Влажная повесть

Страница: 4 из 11

чуть-чуть солоновато, видимо, капелька мочи выкатилась из папиных недр. Затем я непроиз-вольно сделала глотательное движение, и папин член продвинулся чуть глубже в мой рот.

Я нащупала языком плотное кольцо кожи, обхватившую головку члена, а ниже его начиналась самая настоящая каменная твердь! Папа был возбужден до предела! Я, впрочем, тоже. Я уже просто изнемогала. Мне просто необходимо было потереть свою сырую до безобразия пипку. Только я направила в ее сторону руку, как почувствовала нежное прикосновение к своим трепещущим пипкиным губкам чего-то теплого и мягкого. Я скосила глаза и увидела в своей промежности мамину голову. Она тоже почувствовала мое изне-можение и принялась активно выцеловывать и вылизывать мои пока еще девственные складочки. Я просто застонала от наслаждения, насколько это было возможно с вибрирующим членом во рту. Да-да, он уже виб-рировал и начал ритмично дергаться, словно по нему пропустили электрический ток. Папа сначала засопел, а потом прорычал...

 — Вер-р-ра! Я больше не могу...

Мама резко отняла свой рот от моей пипки и взволнованно крикнула...

 — Светик! Приготовься...

Ничего более она сказать не успела, потому что рот мой моментально наполнился густой, пряной жидкостью. Я непроизвольно сглотнула, но тугие струи, хлещущие из дырочки в папином члене, снова на-полнили собой мой рот спермой. Я не успела проглотить новую порцию, и белая блестящая капля потекла по моему подбородку. Но мама была уже начеку. Она неуловимым движением языка слизнула эту волшебную каплю и застонала от наслаждения. Папа увидел это и, видимо решив, что с меня пока хватит, резко выдер-нул дергающийся член из моего рта и направил его в призывно раскрытый мамин ротик. Он так и оставался открытым, пока еще две мощные белесые струи оросили мамино небо. После них из дырочки потекла спер-ма уже без напора. Мама так же быстро, как и с моего подбородка до этого, слизнула эту драгоценную кап-лю. Тут же на ее месте появилась новая. Теперь уже не растерялась я и быстро слизнула с папиного члена новую порцию. Он благодарно погладил меня по голове дрожащей рукой. Тогда я снова взяла папин член в рот целиком, причем, на этот раз до самых яичек. Черные курчавые волосы щекотали мой нос, но я удержа-лась и не чихнула. А член в это время начал стремительно «сдуваться». Было такое ощущение, что это я сво-им горячим язычком растопила его, как мороженое!

Папа вынул из моего рта свой сморщившийся член и пару раз провел по нему рукой, натягивая кожи-цу на головку и тут же полностью ее обнажая. Новая капля спермы, уже как-то неохотно, выкатилась из ды-рочки и повисла на члене белой соплей. На этот раз мама опередила меня и слизнула ее, как лягушка муху.

Папа откинулся на диване, блаженно отдуваясь. Его ставший маленьким член свесился на правое бед-ро. Но мама не дала ему отдохнуть. Ему — то есть папе. Впрочем, и его писюну тоже. Мама стала перебирать своими пальчиками папину пипирку (членом ее сейчас назвать — язык не поворачивался), оттягивать кожицу с головки, теребить яички — и произошло чудо! Сморщенный стручок вдруг начал наливаться силой и увели-чиваться прямо на глазах! Было такое ощущение, что из папиного живота лезет какая-то палка! Сначала она росла, лежа на папином курчавом животе, а затем вдруг резко подпрыгнула и закачалась, как мачта.

Я непроизвольно протянула руку и коснулась обнажившейся головки. Член вздрогнул от моего при-косновения и, кажется, стал еще тверже.

 — Ну что, Света, — спросила мама, — ты готова к самому главному?

У меня сразу пересохло во рту, а губки моей пипки судорожно сжались. Самое главное! Боже, как я хотела этого, но как же я этого боялась! Мама с папой поняли сразу мое состояние. Мамина ладонь скольз-нула между моих ног и начала нежно массировать мой кучерявый холмик. Затем ее указательный палец пе-реместился на пуговку клитора и стал его поглаживать — нежно-нежно, едва касаясь. Мои губки стали по-немногу разжиматься, и мамин палец не преминул тотчас же в них погрузиться.

 — Ой, как тут у тебя сыренько! — воскликнула мама. — Это хорошо, не так больно будет.

 — Не бойся, я не сделаю тебе больно... — прошептал папа, придвигаясь ко мне вплотную. Он взял обеи-ми руками мою голову и приблизил к моим губам (тем, что у рта) свои губы. Сначала он поцеловал меня совсем как раньше — лишь коснувшись моих губ своими. А затем он захватил мои губки себе в рот и стал их неистово сосать. Его горячий язык раздвинул мои губы и проник мне прямо в рот, где тут же принялся иг-рать моим языком. Между тем папины руки опустились с моей головы сначала на плечи, затем скользнули к грудям. Папа аккуратно зажал между большими и указательными пальцами мои соски и стал их потихонеч-ку разминать. Соски сразу затвердели, как маленькие пенисы. Затем, продолжая левой рукой легко мять мою грудку, папа опустил правую ладонь мне между ног, отодвигая мамину руку и занимая ее место. Мои поло-вые губки снова крепко сжались, словно створки раковины. Видимо, подсознательно я все же очень боялась предстоящего.

 — Ну же, ну, Светик, расслабься, — зашептал папа мне прямо в ухо и тут же взялся губами за его мочку. От этого по всему моему телу пробежала легкая дрожь.

 — Что, приятно? — все так же шепотом спросил папа.

 — Да... — чуть слышно ответила я, потому что мой голос внезапно сел.

 — Значит, здесь у тебя сильная эрогенная зона, — сказал папа и снова сжал мочку своими губами.

 — М-м-м! — непроизвольно застонала я от нахлынувшей волны сладострастия. Губы моей пипки тут же разжались, и я просто почувствовала, как по ним из горящего влагалища заструилась жидкость. Я уж даже подумала сначала, что писаю, так много было этой влаги. Но нет, это явно была не моча. К тому же папа, почувствовав своей ладонью этот маленький потоп, выпустил изо рта мое ухо и припал жадными губами к моей пипке, слизывая и глотая мои выделения.

О! Это было что-то! Я выгнулась, как кошка, запихивая всю свою пипку папе в рот. А он уже пустил в ход язык. Он совал его во влагалище, имитируя половой акт, вылизывал каждую складочку моей пипки, тер языком мой набухший и затвердевший клитор... Да уж, клитор у меня набряк — будь здоров! Почти как член! Он выдвинулся из малых и больших губок и торчал, ало поблескивая. Вот это да! Никогда у меня такого не было, даже когда я мастурбировала! А папа уже заглотил этот мой сладко пульсирующий отросток и неисто-во стал его насасывать. О-о-о! Вот тут-то я и кончила. Даже на несколько секунд потеряла сознание. Такого взрыва сладости я еще никогда не испытывала! Пипка моя сокращалась, как бешенная, поливая папино лицо остро и пряно пахнущей жидкостью. Он даже на мгновение отпрянул, не ожидая такого извержения, но тут же быстро припал ко входу во влагалище широко открытым ртом, глотая горячую слизь, сочащуюся оттуда с таким наслаждением, словно это был волшебный нектар!

А затем быстро отпрянул, уперся руками в диван и подтянул к моему животу свой. Член торчал, как корабельная мачта! И вот эта мачта стала приближаться к моей все еще сочащейся пипке. Вот его багровая головка коснулась моих трепещущих губок и медленно стала погружаться внутрь, раздвигая их все шире и шире. Я уже ничего не боялась, я хотела лишь, чтобы вся эта упругая громадина оказалась скорее во мне целиком. Я подалась даже навстречу медленно входящему в меня члену, но тут же вздрогнула от боли, на-ткнувшись чем-то внутри себя на папину твердыню.

 — Осторожно! — сказал папа. — Это и есть девственная плева. Нам сейчас нужно будет преодолеть ее. Это всего мгновение, потерпи!

Я кивнула и непроизвольно зажмурилась. А папа сделал вдруг резкое движение, и я почувствовала, как во мне разместился весь твердокаменный папин член. Это было так прекрасно, что я даже не обратила ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх