Амина

Страница: 2 из 6

что убирает он только когда точно знает, что никто не придёт. Не отвлечёт от подвига. Они, белокурые мадонны и темноволосые Клеопатры не опускают своих холёных ноготков в мыльный раствор, их пальчики, такие ловкие в определённые моменты, никогда не возьмутся тереть сковородку или пригоревшие кастрюльки. Они умные, томные, весёлые подружки. Они наливают выпивку лучше барменш. Они играют на синтезаторе, поют отличными голосам. Они играют в бильярд. Они не делят его с друзьями. Они редко приходят в его постель. Они шикарные, редкие кошки. С цепкими коготками, запросто вытряхивающими шелестящие бумажки. Он безумно любит их. Но иногда. Когда достаёт работа.

Правда, была одна. Её звали Оля. Она жила с ним. По-настоящему. Он очень любил ей. Она не умела готовить, но так старалась! Она убирала постель каждый день, все четыре месяца. Она вставала раньше него и пила чай на кухне, не включая света. Она будила его, стянув с себя халат. Он понимал, что пора вставать, когда уже она неровно дышала, отходя от страсти. Он носил её на руках по дому, он обожал эти утренние вставания. И не замечал кругов под глазами под вечер, когда она возвращалась домой, на час позже него. Руслан грезил ею наяву. Он думал о ней целыми днями, придурошно улыбаясь в монитор. Он готовил ей мясо с приправами, перчил и солил его на глаз и жарил в оливковом масле. Ему нравилось, что она не курила и никогда не пила. Нравилось, что её душистое розовое полотенце висит в ванной. Нравилось, что она ходит в его вещах. Она много работала. Только он не догадывался где. Говорила, в фирме, называла адрес. Но он никогда бы и не подумал проверить правдивость её слов. Она не просила у него денег, всё для себя покупала сама. Потрясающе одевалась. Но потом, однажды утром она не пришла к нему будить. Он не проспал, но долго лежал в кровати, зная, что опаздывает. Она ушла раньше обычного. И тогда, проведя ужасный день с удушающей ревностью в голове, он намеренно задержался на работе, пришёл поздно, совершенно трезвый. Онa уже ждала его, улыбаясь, сидя как всегда на кухне. Уже без косметики, в шортиках и его майке. С короткими рукавами. Тогда он увидел это. Крохотные чёрные дырочки на сгибе рук. На венах.

Как долго она была наркоманкой, он так и не узнал. Он тогда ничего не сказал, сразу лёг спать, буркнув, что пьяный. И долго слушал, как она переключала каналы телека в соседней комнате. Утром её опять не было, хотя она ложилась спать, он точно видел. Тогда он собрал все вещи, позабыв в ванной многое, и вызвал такси. На работу он пришёл с двумя спортивными сумками. И целый день искал квартиру. До конца месяца за предыдущую он заплатил, так что ничего с ней не случиться. Вечером он уже умывался и курил в той, в которой живёт сейчас. Оля не искала его, не звонила. Сотовый молчал. Рабочий тоже. Огромный город разделил их также внезапно, как и познакомил.

К двум дня заныл желудок. Он уже чувствовал себя здоровым. И хотел есть. Глаза невыносимо болели от напряжённой работы. Всё утро он работал на автомате. Гул голосов хорошо был слышен через открытую дверь. Начальник долбал как обычно, в меру. Только Руслан был необычно спокоен. Визжащая бухгалтерша позвонила насчёт премии. Он безрадостно потушил компьютер и пошёл за получкой. Очень хотелось домой, не покидала надежда, что Амина там ждёт его... Но он знал, что не ждёт. Хотелось, что бы придя домой, он увидел сияющую от чистоты квартиру и чудесный запах картошки из кухни. Но пока только было отвратительное растворимое пюре с хрустящими кусочками сухарей, размеров с булавочную головку. Полпачки сигарет он забыл на столе в кабинете. Но курить хотелось не сильно. Впрочем, на улицу тоже не хотелось. Там опять наверное дождь. Болело горло, простуженное ещё три дня назад. Скреблось там что-то, не давая сосредоточиться на безвкусной пище. А работать ещё долго. И уйти не получиться сегодня раньше...

Амина проснулась как в тумане. В чужой кровати, под чужим одеялом. Раздетая. Беспорядок вокруг она заметила не сразу. Сначала она долго лежала, уставившись в потолок и пыталась припомнить, как она сюда попала. Ведь ещё вчера вечером он уснула дома, в кресле перед ящиком, она точно помнила! Было часов восемь вечера. Она жутко устала днём, и села переключать каналы так, без ужина, как только пришла. Мама ругалась, как обычно. А потом всё, ничего не помню, ничего не знаю. И потом, здесь, за чужим окном капает дождь, а дома было солнце и не так холодно. Она вылезла из-под одеяла и подошла к окну, обхватив себя руками. Стесняться тут всё равно похоже некого. На окне нет занавески, но тут высоко, никто не увидит... Серый день, люди в плащах. А дома из окна видно море и люди ходят раздетые. Октябрь — её любимый месяц, бархатный сезон. Жары нет, море прозрачное, синее, как мамины глаза. А листья уже желтеют кое-где... Как мог этот сказочный праздник осени так преобразиться за одну ночь? В каком районе находится этот дом? И вообще, как она могла попасть сюда? Как?

Привыкшая ничему не удивляться Амина автоматически оделась, думая о странностях происшедшего. Через некоторое время стала нарастать тревога. Лихорадочные мысли атаковали мозг. В конце концов, с кем она спала? Это явно мужская комната, судя по скоплению хлама в каждом углу комнаты. По идее, должна быть инструкция, записка какая-нибудь, чего делать то... Но в такой ситуации она впервые. Сам факт того, что этой ночью она была с мужчиной был невероятен. Уже почти полгода после окончания института она живёт с мамой, ходит на работу и переписывается с друзьями по электронной почте. Но она никуда не ходит! У ней нет подруг и друзей. Вернувшись домой через пять лет учёбы она обнаружила, что её некуда пойти. Поэтому работала допоздна и ходила гулять по выходным в компании с парой сигарет. Глухая пустота одиночества стала постепенно привычной. Уже не тянуло завоёвывать города и покорять мальчишек. Она стала взрослой и уже никто не заставит её страдать от беспомощности. Последний раз, а это было в июле, у неё был курортный роман. Он уехал через неделю к жене, и она по нём не скучала. И вот теперь...

Что ж делать? Телефон не работает, или заблокирован. И теперь игрушкой валяется на подоконнике. Путая квартира, полная потеря во времени и дезориентация. Природное любопытство вязло верх над непониманием происходящего, и Амина открыла дверь из комнаты. В коридоре было лучше, во всяком случае, не стоял такой ужасный запах. Нос учуял только сырость и пыль. Записки нигде никакой нет, ни в кухне, ни в большой комнате. В этих комнатах был даже относительный порядок. Только никакого уюта, смятое покрывало на диване, полные пепельницы и забытая кем-то барсетка из дорогой кожи. Телевизор молчал, пульта нигде не было видно, а магнитофон включать не хотелось. Голые полы, дешёвая мебель и хорошая техника плохо сочетались вместе. Эту квартиру явно снимали. И явно она принадлежала мужчине. Хорошо бы найти фотографии, хоть как-то чтобы сориентироваться.

По ощущениям, было около двух дня. Голода не было, вот и замечательно, потому что интуиция подсказывала, что тут с едой не очень. Когда придёт обитатель жилья — неизвестно. Ни книг, ни газет тут нет. Хорошо, хоть оказалась в сумочке запасная зубная щётка, она её стала носить недавно, вычитала в журнале, что может пригодиться. Зеркало было только в ванной. Запотевшее, оно отразило невесёлую мордашку. Хорошо, хоть не накрашенную, а то подмазать нечем. Кроме помады с собой ничего нет. Пусть так. Решившись, Амина стянула с себя одежду и залезла под душ. И даже помыла голову. Стало значительно лучше. От нечего делать, она посыпала ванну стиральным порошком и подраила её несколько минут. Результат превзошёл все ожидания! Она засверкала всеми цветами радуги, переливаясь в свете обычной шестидесятиваттной лампочки. От этого даже повысилось настроение. Решив, что чего-чего, а времени у неё предостаточно, Амина постирала своё бельишко и носки. Завернулась в полотенце и потопала на кухню. Шеренга стаканов и рюмок украшала стол. Печка сияла белоснежной ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх