Влажная повесть

Страница: 6 из 11

и струйка спермы, извиваясь в прозрачной воде как живая, стала медленно опускаться на дно ванны.

Наши с Катькой кровати стояли рядом, изголовьями друг к другу. Когда мы легли в тот вечер спать, то, как обычно перед сном, начали трепаться шепотом обо всем понемногу. Катька как раз рассказала, как они классом ходили в тот день первый раз в бассейн.

 — Там надо сначала принять душ, а потом уже идти в большой зал, где вода, — сказала Катька. И я по-нял, что можно удачно перевести разговор в нужное мне русло.

 — Вы сразу всем классом принимали душ, вместе с мальчишками? — прикинулся я дурачком.

 — Ты что, мы же там раздевались догола! — возмутилась Катька.

 — Ну и что? — как бы не понял я.

 — Они же увидят! — страшным шепотом сказала Катька.

 — Что увидят-то? — продолжал играть я начатую роль.

 — Наши... пипки! — еле слышно прошептала сестра.

 — А что в этом такого? — начал я Катькину обработку. — И потом, вы ведь тоже увидите у них! Разве те-бе не интересно?

 — Интересно, — выдохнула Катька, и я понял, что ей действительно это интересно.

 — А ты никогда что ли не видела пипку у мальчика? — спросил я.

 — Нет, конечно!

 — А хочешь?

 — Да... — чуть слышно шепнула сестренка.

 — Хочешь, я покажу тебе свою? — спросил я и замер. По мне даже мурашки побежали.

 — Да... — снова шепнула Катька.

 — А ты мне свою покажешь?

 — Покажу, только сначала ты...

Я побоялся включать свет, так как родители могли зайти и поинтересоваться, почему мы не спим. По-этому я достал из письменного стола свой фонарик и снова юркнул под одеяло. Я приспустил трусы до ко-лен, заметив при этом, что член мой уже «в боевой форме». Я включил под одеялом фонарик, приподнял одеяло и прошептал пересохшими враз губами...

 — Смотри!

Катька перегнулась через спинки кровати, благо они были невысокими, и задышала над самым моим ухом.

 — Ух ты! — зашептала она. — Какой красивый! Большой!

 — Хочешь потрогать?

 — Угу!

Катя протянула руку и очень-очень осторожно коснулась моего пениса.

 — Не бойся, трогай смелее!

Я даже чуть подался к Катьке, чтобы ей было удобней. Она обхватила мой член ладошкой и стала бе-режно его ощупывать. Она поднялась до самой головки и, коснувшись ее, сказала...

 — Ой! А тут мягко!

 — Это называется головка члена, — сказал я.

 — А посередке у нее — как моя пипка, только маленькая, — хихикнула Катька.

Это дало мне повод напомнить о Катькином обещании.

 — А какая у тебя? — спросил я. — Покажи.

Сестренка с явной неохотой выпустила мой пенис из ладошки и тихо спросила...

 — А ты не будешь смеяться?

 — Над чем? — не понял я.

 — Ну, у тебя вон какая красивая пипка, а у меня... как у лошади!

От такого образного сравнения я действительно чуть не рассмеялся, но сдержал себя и торжественно пообещал Кате не смеяться.

Катька забрала у меня фонарик и юркнула к себе под одеяло. Там она завозилась, видимо снимая тру-сики, а потом прошептала...

 — Смотри!

Я почти залез с головой к Кате под одеяло, повиснув животом на спинках кроватей. Катькины бедра ярко белели в свете фонарика. А там, где они смыкались, в самом низу живота, виднелся маленький бугорок, с щелочкой посередине. Эту темную щелочку создавали два продолговатых пухленьких валика, соприкаса-ясь между собой. У меня перехватило дыхание, бешено заколотилось сердце, а член, на который я так еще и не надел трусы, еще больше, кажется, вырос и глубоко вдавился в подушку.

 — Можно... потрогать? — запинаясь проговорил я, а сам уже тянул руку к волнующему Катькиному холмику. Я начал с бедер, медленно продвигая руку вверх, оттягивая удовольствие. Наконец, моя ладонь коснулась мягкого, но в то же время и упругого, теплого и нежного бугорка. Средний палец моей руки попал прямо в волнующую расщелину, где было как-то по-особому гладко и чуть-чуть влажно. Я повел палец вверх вдоль щелки и в самом ее верху уперся во что-то маленькое, но тверденькое, что на ощупь напомнило мне крохотный член. Это открытие так поразило меня! Никогда не думал, что у девчонок ТАМ что-то может торчать!

Я возбудился настолько, что понял... еще чуть-чуть — и я кончу прямо в подушку, а этого никак нельзя допустить. Я с огромным сожалением оторвался от Катькиного холмика и быстро сполз в свою постель, размышляя, довести себя до семяизвержения самостоятельно, или предоставить это Катьке.

 — Ты чего? — удивленно спросила Катька. Она не поняла, почему я прекратил ласкать ее пипку и так поспешно ретировался.

 — Сейчас я покажу тебе самое интересное... — начал я, но тут дверь в нашу комнату неожиданно рас-пахнулась, и послышался сердитый голос мамы...

 — Вы чего тут шепчетесь?! А ну-ка, живо спать! Завтра ведь в школу, опять вас не добудиться будет!

Я аж чуть было холодным потом не покрылся, представляя, что было бы, если бы мама зашла в тот момент, когда Катька дрочит мой член! У меня этот самый член моментально съежился от одной такой мыс-ли. И я сразу и окончательно решил для себя... заниматься подобными вещами с Катькой только в отсутствии родителей! И такой случай представился буквально на следующий день.

Папа и мама после ужина стали куда-то собираться.

 — Мы пошли к тете Наташе, — сказала мама. — Придем поздно, так что сами ляжете спать. Но смотрите, чтобы в десять были в постелях!

 — Как же, лягут они в десять! — буркнул папа, надевая пальто.

 — Ляжем! — твердо и немного обиженно сказал я. — Что мы, маленькие?

 — Ну-ну, — снова пробурчал отец.

Мама чмокнула нас с Катькой в щечки, обдав пряным запахом духов, и родители ушли.

Мы остались с Катькой вдвоем! Я так мечтал об этом, и вот... Я не знал, что же теперь делать, с чего начать! Катька уселась играть со своими куклами, а я мотался по комнате, как неприкаянный, и придумы-вал, с чего бы начать разговор.

Тут Катька оставила своих кукол и вприпрыжку побежала в туалет.

 — Ты куда? — спросил я, хотя это и так было понятно.

 — Писать! — ответила Катька, остановившись, и как-то странно посмотрела на меня, словно чего-то ожидая.

 — А... можно мне посмотреть? — неожиданно для себя спросил я.

 — Можно, — кивнула Катька и улыбнулась. Все-таки и она не забыла вчерашнего и ждала продолжения!

Катя зашла в туалет, оставив дверь открытой. Я встал на пороге и во все глаза смотрел на сестру. Она приподняла подол платьица и быстрым движением сдернула до колен свои розовые трусики. Передо мной мелькнула ее заветная темная щелка, но Катька быстро села на унитаз. Я подался вперед. Сестренка медлен-но, как бы играя моим нетерпением, раздвинула ноги, еще выше задрала подол платья, и тут я увидел, как из ее раскрытой красной щелки, внутри которой оказались еще какие-то складочки, потекла тоненькая струйка. Затем струйка стала более твердой что ли, зажурчала как-то особенно мелодично, а потом опять стала осла-бевать и, наконец, оборвалась — лишь несколько капелек выкатились напоследок из славной Катькиной пип-ки, и сестренка сразу вскочила, натягивая трусы.

А я, пока смотрел на все это, почувствовал, что и сам безудержно захотел писать! Что ж, очень кста-ти!

 — Смотри, а теперь я! — сказал я, и вынул из штанов ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх