Провинциальное шоу в диапазоне УКВ

Страница: 3 из 3

взяла со стола глубокую тарелку и, налив в нее воды из-под крана поставила на пол. Девицы принялись аппетитно лакать. — Напились? Господин пришел с улицы и ему надо омыть ноги. Господин, ты позволишь?

Последняя фраза уже была обращена ко мне. Ну, почему бы не позволить? Я милостиво согласился и уселся в кресло, вытянув ноги на стул, обнажив коричневые пятки. Кристина и Яна, судя по всему, учились в специфической школе Дианы далеко не на подготовительном отделении. По крайней мере, то наслаждение, которое я испытал в момент, когда влажные и умелые язычки заскользили по моим подошвам, было острым и завораживающим. Голова закружилась и удивительная теплота разлилась по всему телу. Талантливые девчонки обхватывали губами пальцы, погружали их в рот так глубоко, что временами чудилось, будто мои ступни сейчас полностью скроются между этих теплых и очаровательных уст. Я приоткрыл глаза. Рабыни были просто очаровательны в своих стараниях. Роскошные каштановые кудри спадали на подъемы и голени, создавая ощущение маленького и нежного покрывала. В тот момент, когда девчата целовали самые верхушки пальцев, нежные чашечки их грудей прижимались к моим заскорузлым и шершавым пяткам. До сих пор не могу понять, как этой почти окостеневшей частью ступни я ощущал каждый нюанс вожделенных эротических касаний. Теплый воздушный туман окутал меня, наслаждение было неописуемым. Когда я вернулся к реальности. Кристина с Яной все еще стояли передо мной на коленях, но уже прижавшись лбами к ковру и с торчащими сторону дверей очаровательными попками. Госпожа Диана наблюдала за происходящим, находясь чуть в стороне.

 — Янка, получишь пятнадцать горячих, а Крыська — десять. Не все показали, чему учила, засранки! — Диана подползла ко мне на коленях и протянула не понятно откуда взявшийся брючный ремень. — Господин, проучите этих выскочек.

 — О, нет-нет. Сегодня я доволен. Я их награжу, — моя фантазия разыгралась не на шутку. — Пошли во двор.

На дворе я приказал рабыням сесть возле меня на пятки и раскрыть рты. Орошал я их долго и с удовольствием. Весьма кстати пришлись здесь те самые три чашки «купеческого» чая, выпитые в ожидании визита «звезды» радиоэфира. Девчонки принимали мою «золотую» струю крупными «профессиональными» глотками, демонстрируя при этом недюжинный навык. Отослав Яну и Кристину к умывальнику, я вернулся в гостиную. Диана сидела в кресле. Создалось впечатление, что ощущает она себя уже в несколько иной, несколько более вольготной роли. Однако, как оказалось, игра еще далеко не закончилась.

 — Ну, как мой ответный ход? Не могла же я оставить без внимания те художества, что ты учинил сегодня в прямом эфире, — радиодива подошла ко мне и многообещающе положила руки на плечи.

 — А, как же рабы? — кивнул я в сторону открытой двери на улицу.

 — Они при деле. И, кроме того, превосходно знают свое место, — загадочно улыбнулась Диана, увлекая меня из залы в сторону кабинета, являющегося одновременно уютной спальней.

 — Нет, нет — ответил я, нам не сюда. — Прекрасно понимаю тебя, ты пылаешь, снедаемая страстью, однако было бы несправедливо не позволить участвовать в удивительном спектакле сегодняшней ночи всем персонажам, волею случая, включенным в список действующих лиц. Подожди в чулане, я тебя приглашу.

Творческий экстаз, обуявший меня, действовал подобно невидимым крыльям. Мои фантазии, удачно планируя на восходящих потоках реалий, диктовали вполне конкретный план действий. Буквально через несколько минут, раб Евгений был оторван от предназначенной ему кучи мусора и брошен ниц возле штакетника. Кристина и Яна стояли рядом, держа в руках принесенные из сада сучковатые ветки. Я ощущал необычайную легкость и уверенность в успехе нашего маленького спектакля. Так может чувствовать только человек, абсолютно уверенный в праведности происходящего с его участием.

И вот началось. Диана проявилась в свете дворового фонаря, ползя на коленях в направлении мусорной кучи, источавшей аромат сомнительного, прямо сказать, качества. Кристина встала на ее пути.

 — Господин Сигизмунд поручил дать тебе ума, — голос Крыси звучал уверенно и спокойно. Вот она выучка.

 — Готова я, — пролепетала радиодива. — Для того я и здесь, что бы ощутить его властную руку.

Диану секли на мусорной куче. Никто и никогда, глядя на это, покрытое вздувшимися рубцами тело, не смог бы предположить, что еще час назад, это нечто, валяющееся и сливающееся с кучей садового мусора, вещало прямом эфире и претендовало на элементы мужской симпатии со стороны радиослушателей. Грязное тело в куче дворового мусора, извивающееся под ударами, наносимыми ее бывшей рабыней, тело, которое и к целованию ног Господина в теперешнем состоянии не могло бы быть допущено, орало, взывая к милосердию. Рубиновые полосы отчетливо прорисовывались на дебелой мякоти Дианы.

 — А ведь это ей на пользу, — решил я. Очередь на лечение целлюлита длиннющая во всех косметических салонах города. А тут, вроде как, и по блату выходит.

 — Простите, меня Господин, — вопила истязаемая Диана.

Но я не давал приказа на останов порки, хотя и был под впечатлением происходящего. И только когда истошные вопли Дианы стали больше походить на шипение паровой машины, пришлось остановить Крысю и Яну, явно получавших удовольствие от учения своей бывшей Госпожи. Диана с большим трудом поднялась со своего позорного ложа и встав на колени, поползла в мою сторону, явно желая поцеловать мне руку. Пришлось жестом остановить ее. Содержимое мусорной кучи изрядно наприлипало к ее телу и зрелище она представляла собой достаточно жалкое. Остановившись поотдаль, она пообещала никогда более не претендовать на роль Госпожи, уяснив, что ее уделом является принимать «золотой дождь» и кушать испражнения во время моих визитов в этот город.

С тех пор минуло чуть более года. Героиня нашего рассказа собирается покинуть радио, и войти в примерный ритм жизни. О своих командировках в городок я некоторое время предупреждал телеграммами, и всякий раз по прибытии поезда на станцию видел, стоящую на коленях прямо на перроне в ожидании моего появления Диану. Она не стеснялась проходящих мимо пассажиров, а ее страстный взор был устремлен в сторону мелькающих окон прибывающего состава.

Как-то в разговоре по телефону радиодива призналась мне, что на самом деле ее зовут иначе, а Диана — это просто эфирный псевдоним. Мне было все равно. Однако за обман я поручил псевдо-Диане получить от Кристины и Яны хорошую порку. Назначил 40 розог. Все на взаимном доверии. Они писали мне, что назначение исполнено.

До сих пор Диана регулярно шлет мне письма полные любви и благодарности за то, что она осознала наконец свою истинную эротическую природу. Однако, времени на некогда выпоротую ведущую радиопрограммы у меня теперь так и не находится. И все же я спокоен и уверен в пользе произошедшего. Говорят, что Диана начала приобретать стоящую профессию. Не до конца же жизни ей на радио сидеть...

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх