Плата за счастье

Страница: 2 из 3

ложем, а полотенце — простыней, принявшей невинную девичью кровь.

«Ну вот и все, — думала Люба, хромая по дороге домой, — цветы кончились. Он получил от меня все, что хотел. Теперь бросит. А я — дура!»

Миша держал ее под руку, и говорил ей те слова, которые хочет слышать любая женщина. В ней боролись два чувства... одна ее половинка была счастлива, а другая говорила, что на проверку Мише оказалось нужно то же, что и этим недоноскам в подвале.

Конечно, мама сразу обо всем догадалась. Она вздохнула, выпила свои любимые сердечные капли и сказала, что все мужчины хотят от нас, женщин, одного и того же.

 — Он тебя любит? — спросила она дочку. Люба кивнула головой и смахнула слезу.

 — А ты его? — вместо ответа Люба снова кивнула, — ну так что ж тебе надо?

Люба сказала, что не собирается замуж, так как ненавидит мужиков. Замечание мамы о том, как должны вести себя с мужчинами мужененавистницы в 17 лет, она пропустила мимо ушей. Еще через месяц Люба поняла, что беременна. Миша, узнав об этом, пришел в строгом костюме, с цветами и шампанским.

Мама, чуть не выронила свой фирменный пирог, увидев как он достал из кармана два золотых кольца, и пошла за сердечными каплями.

К заявлению о вступлении в брак пришлось приложить справку из женской консультации. Люба вышла за Михаила замуж на третьем месяце беременности. Молодые жили отдельно от родителей. Через полгода после свадьбы у нее родилась девочка. Не смотря на такое раннее и бурное начало своей взрослой жизни, Люба была верной женой и образцовой матерью. После родов ее красота расцвела в полную силу... мужики были готовы на все, чтобы получить ее благосклонность, но она блюла свою женскую честь.

Жить молодые переехали в соседний город, где Михаилу предложили работать тренером. Судьба подарила Любе четыре года счастливой семейной жизни. Когда она в очередной раз приехала вместе с дочкой к маме в гости, по случаю их приезда мама приготовила свой фирменный яблочный пирог со взбитыми сливками. Внучка, вся перемазавшись сливками, рассказывала...

 — Папа купил видеомагнитофон, ставит мне мультики и велит смотреть, а сам забирается с мамой на кровать. Представляешь, бабушка, мама на кровати голая-голая и папа прижимается к маме голый-голый. Мама... Ах, ах, Ах! А папа... пых, пых, пых! А мне-то в зеркале все видно!

Мама покраснела до корней волос и принялась вытирать сливки с дочкиных щек.

 — Не знаем, что с ней сделать, мало того, что здесь, так она это еще и в детском саду рассказывает! Воспитательница в группе незамужняя, так она чуть в обморок от таких от рассказов не упала. Я хотела дочку отшлепать, так муж не позволяет.

 — Детей шлепать непедагогично! — сказала дочка, слизывая сливки языком.

 — Вот, — строго сказала Любина мама, — что бывает, когда дочки выходят замуж в 17 лет и сразу рожают! Как говорится, маленькие детки — маленькие бедки. Подожди, что она тебе выдаст лет через десять. А вообще, ничего страшного в том, что она вас видит нет... мы с твоим покойным папой и его родителями в одной комнате в коммуналке жили, и тебя растили и ничего! А у вас отдельная, хоть и однокомнатная квартира. Вот скажи мне, ты не верила, что бывают хорошие мужчины, а теперь ты тоже так считаешь?

 — Ты мама, оказалась права, бывают и приличные. Как, например, мой Миша.

Тогда Люба не знала, что это их последнее свидание.

Часть вторая

Плата за счастье

Судьба подарила Любе пять лет женского счастья. Много это или мало? Многим женщинам такой срок покажется слишком долгим. Ее муж боготворил и ее и дочку. Девочка подрастала, на радость родителям. Казалось, что ничто не сможет нарушить счастливой жизни маленькой семьи. Но не тут то было. Как говорится, пришла беда — открывай ворота.

Все началось с того, что пьяный водитель вылетел на автобусную остановку и насмерть задавил Любину маму. Она скончалась прямо на улице. Прощальным подарком для семьи стала мамина квартира, которую они разменяли на двухкомнатную. Но, квартира не заменит материнской любви.

После запоя мужа, окончившегося пребыванием в больнице и страшной цены за лекарства, что пришлось заплатить Любе в клубе садистов, жизнь в семье стала опять налаживаться. Муж, чувствуя свою вину, бросил пить, Люба устроилась работать секретаршей в торгово-закупочной фирме, ее шеф не раз и не два предлагал сходить с ним в баню, поправить здоровье и развлечься. Она посылала его туда, куда следует.

Полгода Михаил держался, не пил и был ласков с женой и с ребенком. Казалось, что судьба вновь лицом поворачивается к маленькой семье. Но он не выдержал и снова подружился с бутылкой. В ту же ночь, его увезла «скорая». На следующий день Люба пришла в больницу. Михаил лежал в реанимации, привязанный к койке. В него капали сразу из двух капельниц.

 — Белая горячка! — объяснил доктор, — пришлось привязать.

Доктор вновь сказал, что мужу нужны дорогие лекарства.

«Опять деньги? Ну, где мне взять столько? — черт бы тебя алкоголика побрал! А на что мы жить будем?» Рядом притормозила машина.

 — Дэвушка, садись подвезу! — ее размышления прервал голос водителя с характерным акцентом, выдававшим горное происхождение. — Прокучу с ветерком. Заплачу — нэ обижу.

 — Пошел ты! — выкрикнула она в ответ. Взвизгнув шинами, машина

умчалась прочь.

«Вот бог и предложил мне выбор... сесть к этому кавказцу или? Или помирать мужу в больнице!» Денег в доме не было. На работе ей шеф отказал в кредите не лечение мужа, но предложил дать ей из своих карманных расходов, если она перестанет ломаться согласится сходить с ним попариться.

 — Ну, зачем вам я? — спросила Люба, к вам ведь привозят молоденьких девочек прямо в кабинет!

 — Им красная цена палтийник! — шеф сброил пепел в любимую пепельницу в виде голой девушки, обнимающей большую бочку. — А тебе нужно целых триста баксов! Продажных девок у меня сколько угодно, а вот порядочных женщин в моей коллекции нет!

Он похотливо улыбнулся и вытер вспотевшую от предвкушения лысину. Люба вышла из кабинета.

Вечером мама села шить дочке платье, и долго не могла вдеть нитку в иголку. Слезы наворачивались ей на глаза.

 — Мама, а папа придет? — спросила ее дочка.

 — Ты хочешь, чтобы он пришел?

 — Хочу! Я его люблю! — В глазах ребенка показались слезы.

 — Тогда я постараюсь, чтобы он вернулся!

Эти слезы дочери помогли Любе решиться, вновь набрать телефон клуба садистов. Она решилась снова лечь на страшную скамейку на потеху извращенцам. Лишь бы заработать денег на лечение. На этот раз механический голос говорил «абонент выключен или находится вне зоны действия сети». Осталась последняя возможность, и она набрала номер шефа.

 — В баньку пойдем сегодня! — услышала она радостный голос, с меня шампанское!

По злой шутке судьбы, больница и баня находились на одной улице. Любе пришлось раздеться перед начальником, пойти с ним в мыльное отделение и долго терпеть на себе скользкое горячее тело.

 — У... Жалкий недомерок! — сказала она, брезгливо глядя на сальности шефа...

Задетый за живое этим оскорблением, он с еще большей яростью кинулся на нее, чтоб получить мужское удовольствие. Он был груб и так тискал ее, что на коже остались синяки.

Она еще никогда не принадлежала никому кроме мужа, и толстый шеф вызвал у нее только чувство брезгливости и омерзения. Никогда она себя не чувствовала так плохо, как после этой злосчастной бани. Люба еще не знала, что шеф приготовил ей очень неприятный сюрприз.

 — Положение очень серьезное — сказал доктор на следующий ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх