Влажная повесть

Страница: 5 из 11

внимания на резкую, но мгновенную боль, когда разорвалась моя бедная целочка. Туда ей и дорога! Я стала женщиной! Я трахаюсь! Фу, какие слова завертелись в моей ликующей головке!

Папа между тем наращивал темп. Его член безостановочно двигался во мне, натирая мое непривыч-ное к подобному обращению влагалище. При этом раздавался такой своеобразный хлюпающий звук, от ко-торого я распалилась еще больше. Я уже вовсю вскидывала свою попку, двигаясь навстречу папе. А он уже просто рычал от наслаждения, все убыстряя и убыстряя темп.

 — Иван! Не кончи в нее! — вскрикнула мама, почувствовав, видимо, что дело идет к разрядке. Она ока-залась права. Я почувствовала, что папин член во мне судорожно дернулся и тут же, рывком, папа вытащил его из меня. Член дергался, как в припадке, и на пике каждого сокращения из него вырывалась густая беле-сая струя, заливая мою грудь, живот, ноги. Несколько капель долетели даже до лица, и я их тут же быстро слизнула. О! Как прекрасен был этот агонизирующий член! Он весь блестел от моих выделений и был слегка запачкан кровью, словно раненый боец. Но я понимала, что это моя кровь и мне ее было ничуточки не жал-ко.

Поток спермы между тем утих, и папа, взяв член в руку, принялся размазывать им ее по мне. Это бы-ло тоже чертовски приятно! И самое интересное — начав было чуть-чуть сникать, папин член вновь напрягся, наливаясь гранитной твердостью. Мне ужасно захотелось, чтобы он снова вошел в меня. Я схватила член рукой и попыталась направить его себе во влагалище, но папа резко выдернул его из моих рук.

 — Нельзя, милая, он же в сперме, ты можешь забеременеть! — объяснил свой поступок папа. — Давай лучше попробуем по-другому. Встань на коленки и пригнись.

Я послушно встала в эту странную позу, не понимая еще, что задумал папа.

 — Раздвинь ножки пошире, — попросил он.

Я сделала и это. Поскольку голова и грудь были у меня внизу, а живот выше их, сперма с него потек-ла на мою грудь и закапала на диван. Папа провел своей ладонью по моему телу, зачерпнув немного спер-мы, а потом стал натирать ею мой анус, даже заталкивая часть спермы пальцем внутрь. Тут я начала дога-дываться, что задумал папа, но я не знала тогда, что наравне с обычным анальный секс широко распростра-нен и не представляет собой ничего стыдного и страшного. Я же думала как раз наоборот, о чем и сказала папе. Они с мамой дружно рассмеялись над моими словами, а потом папа очень серьезно сказал...

 — Запомни, доченька, в сексе не бывает ничего запретного и стыдного. То, что нравится обоим партне-рам, приемлемо и нормально. Ты еще не пробовала такой вид сношений. Вот если тебе не понравится — я никогда не буду предлагать тебе этого больше. А сначала надо просто попробовать.

С этими словами он приставил головку своего члена к дырочке в моей попке. «Хорошо, что я после бани и она чистая!» — почему-то подумала я. Поскольку мой анус и папин член были скользкими от спермы, папа вошел в меня на удивление быстро. Ощущение было необычным, но ничего неприятного в нем дейст-вительно не было. Наоборот. Я почувствовала, что моя пипка вновь набухла и пропиталась соком. Я просу-нула вниз руку и потерла ее пальчиками. Пипка вздрогнула. Папа между тем вовсю уже двигал в моей попке своим членом. И это было здорово! Я почувствовала, что «улетаю» и еще сильнее стала тереть свою пипку. Так продолжалось довольно долго, но вот, наконец, папа глухо зарычал, задергался, его член начал пульси-ровать во мне, и я почувствовала, как горячие струи спермы стали наполнять собой мою прямую кишку. От этого фантастического ощущения я кончила сама, причем так бурно, что даже стала что-то бессвязно выкри-кивать.

Ну а потом мы все трое развалились на диване, отдыхая. Конечно, меньше всех «устала» мама, ведь она сегодня «занималась любовью» (фу, как лицемерно-пошло, но не говорить же «трахалась» — это еще по-шлее!) только один раз, еще в бане. Поэтому ее рука так и тянулась к поникшему, какому-то смятому папи-ному членчику. Но он мягко отстранил мамину руку, наклонился к ее лицу, поцеловал в губы и сказал, изви-няясь...

 — Вера, пока не надо. Пусть он отдохнет хотя бы полчасика. А потом уж мы с тобой наверстаем, а Светка пусть смотрит, учится! — Папа подмигнул мне задорно и весело.

 — Папа, а ты сам когда... научился? — спросила вдруг я почему-то.

 — Рассказать? — посмотрел папа на маму с несколько смущенным видом.

Мама явно знала, о чем идет речь, потому что хихикнула вдруг, но тут же снова стала деланно серьез-ной.

 — Расскажи, а что тут такого? — сказала она. — У Светы это было первый раз с тобой, отцом, у тебя — с сестрой... Ну и что?

 — С сестрой?! — воскликнула я, ахнув. — С тетей Катей?

 — Ну да! — улыбнулся папа. — Рассказать?

 — Конечно! — я аж села на диване от нетерпения, но папа нежно взял меня за плечи и снова уложил.

 — Так удобней, — сказал он. — Слушай!

 — Я учился уже в шестом классе, а тетя Катя — для меня тогда — просто Катька — в третьем. У меня как раз наступил так называемый период полового созревания. Ну, то есть, я очень стал интересоваться тем, что у меня между ног происходят некоторые изменения. Во-первых, стала все больше и больше стягиваться кожа с головки члена, во-вторых, стали расти реденькие волосики на лобке, но самое главное — мне стало очень приятно играть своим членом, думая при этом о девочках. Это, конечно, не очень хорошее занятие, я уже говорил тебе, но для мальчиков оно не так опасно — практически все мальчишки прошли через это. Я ложил-ся спать и сразу стаскивал с себя под одеялом трусы. Брал пальцами свою маленькую пипку и начинал ее нежно поглаживать. Затем, когда она чуть «подрастала», я двумя пальцами осторожно стягивал кожицу с головки и снова натягивал, стягивал-натягивал, стягивал-натягивал... и так до тех пор, пока пенис мой не деревенел, вытянувшись во всю длину. Тогда я ложился животом вниз и уже всем телом имитировал поло-вой акт с... матрацем. Да-да, не смейся, я представлял, что подо мной — девчонка из нашего класса, или со-седка со двора, или... Катька. Пенис терся о простыню — и это было блаженство! А потом наступало такое мгновение, когда у меня вдруг сладко-сладко перехватывало дыхание, и член начинал дергаться. Он дергал-ся сам по себе, как живой, а я, водя по нему вверх-вниз неплотно сжатой ладонью, испытывал доселе неве-домое мне наслаждение! Теперь и ты знаешь, что это называется «оргазм». Тогда я этого не знал. Поначалу оргазм происходил у меня без семяизвержения — сперма просто еще не вырабатывалась в юном организме. Но однажды пришел тот день, или точнее — ночь, когда у меня произошла первая эякуляция. Это была всего одна маленькая капля, но как же я испугался, почувствовав ее на своей ладони! Я почему-то подумал, что это из пениса пошла кровь, потому что то, что я делаю — вредно и опасно. Я зажег настольную лампу и про-тянул к ней ладонь. Уф! Это была не кровь! Но это была и не моча, как я тоже было подумал. Жидкость бы-ла белесой и густой. Я успокоился, и продолжал свои «упражнения» почти каждую ночь. Теперь я кончал уже постоянно.

Я ведь в детстве жил в городе, ты знаешь, и вот однажды сидя в ванне пока набиралась вода, я играл со своим членом. Надо сказать — играть с ним под одеялом в темноте и полностью открытым при ярком свете — совершенно разные вещи! Там — только ощущения и грезы, здесь — еще и зрительное наблюдение. Как мне казался красив мой торчащий пенис с обнаженной головкой! И как же мне захотелось, чтобы это увидел кто-нибудь еще! Разумеется, девчонка!"А что, если показать его Катьке? — подумал я. — А заодно попросить ее показать мне свою пипку?» От этой мысли я даже кончил,...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх