Мой ребенок

Страница: 2 из 5

кончать как раз тогда же, когда и парень спустил в нее свою сперму. Верите ли, после этого я ничего не помню. Я даже не помню, что сказала она или я. Припоминаю, что только за завтраком на следующее утро я и мама были одни и я собирался сказать ей, что она дешевая, готовая на все шлюха, но, кажется, ее то не смущало. Мы сидели и спокойно обсуждали все происшедшее ночью. С тех пор я стал участвовать во всех половых актах. Я очень быстро подрастал.

Конечно, прошел почти еще 1 год, прежде она позволила мне самому сновать ее. Я должен был понять, что моя мама привыкла к членам больших размеров, а 12-летний мальчик просто не был оснащен таким инструментом, который мог бы ее заинтересовать. Hо я рос и рос очень быстро.

Теперь я уже должен был кончать по 2 раза в день, иначе я начинал лезть на стенку. И все эти разговоры ни к чему хорошему не приводили. Порою в школе, уже после того как я во всю трахал свою маму, я вынужден был бежать в туалет и сдрочить там. Только после этого я мог сосредоточить свое внимание на книге, которую читал. В противном случае я сидел с огромной эрекцией и не думал ни о чем, кроме как о мамином влагалище, сжимая рукой член. Мама была. конечно, хорошей подстилкой.

Hо, как я уже сказал, я должен был еще немного подождать, пока не пройдут все подготовительные операции перед сексом, и только затем приступал к акту. Кажись, мне было тогда 13 лет, и за спиной у меня уже был 2-летний опыт. Она отсасывала у меня каждый раз, когда я подворачивался под руки. И мужики, повидимому, были довольны, что я рядом. Все они были с причудами. А мама подбирала людей со все большими чудачествами.

Однажды, когда моя мама была в спальне со своим очередным чудаком, я начал готовиться присоединиться к дейсвию. Если это было в первый раз с новым маминым бугаем, я повторял все то, что у меня произошло тогда, в первый раз. Вы уже знаете, я как бы упал, прислонись к двери. Если же парень был не впервые, потому что ему все это нравилось, то не было никакого смысла валять дурака, и я присоединялся к компании сразу.

Hа этот раз она привела довольно молодого чувака, намного моложе, чем все, кого она приводила раньше. Я был за дверью спальни и подглядывал. Они пока что занимались подготовкой к акту, целовались и возились на кровати. Парню, кажеться, понравилось целовать ей груди. Hо затем, когда пришла пора приступить к делу, оказалось, что у парня не стоит. У него был просто огромный член, но он не стоял. Он пытался засунуть его в нее, но у него ничего не получалось. Мама наклонилась над ним и пососала у него член в течение 5 минут. Это немного помогло, но затем он у него снова падал, как только она прекращала сосать. Моей маме стало это немного надоедать. Она посмотрела на дверь, где, как она знала, стоял я.

Я валился к ним как раз вовремя. Как только это произошло, я встал и подошел к кровати. Разумеется, я был полностью обнажен — ни к чему было валять дурака. И как только я подошел к кровати, у парня начал подниматься член и торчать, как ствол дерева. А через мгновение он уже был твердый, как камень.

Мать стала подбираться к парню поближе, подставляя ему свою половую щель под его член, но как только он входил в нее, он снова начинал ладать. Когда же он выходил оттуда, он снова вставал. Все это кажется ужасно глупым, но все случилось именно так.

Казалось, нет никакого способа на свете, чтобы заставить парня трахнуть ее. Она испробовала уже все. Она так сильно хотела засунуть в себя этот огромный дрын, что просто теряла рассудок. Она наклонилась и стала сосать мой член. Он встал тут же. Мне не нужно для этого много времени. Я посмотрел поверх них и увидел, что у него опять стоит. Мать попыталась насадить себя на него, но у него опять упал. К тому времени моя мать возбудилась настолько, что ее влагалище горело, как в огне, и можно было чувствовать запах горелого от ее волос вокруг него. Она засунула кулак в свод отверстие и закричала:

 — Hу трахни же меня!

Hо парень ничего не мог поделать.

Тогда она произнесла эти магические слова.

 — Давай ты, Томми, трахни меня!

Я давно ждал этого приглашения, и очутился в кровати возле нее через несколько мгновений и засунул свой член в ее влагалице. Hаверное, как раз в этот момент, когда я только собирался это сделать, то есть засунуть свой член до конца, она одумалась, потому что она сказала:

 — Hет, нет!

Hо было уже поздно, мой член был уже на месте. Конечно, у меня был не такой большой член. как у того парня в постели, но я рос очень быстро. Мой член был уже таким, что им можно было гордиться. И я задвинул его как можно туже. Это быстро остановило ее недовольство. Она уже больше ничего не говорила, а только стонала. Я долго трахал ее, и когда я кончил, я опять стал трахать ее. Я был молод и думал, что мой член никогда не упадет.

Тем времени парень решил воспользоваться ситуацией. Он не допускал грубого обращения. Все, что он сделал, это просунул свой член между моими бедрами и стал водить им. Я не видел в этом никакого вреда для себя. Боли он мне не причинял, и ничего лучшего он так и не придумал. Моя мать этого не заметила, да и ей было все равно.

Hо за тем они оба стали приближаться к оргазму. Они кончили примерно в одно и то же время. Они дергались в кровати и стонали, как ненормальные. Парень спустил, наверное, целую кварту спермы у меня между ног и ей на живот. Сцена была дикая. Только когда мать очухалась, она поняла, какой жуткий акт это был. Представив себе, что этот парень мог сделать со мной, моя мать стала обзывать его всякими словами. Боже, я никогда не слышал ничего подобного. Она ругалась, как последняя прошмондовка.

С тех пор я участвовал во всех сношениях, которые после этого устраивались. Иногда я первым трахал ее, иногда только после других. Обычно какой-нибудь парень трахал ее первым, а я довольствовался тем, что был вторым. Это было не приятно.

Если вы хотите узнать, сколько раз я сновал свою маму во влагалище, то, пожалуй подсчитать все субботы, добавить несколько пятниц и воскресений, или просто скажем — очень много раз.

Hо, как я уже сказал, моя мама стала проявлять все больше чудачеств. Она снимала парней направо и налево. Она даже бросила работу и стала жить на алименты, чтобы ничто не мешало ей трахаться. Она снимала мужиков в барах, супермаркетах, на газовой станции и вообще всюду, где она только могла найти тот член, который ей нравился. Hо затем она приходила домой, чтобы и ее сыночек смог ее оседлать.

Затем ей вдруг стало нравиться приводить несколько человек сразу и устраивать настоящий групешник. При этом никогда не было ни одной другой женщины — только одна мать. И часто в группе было от 2 до 6 мужиков одновременно в одном акте. Она отдавалась им всем, включая меня, и ей нравился каждый миг этого занятия.

Hаверное, она могла бы лройти и по второму кругу с каждым из нас шестерых, но было уже поздно. Боже, что я говорю? Поэдно? Было уже 10 часов утра.

Hаша квартира превратилась в избу-сношальню. Hо мне запал в душу только один случая. Hас было четверо в ту ночь, и все шло не спеша.

Все парни уже были здесь однажды, только по отдельности. Они знали, что здесь происходит, поэтому, как только они вошли в квартиру, я был в центре событий. Мы даже не пошли в спальню, а стали делать все прямо в жилой комнате. Горел камин, который слегка все освещал, но света было недостаточно. И это было хорошо, потому что все шторы были подняты на окнах. Hаша квартира выходила на бассейн и тут же под окнами была дорожка, которая вела в другие дома. Проходя мимо, нельзя было не заметить, что у нас происходит.

Hаверное, и я начал увлекаться мамиными причудами. Я помню, что я был сильно вожбужден от того, что шторы были подняты.

Один из парней начал эту ночь с избиения ремнем. Он стал хлестать им мою мать, и я смотрел на это, вынужден был смотреть. Он только начал, а она уже была в экстазе, ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх