Игрушка

Страница: 1 из 8

Глава первая. Повестка.

Вот уже почти трое суток бедный ученик 10 класса Саша Коноплев лишен сна и покоя. А все из-за этой проклятой призывной комиссии. Начиналось все вроде бы хорошо и спокойно. Как неоднократно предупреждал Николай Федорович, преподаватель по военной подготовке, каждый, достигший 17-летнего возраста юноша обязан стать на учет в своем районном военкомате по месту жительства.

Пришла пора, и деваться некуда, Саша понуро отправился вставать на этот учет. Типично канцелярская атмосфера, царящая в военкомате действовала на Сашу угнетающе. Для постановки на учет, как выяснилось, нужны несколько фотографий, автобиография и школьная характеристика, так что процесс оформления личного Сашиного «дела допризывника» растянулся более, чем на неделю. Пришлось даже отпрашиваться с уроков, поскольку время работы «второго отделения» совпадало со школьными занятиями.

Время пролетело незаметно с момента оформления документов, но вот недавно, а именно семь дней назад, Сашу вызвали с урока математики в кабинет директора и там, в числе других учеников достигших 17-летнего возраста, он получил первую в жизни повестку, текст которой гласил, что ему т. е. Александру Коноплеву необходимо явиться в райвоенкомат для прохождения призывной комиссии и дальнейшей постановки на учет 12 марта сего года к 8.30 утра в комнату 12. На обороте повестки давались разъяснения к требованиям, предъявляемым к допризывникам, при прохождении медкомиссии. Чем-то неприятным повеяло от этого сухого канцелярского текста, предписывающего явиться на медкомиссию аккуратно постриженным, в чистом нижнем белье и свеже вымытым. Пришлось сходить в парикмахерскую, где Сашу как всегда « оболванили», сколько он ни упрашивал постричь не очень коротко. Комплект чистого белья Саша заранее подготовил с мамой — ничего сверхъестественного. плавки, носки, рубашка (маек Саша органически не переваривал), выходные брюки.

Вечером перед явкой, он вымылся в ванной и всю неспокойную ночь ему вспоминались всякие неприятные рассказы «очевидцев», побывавших на такого рода мероприятии. Больше всего волновало Сашу — это необходимость проходить комиссию раздетым до трусов, а в отдельных кабинетах снимать и это последнее прикрытие. Нельзя сказать, что Саша был очень уж стеснителен, во дворе и дома он частенько мог разгуливать только в одних плавках, не стесняясь дворовых соседей и даже девчат, отвечая всегда, что на пляже ведь так ходить можно, а почему нельзя дома или во дворе? Рослый для своих лет, Саша любил играть в баскетбол, правда не в спортивной команде а так, на замену, если кто-то заболел. Так что своей спортивной фигуры он не стеснялся и никаких комплексов на эту тему не испытывал.

Нет, даже не это волновало Сашу, а боязнь сильной эрекции в момент, когда он снимет свои плавки по приказу военврача в присутствии скажем молоденькой медсестры в кабинетах этой дурацкой призывной комиссии. Мысль эта настолько овладела им, что он никак не мог заснуть, проигрывая бесконечные варианты такого срама. Забывшись тяжелым сном, Саша не мог успокоить свою нервную систему и даже во сне он часто просыпался от внезапной сильной эрекции, еще более усугублявшей его бесконечные фантазии.

Проснулся он под утро, в теплой лужице своей ночной спермы, и вынужден был с самого ранья опять вымыться в душе, чтобы не испачкать « боевой комплект» заготовленного чистого белья. С тяжелыми мыслями отправился на свою Голгофу, измученный ночными кошмарами Александр.

Глава вторая. Утомительное путешествие.

В военкомате ничто не предвещало хорошего. Человек 100 ровесников, среди которых Саша не узнал даже ребят из своей школы, свежепостриженных и волнующихся как и сам Саша, он почувствовал себя совсем одиноко и белой завистью завидовал тем ребятам, которые собирались в группы хотя бы по причине соседства или знакомства по спорту... Около 9 утра их начали строить сперва по росту, потом разбили на взводы и начали усаживать в автобусы, сообщив, что комиссия уже действует в пригородной воинской части и гораздо проще доставить туда призывников, чем организовать все на месте в военкомате. В составе четвертого взвода, после неоднократных перекличек Саша наконец, подъезжал в автобусе к упомянутой ВЧ.

Бесконечные построения и переклички утомили ребят, многие тихо спали в дороге — повидимому Саша был не один такой и, скорее всего, аналогичные проблемы возникали сегодня ночью не только у нашего героя. Доставив на место расположения части весь контингент призывников, автобусы развернулись и дружно уехали, оставив удрученную таким поворотом дел толпу ребят наедине с черными мыслями о практической невозможности самостоятельно вернуться в город, поскольку таких денег, чтобы оплатить хотя бы в складчину какой-либо транспорт ни у кого не было — все ребята ведь не знали, да и не догадались взять с собой финансы на случай такого рода. — — Все читали только текст повестки..

Теперь становилось ясно, что пока все 100 человек не пройдут эту медкомиссию, никто не сможет вернуться домой. Дело разворачивалось крайне медленно. Уже было 10. 30, а ребята толпились на плацу еще даже не ведая, куда и в какую сторону надо будет идти. Но, как выяснилось напрасно они волновались. Из разговоров местных прапорщиков выяснилось, что те же автобусы доставят ребят в город к 17. 00 и что медкомиссия здесь работает уже не одну неделю и что 100 человек в день — это обычная норма, с которой тут справятся часам к 16. 00. Бывали деньки и понапряженнее, когда прогоняли в день до 200 новобранцев. Снова построение, перекличка но это заняло гораздо меньше времени, чем утром поскольку ребята уже знали свое место в строю и успели познакомиться повзводно. Походной колонной призывники двинулись в сторону группы зданий видневшихся на горизонте.

Трехэтажное серое здание, приспособленное для осмотра призывников как нельзя подходило для этих угрюмых мест. Ребят завели в просторный спортивный зал на первом этаже и приказали раздеться до трусов, складывая одежду на скамейки, расставленные по такому случаю вдоль стен. Каждый взвод занимал по три скамейки, и найти свою одежду было нетрудно. Опять все перемешалось в рядах, так как многие лишились привычных ориентиров вместе со снятой верхней одеждой. Ребята долго перекликались, пока не утряслись в том же порядке, что и в одежде.

Все в том же порядке, повзводно, допризывников развели по этажам, чтобы равномерно загрузить специалистов-врачей — и медкомиссия начала свою работу... Все Сашины предположения о каких-то вынужденных раздеваниях в присутствии молодых девушек пока не оправдывались и, получив в руки скоросшиватель с вложенной туда картой-перечнем для обхода специалистов, Саша быстренько сориентировался в расположении и номерации кабинетов. Предстояло получить подписи 10—12 врачей и Саша правильно выбирал те кабинеты, у дверей которых было мало ребят, так что к 13 часам он успешно прошел добрую их половину.

Наиболее загруженными оказались рентгенкабинет, окулист, отоларинголог, невропатолог и хирург с сексопатологом и венерологом. К 15 часам наш герой благополучно посетил уже почти все 12 кабинетов, и карточка его пестрела надписями — годен — против каждой строчки. Осмелевший и приободрившийся Александр занял очередь к хирургу, но там была некоторая хитрость — внутри помещения располагались, помимо хирурга, еще несколько специалистов и, как теперь стало уж совсем ясно — все они сели здесь именно потому, что по роду их деятельности им необходимо осматривать призывников голышом, и чтобы не заставлять их то снимать то одевать остатки одежды, сюда заходили по нескольку человек, там в предбанничке они оставляли свои трусики и в чем мама родила переходили от столика к столику, за которыми и восседали придирчивые и требовательные врачи, детально осматривающие интимные места трепещущих от нервного и сексуального возбуждения подростков. Уже под дверью этого кабинета Саша почуял неладное. От былой храбрости не оставалось даже ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх