Первая страсть

Страница: 1 из 2

Как-то летом, поздно вечером, прибыв последним поездом в город, я поселился в гостинице. Определили меня в двухместный номер, в котором уже был постоялец. Дверь в номер открыл молодой мужчина, статный красавец с голубыми глазами и великолепными прямыми усами. Познакомились. Он оказался офицером, бывшим в городе проездом. Мы заговорили о том, о сем, и я увидел в нем заинтересованного собеседника. Я невольно отметил, что он охотно подхватывал прелагаемые мной темы, смеялся, весело заглядывал мне в глаза, то и дело подкрепляя сказанное похлопыванием по плечу или беря меня за руку.

По всему было видно, что он рад нашей встрече. Он предложил отметить знакомство. Быстро и ловко накрыл нехитрый стол, усадил меня и сам сел напротив.

Я вгляделся в него и впервые почувствовал, как в моем сердце рождается какое-то особое отношение к моему новому знакомцу. Я внимательно рассматривал его лицо, губы, усы. Заглядывал в глаза. Мне так приятно было его созерцать, что порой я переставал слышать его речь. Как в немом кино, я видел только мимику, жесты, искристые глаза. Я все чаще ловил себя на мысли о том, что Слава (так его звали) полностью поглощен общением со мной, что ему доставляет большое удовольствие подать мне бутерброд или наполнить опустевший стакан.

Я купался в его внимании и заботе. Никогда раньше ко мне так никто не относился. Приятное волнение все больше сдавливало мне сердце и путало мысли. Когда мое внимание снова включилось, Слава говорил о каком-то фильме, виденном им недавно. Описывая сюжет он упомянул о том, как герой фильма свел знакомство с голубым.

Говоря это, он напряженно смотрел на меня, стараясь угадать, как я отнесусь к сказанному. Я же при упоминании о голубых, почувствовал волнение и смутившись, опустил глаза. Слава перевел разговор на другую тему, но я заметил, что он тоже в замешательстве. В замешательстве, исполненном энергии и энтузиазма.

Прошло немного времени, и я почувствовал, как нога Славы, как бы случайно, придвинулась под столом к моей и уперлась в нее, не желая ретироваться. Зародившись где-то внизу, волна довольствия взлетела вверх. У меня и в мыслях не было отстранять ногу. Я упрямо оставил ее в прежнем положении и не мог не отметить, как румянец заиграл на щеках Славы. Он придвинул вторую ногу, и я оказался в цепком окружении.

Мне было так приятно, что не знал, что делать и решил предоставить все на волю Славе. После того как наши ноги соединились, темп разговора сначала ускорился, но затем первые ощущения близости все больше овладевали нами. Все чаще мы устремляли друг на друга молчаливые взгляды, в которых не могло не отразится испытываемое нами волнение.

Слава вдруг встал и ушел в ванную. Я услышал плеск воды, а когда все стихло, Слава снова появился, но на нем была уже только маленькая набедренная повязка, оставлявшая оголенной все его правое бедро.

Спереди полотенце заметно выгибалось, повторяя упругие очертания члена. Бросилась в глаза спортивная фигура Славы, рельефные мышцы покрывали все его тело. Казалось, ожила статуя греческая героя. Тонкий и нежный, размашистый и броский волосяной покров на груди, подчеркивавший всю его мужскую стать, сужался книзу и острым клином решительно нырял под полотенце. Слава вскинул правую руку, уперся ею в дверной косяк и застыл в живописной позе. Я не сводил с него глаз. Первый раз в жизни я с таким удовольствием и волнением рассматривал неотразимое в своем плотском обаянии мужское тело. Слава стоял в полумраке и смотрел на меня, не двигаясь с места. Упоенный зрелищем я остро почувствовал незавершенность образа.

Повязка на его теле показалась мне совершенно неуместной, несправедливо скрывающей от меня то, ради чего и создаются мужские тела. Острое любопытство пронзило меня. Я медленно встал и, волнуясь, подошел к Славе. Он продолжал недвижно стоять, давая этим понять, что мне позволено все.

Моя рука осторожно и неуверенно потянулась к узелку. Подсунув под него указательный палец, ощутив тепло тела и бархатистость кожи, я потянул его на себя. Узелок легко поддался моему усилию и развязался. Полотенце с тихим шуршанием упало на пол. Предо мной явилось великолепное зрелище: член идеально правильной формы, словно отлитый в бронзе, с полуоткрытой головкой.

Казалось, в нем заключена неиссякаемая энергия — энергия страсти и проникновения. Сначала он смотрел вниз, но затем начал распрямляться, головка уверенно пошла вверх и, наконец, устремилась к потолку в боевой готовности. Я отшел от Славы и снова взглянул на него издалека. От открывшегося зрелища было трудно оторваться. Совершенство линий, идеал мужественности предстал передо мной. Слава излучал магическую силу первого самца Вселенной.

Зачарованное молчание прервал Слава, предложив и мне принять душ. Я повиновался. Он принес мне полотенце и шампунь. Я начал мыться, но впечатление от увиденного владело мной. Мое мужское достоинство пребывало в томительном напряжении и мощно ударяло по животу, всякий раз, когда я отклонял его вперед при мытье и отпускал на волю.

Закончив, я вышел обнаженным и сел на свое место. Слава сидел на кровати. Установилась волнующая пауза. Я ждал. Меня сковывало стеснение и робость. Я не знал, что предпринять и с томлением ждал, что предпримет Слава.

Друг против друга сидели двое мужчин. И у того, и у другого члены были устремлены вверх, откровенно выдавая страстное взаимное желание — желание слиться, погрузившись друг в друга.

Наконец Слава встал, подошел ко мне и опустился на колени, охватив руками мои ягодицы. Уступая приятному напору его тела, мои ноги раздвинулись. Губы Славы потянулись к моим. Когда наши уста слились, я ощутил волнующее щекотание его усов. Под покровом губ кончик его языка стал осторожно, нежно, исподволь касаться моих едва приоткрытых губ. Слава усилил напор, губы прижались сильнее, мой рот стал открываться, пропуская в себя Славин язык. Слава потянул воздух в себя, и наши уста слились с огромной страстной силой. Сладостное томление охватило меня. Дрожа, я обнял Славу за плечи и потянул его к себе, стремясь прижаться к нему.

Поцеловав меня Слава, стал покрывать поцелуями мое лицо и шею. Усы щекотали меня и закрыв в блаженстве глаза, я запрокинул голову. Через несколько мгновений я почувствовал касания его губ на груди. Приблизившись к соскам, он стал жадно захватывать их ртом, стараясь, казалось, изо всех сил выдавить из них хоть что — нибудь. Уткнувшись в поросль на моей груди, он старался окунуться в нее поглубже. С

лава сползал все ниже. Возбуждение охватывало меня все сильнее. Я почувствовал, что от сладостного напряжения головка моего члена увлажнилась от выступившей влаги. Мой член то упирался в тело Славы, то соскальзывал, уступая давлению. У меня мелькнула мысль, что нужно бы вытереть свой увлажненный член, чтобы не быть неприятным Славе.

Но именно в этот момент я ощутил невероятную радость — мой член стал погружаться в теплый и влажный рот Славы. Его не только не смутила увлажненность моего члена, но она придала, казалось, его чувству еще большую остроту. Нахлынувшие ощущения я испытывал впервые. Я чувствовал, как губы Славы крепким кольцом охватили мой член. Опустив взгляд, я увидел, как трепещущий ствол моей плоти уходит куда-то в сладостную глубину под усами.

А там — в глубине, — вспыхивала, угасала и разгоралась с новой силой бесконечная радуга ощущений. Вот зубы слегка касаются ласкаемой плоти. Их прикосновения ощущаешь то там, то здесь. Когда они оказываются у самого основания члена, когда усы Славы сливаются с моими волосами, то иногда чувствуется их легкое прикусывание, которое только подчеркивает восторг от того, что весь (весь!) член погружен в упоительную глубину. В глубину, в которую хочеться погрузиться всему без остатка.

А вот язык. Его прикосновения заставляют парить. Его трепетное дрожание заставляет дрожать тебя самого. Когда ощущаешь его движения вокруг головки, то кажется, что вот-вот ...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх