы усыпить его подозрения и продемонстрировать прежнюю покорность, а потом, когда он пошел к своему мотелю, догнала его на берегу и застрелила. Вот так. Все равно я не могла поступить иначе. А теперь я говорю это все тебе потому, что мое молчание не решает вопроса. Ласло я убила и, скорее всего, ты никогда не сможешь ничего доказать. Таких ружей много. Я — вне подозрений. Hас никто не видел вдвоем. А что было когда-то в России — это никогда не выплывет. Hо я боюсь того, что после Ласло может прийти другой. Меня слишком многие знали там, в Ленинграде.

Слишком много рук пропустило меня через себя. Появится следующий. Я же не могу всех убить. И не могу жить в постоянном страхе.»

Она замолчала, и я видел ее растерянное лицо. Растерянное, и вместе с тем решительное. Она явно ждала, что я решу. Мне предстояло что-то сделать...

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх