Провинциальное шоу в диапазоне УКВ

Страница: 1 из 3

Небольшой городок вологодской глубинки, гостеприимно принявший меня по случаю двухнедельной командировки, оказался одним из центров металлургической промышленности. Именно это обстоятельство и вынудило поселиться не в центральной гостинице, а снять квартиру в небольшом коттедже километров за двадцать от города в поселке со странным и веселым названием Малечкино. В остальной части здания за все время моего пребывания никто так и не появился, поэтому, рассчитавшись с хозяевами за две недели вперед, я фактически вступил в, хотя и временное, но все же полное владение всем незамысловатым архитектурным сооружением, вместе небольшим садовым участком. По утрам, подъезжая к городу, я наблюдал рыжие клубы дымного чада, простиравшиеся над гигантами местной промышленности, и уже прикидывал при этом, как бы поскорее вернуться назад в относительно чистый оазис лесного воздуха.

Вечерами, за отсутствием других занятий, я разбирал, оформленные за день деловые бумаги, да еще крутил ручку старого приемника, стоявшего в углу гостиной. К моему восторгу, приемник имел УКВ диапазон и после того, как я воткнул в гнездо для антенны кусок проволоки, заработал весьма и весьма сносно. Однажды далеко за полночь я оказался на волне местной музыкальной радиостанции, со смешным эротическим названием, представляющим собой нечто среднее между словами «спермит» и «трансвестит». Все же скорее всего оно происходило от глагола transmit и в данном случае являлось классическим вариантом смеси «английского с вологодским». В ту ночь звучала передача, именуемая ни больше, ни меньше, как «Эротическое шоу». Ведущая по имени Диана с ярко выраженным провинциальным акцентом отчаянно пыталась подражать популярной столичной знаменитости, даже слегка похрипывала. Все это выглядело весьма забавно. Местные Дон Жуаны устроили достаточно вялую атаку на студийный телефон, поскольку общение в прямом эфире нельзя было назвать бурным. Ведущая явно затягивала общение с очередным абонентом, что, очевидно, говорило об отсутствии звонков в студию. Однако ночной городок явно не собирался погружаться в сон. Социальный состав звонивших был специфическим, но, наверное, характерным для данной местности и данного времени суток. Активно развлекались ночные охранники, сталевары, работники химической промышленности, слегка подвыпившие дамы, очевидно вернувшиеся с увеселительных мероприятий, так и не утолив свою страсть в полной мере.

На время я отложил свои бумаги и плеснул в обнаруженный в комоде хрустальный бокал хорошего коньячку, предусмотрительно положенного мной в дорожный кейс перед самым отъездом. Разговоры в эфире забавляли. Обсуждалась тема, суть которой можно было бы сформулировать примерно так: «а что, собственно, может предпринять мужчина, если случилось ему сойтись на сексуальной почве одновременно с несколькими симпатичными представительницами противоположного пола?». В принципе, интересно. Однако, тупость звонивших радиослушателей просто бесила. Любую попытку ведущей хоть как то вывести их на стезю эротической беседы, большая часть из них встречала пуленепробиваемой пролетарской манерой общения. В конце концов, я не выдержал. Взяв в руки покоившийся на этажерке старенький телефонный аппарат, я набрал номер, который повторили в эфире уже несколько раз подряд. Трубку сняли практически сразу.

 — Радио, — произнес уже знакомый голос.

 — Доброй ночи, — ответил я. — Хочу поделиться с вами идеей моей любимой эротической игры.

 — Ва-ау, — квакнули в трубке. — А, быть может, прямо сейчас и сыграем?

 — Почему бы и нет, — согласился я.

 — Прекрасно, — ответила трубка. — Через минуту Вы будете в прямом эфире.

Из приемника еще некоторое время раздавалось нечто бравурное, не имеющее, прямо скажем, явного эротического оттенка, но вскоре уже знакомый пришептывающий голос произнес: «Только что к нам дозвонился интересный молодой человек, желающий поведать нечто занимательное. Так что, приготовьте ручки или карандаши и приготовьтесь записывать».

 — Слушаем Вас. Пожалуйста, представьтесь, — трубка вновь ожила.

 — Сигизмунд, — скромно произнес я. Голос мой теперь был слышен еще и из радиоприемника.

 — Это здорово, — восхитилось радио. — И где же живут люди с такими экзотическими именами?

 — В настоящее время — в Малечкино, в отдельном коттедже.

 — Ого! — восторженно пропел голос из динамика. — И чем вы там занимаетесь?

 — У меня тут три очаровательные леди в гостях, — соврал я. — И мы играем в мою любимую эротическую игру, которая как раз подходит к случаю «один с тремя». Впрочем, чем девушек больше, тем играть становится интереснее. Правила просты.

 — Внимание всем радиослушателям! — загадочно зарычала ведущая. — Сейчас Вам откроют важный секрет. Приготовьтесь записывать.

 — Исходное положение для игры таково, — продолжил я. — Водящий, в настоящий момент — это я, ложится на диван обнаженный ниже пояса. В комнате гасят свет, голову водящему закрывают подушкой.

 — Не задохнетесь? — поинтересовалась Диана.

 — Прекрасно себя чувствую, — ответил я. Рассказывать было легко и свободно. У себя дома я действительно частенько играл именно по этим правилам в те дни, когда на мой холостятский огонек слеталось одновременно несколько очаровательных бабочек.

 — И что же дальше? — голос в эфире явно выказывал нетерпение.

 — Дальше все просто, — продолжал я. — Дамы заходят темную комнату по очереди и делают мне оральный секс. Моя задача состоит в том, что бы затем угадать, в каком порядке они заходили. В случае победы девчонки ложатся в ряд голыми попами вверх и я с усердием прохожусь по ним ремешком. Иначе, принимать «горячие» из нежных девичьих рук приходится мне. Честно говоря, это распаляет всех присутствующих ничуть не меньше и по завершении процедуры дальнейшее происходит само собой.

 — Вот так ничего себе, — запричитала ведущая. — Вам и одно удовольствие, Вам и другое.

 — На самом деле, — вещал я в прямом эфире. — Удовольствие тут взаимное. Выигрывают, как говорится все. А, кроме того, водящей может быть и девушка, в этом случае все прочие на равных условиях делают ей куннилинг.

В эфире раздался странный скрежет, всхлипывание, затем звук долгого и томного вздоха. Очевидно, Диана подобным образом реагировала на слово «куннилинг» и, что совсем не исключено, уже явственно представила себя лежащей на диване в интересной позе с подушкой на голове. Я решил воспользоваться моментом и решительно пошел в атаку. «Назвала шоу эротическим», — оправдывал себя я. — «Так пусть и отрабатывает авансы».

 — Знаешь, Диана. Эти слова я говорю тебе прямо в ушко, — прошепелявил я в трубку, переходя на эротический шепот. Радиодива издавала звуки, похожие на те, что рождает кипящий гудрон, когда стоишь в непосредственной близости от котла. — Мое дыхание такое горячее! — откровенно продолжал я хулиганить. — А, сейчас в твою правую ушную раковину я засовываю свою ресничку и начинаю часто-часто моргать. Чувствуешь, как в тебя залетела бабочка и ласкает изнутри.

Очевидно, в студии был еще некто не потерявший самообладание, поскольку тихим фоном зазвучала подложка. Это была музыка из «Эммануэли». Мелодия, узнаваемая физически. Музыка, которую невозможно ни с чем перепутать, ибо сидит она, наверное, у нас где-то глубоко в мышечной памяти. Далее я следовал уже, что называется, на «автопилоте».

 — Опускаясь чуть ниже, я провожу губами по твоей лебединой шейке. Впрочем, она уже стала гусиной, это из-за тех пупырышек, что в изобилии побежали по твоему телу. Смачно втянув в себя твои сосочки, я опускаюсь ...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх