Любовница

Страница: 4 из 5

и ждет, ждет не дождется. Мы вошли в подъезд, поднялись на площадку между вторым и третьим этажом. Встали у окна. «Ну все! Вот и все!» — сказала Наталья. — «Давай прощаться!» Мы обнялись, слиплись губами... Бля! Ну не хочу я ее отпускать! Не хочу! Хочу еще поиметь! Еще выебать! Еще хоть разок! И я ее выебал... Прямо перед дверями ее квартиры. Перед дверями за которыми муж. Выебал, зажав рот рукой, чтобы не орала. И снова кончил, классно кончил... Туда, во внутрь, в ее спермосборник... «Ты прямо бешенный какой-то!» — отдышавшись сказала она и показала на пальцах. — «Семь раз! Семь раз я от тебя сегодня кончила! Видишь, как ты мне нравишься! Прямо не хочется даже с тобой расставаться!» — «Натах! Ты мне еще дашь?» — спросил я. — «Я не знаю! Правда не знаю! Ты мне очень понравился! Но я замужем и люблю своего мужа, Юрочку своего!» — «А можно я на этого Юрочку хоть посмотрю?» — попросил я, — «Что там за чудо такое?» — «А пойдем! Пойдем я тебя с ним познакомлю!» И она позвонила в дверь. Раздались шаги.

Темная лестничная площадка озарилась светом из квартиры. На пороге стоял высокий, худой, симпатичный мужик, в очках и с роскошными усами. «Котяра!» — подумал я, — «Еще тот котяра! Ну а будешь теперь козлом!» Он внимательно посмотрел на меня, протянул руку: «Юра!» — «Сергей!» — «Зайдешь к нам, чайку выпить!» — «Да нет, спасибо, в другой раз! Мне домой надо! Поздно уже!» — «Ну тогда, до свиданья!» — «До свиданья!» — «До свиданья, Серега!» — помахала рукой из-за спины мужа Натаха. Пока, пока! Дверь закрылась. Так закончилась наша первая с Натой вязка. А сколько их еще будет впереди... и не сосчитать!... А пока... Утром следующего дня я пришел на работу, Натахи не было! Сослуживцы ухмыляясь смотрели на меня, типа мол, ну как у Вас там сладилось, заебал женщину. В обед, не выдержав, я поехал к ней домой. Она была одна и действительно болела. Ангина. Хуи поменьше сосать надо. Мы поговорили. Она держалась, как чужая. Все твердила про мужа и про то, как она его любит. Я было полез к ней, но она была холодна. Я все таки напрягся и трахнул ее через силу, без ее ответной реакции и без удовольствия. Нет насильником я никогда не был и в любви всегда ценил взаимность, а без этой взаимности и не надо ничего. «Ну бог с тобой золотая рыбка! Живи как знаешь!» Мы расстались. В стране была на излете перестройка-недостройка. Все НИИ, в том числе и наше, дышали на ладан, медленно умирая. Я взял полгода за свой счет, потом вообще уволился. Прошел год, потом еще какое-то время.

Как-то весной я вспомнил о Наталье, подумал-а вдруг и поехал к ней. Но наш давнишний разговор повторился. Она снова была холодна, продолжала любить своего мужа и мне не светило ничего. Накормила меня обалденным борщом и на этом мы снова расстались. Еще на два года. Долгих два года... Было лето. Я сидел в своем офисе и охуевал от жары. Работать не хотелось, но и мыслей о том, куда навострить лыжи, тоже не было... Противно зазвенел телефон — опять какому-нибудь клиенту неймется. Я вяло поднял трубку и выдохнул в нее: «Ху?» — «Привет!» — услышал я в ответ после непродолжительного молчания. «Здравствуйте!» — на всякий случай проффессионально отбил я, тем временем напряженно сканируя память для идентификации голоса. «Не узнаешь? Это Наташа!» — промурлыкала трубка. Сканер тут же прыгнул в нужную ячейку мозга, разархивировал zip-файл и погнал на терминал информацию. Одновременно активизировались синапсы дополнительного канала и возбуждение высоковольтным сигналом прошло по спинному мозгу, шибанув по яйцам. Наташка! Это что-то такое большое и белое, круглое и мягкое, громкое и темпераментное, стонуще-дрожащее, что так приятно держать на хую, поливая изнутри спермой... Наташка! Наташка! Наташка! Созрела голубка моя, ты вспомнила про меня!... Уже через полчаса я был у нее. Она открыла дверь-мы встретились. Я сразу же, с порога обнял, облапал ее, она не оттолкнула, я поволок ее к лежаку, на ходу раздеваясь и раздевая ее... «Меня целый месяц никто не ебал,» — только и успела сказать она,... мы вместе упали, и вместе задергались, и затрепыхались, и в общем... пропали...

Я плохо помню тот день... Так что-то смутно выплывает из памяти... Ее лицо на расстоянии выдоха с широко распахнутыми прямо в меня черными-бездонными глазами... Ее тело подо мной, белое, как пшеничная булка, мягкое, как пуховая перина, горячее, как противень в печи... Ее ноги с розовыми-розовыми пяточками, закинутые к подушке на уровень головы — несмотря на полноту, Наташка была бесконечно гибкой и податливой, почти пластилиновой... И эта ее пизда, раскрытая, вечно мокрая, ненасытно зовущая... Казалось, мы испытывали терпение друг друга, шло соревнование кто-кого, но побежденных не было и не было, никто не хотел уставать и уступать... Мы оба были победителями... Время от времени мы отрывались друг от друга, выкуривали по сигарете и вновь, неодолимая сила стягивала нас в одно целое... «Я тебе нравлюсь?» — спрашивала Наташка. «Нравишься!!!» — отвечал я и засаживал ей по самые яйцы. «О-гооо-гоой!» — всхлипывала женщина и гримасса неземного наслаждения искажала ее лицо. «Ты меня любишь?» — вопрошала Натка сквозь слезы спустя какое-то время. «Люблю!!!» — клялся я и рвал ее пизду своим хуем. «О-гооо-гоой!» — опять с благодарностью разносилось вокруг и мы вдвоем и вместе улетали на планету каких-то немыслимых Розовых Одуванчиков... Ничего не помню больше... Только кругом... эти розовые-розовые розовые-розовые розовые-розовые одуванчики... Говоря официальным языком ментовского протокола, мы с Натахой в тот день совершили несколько, неустановленных числом, половых сношений обычным и извращенным способами... и это без обеда.

Только Наташкин кот, животное, с которым она никогда и нигде не расставалась, толстый и кастрированный, вернул нас с небес на землю. Он нагло запрыгнул мне на спину и, не обращая внимания на то, что люди занимались делом, стал истошно орать на своем кошачем языке. «Пушок! Мальчик мой пришел!» — услышала кота Наташка, — «Есть просит... Мама забыла мальчику поесть дать... Бедненький, совсем я про него забыла... покушать котику не дала...» Она вылезла из под меня, накинула халат и пошла на кухню. Кот запрыгал за ней, а я растянулся на кровати, расправляя натруженные органы и поглаживая натертый пиздой член. Вот это ебля! Вот это да! Вот это баба! Охуеть можно!... «Мамочки мои!!!» — вдруг ворвалась в комнату Наталья, — «Серенький! Ты знаешь сколько времени-то?! Шесть часов!!! Вечер уже!» — «Ну и что, что вечер?» — легкомысленно не понял я, — «А вечером, что? не ебутся что ли?» — «Нет, не ебутся!» — «Почему же это?» — «Потому что вечером мужья с работы возвращаются! Вот почему. Юрочка уже полчаса как домой едет...» — «Юрочка? Как опять Юрочка? Так ты что же до сих пор с ним?» — «С ним, с ним! Одевайся быстрее! я лучше в машине тебе обо всем расскажу...» Мы по-пырому собрались и через десять минут уже сидели в моей «девяте»... Наталья отдышалась: «Слушай, Казаков! Укради меня сегодня куда-нибудь! А?» — я сделал брови домиком: «В смысле?» — «Ну увези меня куда-нибудь... подальше... где Юрка меня не найдет.» — «А вы чо? Поругались что ли?» — «Да нет, не поругались. Просто устала я от него и он наверное от меня.

Уж забыла, когда последний раз с ним трахались... А я сейчас без этого не могу, мне постоянно мужик нужен, чтобы постояннно палку кидал... Мне с тобой хорошо... Очень хорошо... Ты такой долгоиграющий... Давай куда-нибудь закатимся и я тебе дам, сколько захочешь... Я тебе все разрешаю... все-все... ты не представляешь как мне тебя хочется... ты ведь не бросишь меня сегодня?... А, Казаков? ты же видишь как ты мне сегодня нужен... ну не бросай, только не бросай меня сегодня... пожа-луй-ста...» В голосе Натальи появились какие-то истеричные нотки и я от греха подальше стал ее успокаивать: «Ну конечно я тебя не брошу... конечно... конечно давай поедем куда-нибудь... на дачу ко мне поедем... И там будем трахаться всю ночь... Да?» Она упокоенно ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх