Влажная повесть

Страница: 7 из 11

свой пенис. Он был сейчас маленьким и мягким, так как очень хотел писать, и Катька даже ахнула...

 — Ой! Какой маленький! Он же был вчера большой!

 — Погоди, будет еще! — «успокоил» я сестру и направил член в сторону унитаза.

Я выдал такую мощную струю — куда там Катьке! А она смотрела на мое мочеиспускание так востор-женно, словно я показывал какой-то невообразимый фокус!

Наконец я стряхнул последние капли и... спрятал свою письку в штаны. В глазах Катьки застыло яв-ное сожаление, словно я спрятал от нее интересную игрушку. Я не выдержал и рассмеялся...

 — Да не бойся, пойдем в комнату, сейчас что-то интересное покажу!

В комнате мы встали напротив друг друга и я торжественно, как конферансье в цирке, произнес...

 — А сейчас вы увидите волшебное превращение! Быстрое увеличение части человеческого тела!

С этими словами я медленно, как и подобает на представлении, стал раздеваться. Снял футболку, штаны, а затем, уже одним рывком, — трусы. Я стоял перед Катькой совершенно голый. Было как-то ужасно неловко стоять голым перед одетой сестрой. От этого неуютного ощущения член мой совсем скукожился, став маленьким и смешным.

Катя в изумлении раскрыла рот...

 — Он совсем уменьшился!

 — Сейчас произойдет чудо! — продолжил я все в том же эстрадно-цирковом духе. — Великий фокусник Иван со своей ассистенткой Екатериной сделают его на глазах у почтенной публики!

Публики, к счастью, кроме нас с Катькой, никакой не было, зато сама Катька спросила меня ошара-шено...

 — А... что должна делать аси... аситенка?

 — Ассистентка должна раздеться! — провозгласил я.

На Катьку так подействовало мое перевоплощение в конферансье и фокусника одновременно, что она мигом стянула с себя платье, оставшись в розовых трусиках.

Мой пенис чуточку увеличился от этого зрелища, но все еще понуро висел между ног. Катька замети-ла это «волшебство» и снова раскрыла рот, ожидая продолжения.

 — Для полного увеличения части человеческого тела, — продолжал декламировать я, — ассистентка должна раздеться полностью!

Катя недоверчиво глянула на меня, но все-таки стащила с себя трусики. Она стояла передо мной пол-ностью голая, я видел ее всю целиком! Сисек, правда, у Катьки, к сожалению, еще совсем не было, зато ще-лочка, заветная моя мечта, четко темнела внизу живота, уходя вниз, под ляжки. Жаль, Катькины ноги были плотно сомкнуты! Но даже этого было достаточно, чтобы член мой стал стремительно набухать и подни-маться. Катька ойкнула.

 — Раздвинь ноги! — просипел я уже совсем не по-цирковому.

Катька раздвинула ноги в быстром прыжке. Да так широко, что маленькие губки ее полностью рас-крылись, предоставляя моему взору таинственно блестевшую розовую сердцевину с небольшим отверстием посередине. А в самом верху раздвинутой щели, там, где сходились внутренние губки, что-то едва заметно выпирало. Тогда я еще не знал слова «клитор», но это было именно то, что удивило меня накануне.

Вот тут-то мой член подпрыгнул на максимальную отметку! Он аж закачался, гордо устремив полуот-крытую головку в потолок.

 — Ну, как тебе фокус? — каким-то чужим, хриплым голосом спросил я у сестры.

 — Класс! — только и смогла вымолвить Катька.

 — А хочешь еще один фокус? — совсем уж осмелел я.

 — Конечно! А какой?

 — Ты уже видела, как я писаю. Но из моего члена может выходить и другая жидкость! Белая и густая, как сметана!

 — Как это? — удивилась сестренка.

 — А вот так! Но его нужно для этого хорошо ублажить.

 — А мне что для этого делать?

 — Подойди ко мне.

Катя снова сомкнула ноги и подошла ко мне на полметра.

 — Мой член хочет потрогать твою письку! — сказал я и, чуть присев, поскольку Катька была меня, по-нятно, ниже, придвинулся к ней так, что головка моего члена уперлась в губки Катькиной пипки. По мне словно заряд тока прошел, настолько этот момент взволновал меня! Хотя это было всего лишь прикоснове-ние!

 — Они целуются! — улыбнулась Катька, глядя вниз.

Но мне было все же неудобно стоять вот так — вполуприсядку.

 — Давай ляжем на кровать! — сказал я.

Нет, хоть я и был еще несмышленышем, я не собирался проводить с Катькой настоящий половой акт, лишать ее девственности. Я все же понимал, что этого делать нельзя. Хотя, я больше боялся тогда, что Кать-ка забеременеет от меня, не зная, что в таком возрасте это практически исключено. Но я в любом случае не собирался вводить член в ее влагалище, собираясь только поелозить им вволю по Катькиной пипке.

Катька легла на кровать, широко раскинув ноги — так непринужденно, словно сыграла в ней «генная память», словно она проделывала уже это десятки, сотни раз!

Я склонился над ее животом, стремясь в непосредственной близи увидеть все красоты ее девичьего органа. О! Они действительно были прекрасны! Пухлые губки разошлись в стороны, а между ними розовели еще две губки, но уже гладкие и блестящие, и чуть сморщенные, как два лепестка розы. Они были тоже слегка приоткрыты, а между них, в самом низу, темнело отверстие. Оно было маленьким, но удивительно манящим, зовущим в свою непостижимую глубину. И вверху, довершая волшебную картину, теперь уже явственно выпирал как бы малюсенький пенис. Я поднес свою дрожащую руку к этому богатству, но только лишь коснулся влажных внутренних губок пальцами, как ощутил мощный прилив внизу собственного живота!

«Сейчас ведь кончу!» — подумал я с ужасом и отпрянул от Катьки. Слегка отдышавшись и пересилив позыв к семяизвержению, я медленно стал приближать головку члена к Катькиной промежности. Вот, нако-нец, тонкая кожица головки коснулась атласного бутона Катькиной разверстой пипки. Я надавил, совсем чуть-чуть, и головка направилась прямо в загадочную дырочку, накрыв ее, словно пробка. Желание вдви-нуть туда головку, а затем и весь член полностью стало таким непреодолимым и диким, что я чуть было не поддался ему, забыв обо всем на свете. Но Катька вдруг так громко засопела, почти со стоном, что я сразу опомнился и отдернул член. И вовремя! Тут же он, не выдержав безумного напряжения, задергался в паро-ксизме страсти, и на Катькин голый живот выплеснулась длинным жгутом белая струя спермы.

 — Ой! — завопила Катька. — Ой-ой-ой!!!

А сперма лилась и лилась на нее. Это было первое мое столь продолжительное и обильное изверже-ние!

 — Не шевелись! — крикнул я сестре, испугавшись, что сперма стечет с ее живота на покрывало кровати. Катька замерла, во все глаза разглядывая живой гейзер. Наконец, безумные толчки прекратились, и белесая жидкость, капнув еще пару раз на Катькин живот, иссякла.

 — Вот это да!!! — восторженно зашептала Катька. — А что это?! А почему?!

Вместо ответа я побежал в ванную за тряпкой. Больше всего на свете сейчас я боялся, что неожиданно вернутся родители и застанут голую Катьку, заляпанную моей спермой! Я почему-то был почти уверен, что так оно и случится! Я трясущимися от ужаса руками намочил тряпку и бросился назад, в спальню. Катя все так же неподвижно лежала, поблескивая залитым спермой животом. Ноги ее по-прежнему были разведены, вся пипка была как на ладони, но почему-то сейчас мне не хотелось на нее смотреть. Я быстро стал вытирать сперму, но больше размазал, чем вытер. Пришлось сбегать прополоскать тряпку, вернуться, сбегать еще раз... Наконец Катька была чистой. Я, устало вздохнув, сел рядом с ней. Только сейчас я вспомнил, что по-прежнему голый. Катя уже не лежала, а сидела на кровати и во все глаза таращилась на мой пенис. Все же он произвел на нее впечатление! Хотя ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх