Любовница

Страница: 2 из 5

голой спине. Я почти уже дотянулся до лифчика, когда Наталья вдруг взбрыкнулась, вскинула руками и отпрянула от меня. «Не надо так!» — строгим пьяным голосом сказала она. Наши взгляды снова пересеклись. Она немного постояла так, покачиваясь и будто раздумывая, что-то решила и мы опять слились в «танце»... Тем временем народ стал собираться домой. Сборы в таких ситуациях отнимают много времени. Пьяные мужики долго слоняются по поляне в поисках своих вещей. Менее пьяные женщины подгоняют их. Осенью темнеет рано и женщины хотели успеть домой засветло. Наконец собрались и весь отдел цепочкой нестройно вытянулся на тропинке по направлению к станции. Замыкали шествие мы с Натахой.

Чем дольше мы шли, тем больше растягивалась наша колонна, тем сильнее отставали мы с Натахой от всех. Наконец настал момент, когда последний человек скрылся за поворотом, я потерял своих из вида, мы остались одни. Можно действовать. Я остановился, скинул сумку с плеча на землю, обхватил бабу руками и впился в нее своими губами. Она ответила мне тем же. Некоторое время мы так и стояли на дороге. Наши языки переплелись, играя и все дальше и дальше проникая в чужой рот. Потом я стал пододвигать женщину с тропинки, прижал ее к стволу березы, рука быстро и привычно проникла к ее лифчику, скользнула под нее, ухватила сиську. Наталья застонала и тут словно очнулась. Она снова задергалась, пытаясь освободиться, замахала руками, оттолкнула меня. «Ты что? Ты что? Ты чтоооо?» — очень строго, чуть ли не криком, заорала она на меня. «А что?» — вопросом на вопрос ответил я ей. — «Что? Ну что?» — «Ты чтооо?» — опять завопила она. — «Ты что меня за сиськи-то лапаешь? Ты что совсем охуел? Ты что думаешь, если я пьяная, то я дам тебе?» — «А что не дашь?» — «Не дам! Я Юрочку своего люблю и ему верная буду! Я его не для того завоевывала, что бы вот так по пьяни ему изменить! И хуем своим можешь ко мне не прижиматься!»

Я от такого разворота событий сразу же как-то протрезвел, протрезвел и тут же обозлился. Я в этом отношении мужик гордый и за сучкой долго никогда не бегаю, чтобы дала. Не хочешь и хуй с тобой. «Да на хуя ты мне сдалась!» — зло так огрызнулся я. — «Не хочешь, так и мне не надо. Нет так нет. Давай двигай ногами шибче, своих догонять надо!» Вышел на тропинку и пошел. Через несколько шагов оглянулся. Наталья еле ковыляла за мной. Я ускорил шаг."Сережа! Подожди!» — услышал я ее голос. — «Подожди! Ну подожди же!» Остановился. Подождал. Она подгребла. «Чего тебе?» — спросил я. — «Чо ты еле тащишься?» — «Ну подожди,» — снова сказала она, — «Куда ты сразу побежал. Подожди!» — «А чего ждать то? Уж договорились обо всем!» — «Да ни о чем мы с тобой еще не договорились! Ты не понимаешь! Люблю я своего мужа! Люблю! Можешь ты это понять! Люблю!» — «Ну и люби! Кто тебе мешает! Люби на здоровье... только пошли быстрее отсюда.» — «Ну подожди! Подожди! Ну не торопи ты меня! Я и так мозги свои в кучку никак не соберу! Ну, подожди!» — Наталья как-будто опять задумалась о чем-то. Понятное дело. Колеблется. И целку хочется сохранить и удовольствие получить. И хочется и колется. Но главное, что все-таки хочется.

Я не стал ждать, что она там нарешает. Обхватил ее, повалил на травку, прижал к земле, коленкой в пизду уперся... Ну и она сдалась. Сдалась и отдалась со всем своим темпераментом. Вот тут то я в первый раз и прочувствовал это ее половое бешенство. Она просто тащила меня на себя, к себе и в себя, она раздевалась и раздевала меня, она каталась на траве, она обслюнявила своим ртом все мое лицо, она терлась своими сиськами о меня, терлась о меня своей пиздой, похотливо и нетерпеливо двигала ногами, жопой, она хотела моего хуя, хотела, чтоб ее выебали... А я, то ли был ошеломлен всей этой излившейся на меня энергией, то ли не мог простить ей ее колебаний, то ли просто водки много выпил... Короче, у меня вдруг не встал. Ну не встал и не встал. Я к таким вещам отношусь спокойно, трагедий из этого не делаю. А язычок на что, а ручки... В общем отлизал ей пизду, такую чистенькую, безволосую, как у девочки, а потом трахнул рукою, двумя пальцами. Боже! как же она орала, как же стонала, как же визжала... Я такого никогда не слышал. Бешенный, просто бешенный темперамент... Орет и на руку лезет, лезет и лезет, и насаживается... я даже испугался, как бы не порвать, не проткнуть ей что-нибудь...

А она, знай лезет, лезет и орет... В общем полюбились таким вот образом, отдохнули, встали, оделись, дальше пошли... «Ты что расстроился?» — спрашивает Наталья у меня. «Да нет!» — отвечаю. «Ну ты не обиделся на меня? Скажи не обиделся? Правда не обиделся?» — «Да не обиделся я, чо ты заладила, отстань!» — « Ты только не обижайся! Ты мне очень нравишься! Я сначала думала, что ты тихий-тихий, и бабы тебя не итересуют, а потом ты как-то на меня посмотрел. Оооо! я тогда подумала, вот это взгляд, вот это мужик... Только вот перед Юрочкой мне стыдно, что изменила ему, очень стыдно!» — «Да где ты изменила то? Я ж тебе не вставил... значит и измены не было, даже в Коране записано, что измена это когда мужик бабе головку члена в пизду вставит и дальше, а так... да ерунда!» — «Нет не ерунда! Трахнул ты меня и не важно как и чем, главное, что в голове я тебе вся отдалась... Значит и изменила!» От всех этих разговоров, у меня прошел весь этот предательский спазм сосудов, и я почувствовал, как член медленно, но верно наливается кровью... Значит можно повторить-с. Надо же ей показать, как со мной бабы по-настоящему изменяют... Вокруг уже стемнело.

Мы шли по поселку и вдоль дороги за заборами желтели окнами частные дома. Затащиться было некуда и я завалил Наталью прямо на обочине дороги. Она не сопротивлялась и с готовностью подставила свою пизду во второй раз. «Только куртку под жопу мне постели, а то у меня воспаление придатков...» — единственное, что пожелала она. Своим хуем в темноте я нашел ее дырку и вставил. Она опять заохала, завздыхала. Я не торопился, кайфовал, медленно поводил членом в ее пизде, привыкал к ее теплу, изучал... Абажаю я эти минуты, первые минуты торчания в новой пизде. Ааабажаю... Пизда у Натальи оказалась очень неглубокой. Даже своими пятнадцатью см я достал до ее дна, какой-то язычок щекотил мою залупу, а когда эта сука раздвигала ноги особенно широко, хуй проникал ей прямо в матку. Я все больше наращивал темп, все сильнее засащивая свой хуй в дыру, Наталья орала все громче, я вовсю тащился и был уже близок к тому чтобы кончить, как вдруг невесть откуда на дороге появилась машина и дальний свет ее фар вырвал нас из темноты. Я представляю, что почувствовали водитель и пассажиры этой машины увидев на краю шоссе две белые, ярко освещенные, голые жопы: мужскую и женскую и хуй мужика в пизде у женщины.

Машина притормозила невдалеке от нас, подъехав к одному из домов. Мне редко что может помешать доебать бабу до конца, я могу ебаться и на сцене в театре и на площади при огромном стечении народа, но здесь... здесь мне фишку все-таки сбили. Да и Наталья как-то сразу затихла. «Пойдем отсюда,» — умоляюще запросила она. Испугалась, наверное — набегут еще мужики со всей деревни и как... Мы быстро встали и на ходу натягивая и застегивая одежду, заторопились к платформе. И вовремя! Последняя на сегодня электричка стояла уже под парами. Редкие пассажиры сидели в вагонах. Наших нигде не было видно, видно уехали с предыдущей лошадью. Мы сели в последний вагон, на последнюю лавочку, в уголке, отдышались... Наташка, виновато улыбаясь, посмотрела на меня: «Бедненький! Ты опять не кончил! Ну прости меня!» — «Да ты-то тут причем! Просто не везет...» — «Ну ничего... ну не расстраивайся... иди ко мне... дай я тебя поцелую...» И она с готовностью подставила свои уже давно сильно изсосанные мной губы. Мы снова стали целоваться. Электричка тронулась и под ритмичный стук колес было очень удобно затеять новую игру. Я снова запустил руку в ее роскошное тело.

Лифчик уже не был застегнут и я легко нашел под ним две огромные арбузные сиськи с невероятно большими ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх