Гимназистка

Страница: 1 из 14

Глава 1

В этот субботний вечер ноября 1908 года Ольга стояла у окна и смотрела на освещенную фонарями осеннюю улицу. Был уже поздний час, но спать ей не хотелось. Вообще на душе ее было гадко, она остро ощущала свое одиночество. Ее отец, чиновник канцелярии киевского губернатора, якобы задержался за казенными бумагами, но Ольга знала, что это неправда. Судя по всему, он отправился в ресторан, пропивать с коллегами очередное подношение от «благодарного купечества». Ольга подозревала, что дело обстоит еще хуже — «ресторан» помещается на Большой Ямской и его вход освещается красным фонарем. Во всяком случае, после предыдущей «задержки на службе» отец явился домой под утро трезвым, но сильно помятым, а мать с ним потом не разговаривала три дня.

Подумав так, Ольга устыдилась своих мыслей и покраснела. Ученице выпускного класса старейшей киевской Фундуклеевской женской гимназии не положено даже догадываться, что на свете существуют дома под красными фонарями. Ольга всеми силами хотела быть прилежной ученицей, благо при ее уме гимназическое обучение давалось легко. Вместе с тем, тот же живой ум легко замечал противоречия между тем идеальным миром, о котором рассказывала классная дама Надежда Ивановна и жизненной действительностью.

Мать ее, Вера Александровна, красивая еще женщина тридцати с небольшим лет, была намного моложе мужа. Она тоже знала, что ее благоверный не вернется домой раньше двух часов ночи. Несколько часов назад она ушла «в гости к подруге». Но это, судя по всему, тоже не соответствовало действительности. Слишком тщательно она наряжалась. «Не иначе, как пошла к тому хлыщеватому господину, который наносил нам визит в прошлое воскресенье» — думала Ольга.

Правда, к чести Ольги нужно сказать, что она даже приблизительно не знала, что именно может происходить между ее матерью и хлыщеватым господином.

Внезапно до нее донеслись из кухни звуки отпираемого замка. «Мама, ты?» — спросила Ольга в темноту, порядком удивившись, что мать воспользовалась темной и грязной лестницей черного хода. Молчание было ей ответом. Ольга вышла в коридор и в этот момент ее рот зажала чья-то рука. Нападавшие были весьма опытны, и уже через несколько минут, Ольгу, спеленатую каким-то куском ткани, несли вниз по лестнице. Глаза ей завязали тоже.

Сказать, что Ольге было страшно, значит, ничего не сказать. Ее просто колотила дрожь от ужаса и беспомощности. Но, удивительное дело, вместе с тем, ее чувства и память обострились до предела, она ощущала и запоминала мелочи, на которые не обращала внимания в обычное время. Ее довольно долго везли в закрытом экипаже — она приглушенно слышала стук копыт лошади. Экипаж несколько раз сильно встряхнуло, и Ольга поняла, что похитители перевезли ее через железную дорогу. Ольге почему-то казалось, что ее завезли куда-то за Куреневку. Наконец экипаж остановился. Связанную Ольгу вынесли наружу и, судя по всему, занесли в какое-то здание. Затем похитители и их жертва стали спускаться по лестнице вниз. Сама мысль о том, что она находится в «подземелье» вызвала у Ольги дрожь. На удивление Ольги подвал оказался сухим и теплым, отнюдь не похожим на ужасный застенок.

Наконец ее посадили на пол, и она почувствовала, как ей развязывают руки и ноги. Повязку с глаз ее, однако, не сняли. Ольга попыталась сделать это сама.

 — Зря стараешься, — раздался слегка насмешливый мужской голос. Это были первые слова, которые Ольга услышала с момента похищения. Почему-то этот голос ее испугал больше, чем все остальное, происшедшее в этот вечер, и она отчаянно завизжала. Ольга кричала, сколько хватило сил, но это не произвело никакого эффекта. Когда она остановилась отдышаться, мужчина заговорил снова.

 — Зря стараешься, — повторил он тем же насмешливым тоном и добавил: — на пробу я стрелял в этой комнате из револьвера — с улицы не слышно.

 — Чего вы хотите? — спросила Ольга, не оставляя попыток сорвать повязку.

 — Вот это другой разговор. А повязку ты не снимешь. Это не повязка, а маска, и она запирается сзади на замок.

Ольга ощупала повязку-маску и поняла, что мужчина прав. Это кожаное изделие позволяло открывать глаза, но плотно прилегало к голове и не пропускало к зрачкам своей пленницы ни малейшего лучика света. Поняла она также, что находится в полной власти похитителей, и все пути ее возможного сопротивления предусмотрены и отрезаны. Между тем, мужчина продолжал. Он говорил медленным голосом, как говорят люди, уверенные, что их слушают, и будут слушать.

 — Я хочу, чтобы ты была послушной девочкой и делала все, что я тебе скажу. Тогда я не причиню тебе вреда и боли. Если ты не будешь терять времени, то вернешься домой до появления родителей. А если вздумаешь сопротивляться, то я тебя заставлю все равно. Заставлю и накажу за непослушание. Выбирай.

От бессилия Ольга заплакала.

 — Что мне делать? — спросила она сквозь слезы. По ее голосу похититель понял, что она признает свое поражение.

 — Встань сюда, — скомандовал он. Ольга повиновалась, и, ощупывая перед собой воздух, встала. Подчиняясь руке, направившей ее движение, она сделала несколько шагов и почувствовала под ногами толстый ковер.

 — Стой смирно, не шевелись! — раздалась новая команда. Вслед за этим Ольга услышала двойной деревянный стук и какое-то странное механическое шипение.

 — Теперь обернись! — и опять этот стук. Следующая команда заставила колени Ольги мелко задрожать.

 — Подними юбки! Я хочу посмотреть, какие у тебя ножки, — тон похитителя был приказным и насмешливым одновременно. Этот тон, и этот дикий, до невозможности неприличный приказ шокировали Ольгу. Она стремительно отступила на шаг и в испуге закрылась руками, как будто ее застали голой. От стыда покраснели даже ее ушки.

 — Нет! — в испуге закричала она. Но бунт ее был недолгим. Бесшумно ступая по толстому ковру, похититель зашел ей за спину и резко толкнул ее вперед. От неожиданности Ольга упала на ковер на колени. Мужчина одной рукой прижал ее спину, а другой несколько раз сильно шлепнул по ягодицам. Ольга опять болезненно взвизгнула. Шлепки прекратились, но Ольга продолжала плакать, не столько от боли, сколько от страха перед неизвестным, унижения и беспомощности.

 — Я же предупреждал тебя, что за непослушание буду наказывать. Вставай! — Снова раздался повелительный голос через несколько минут, когда Ольга вполне осознала свое бессилие.

Ольга поднялась на ноги, нагнулась и, подхватив край юбок, подняла их на пару вершков. Она не могла видеть похитителя, но кожей чувствовала, что он присел и сейчас в упор разглядывает ее высокие башмачки на каблуках, которые она не стала снимать, вернувшись из гимназии.

 — Выше! — услышала Ольга следующий приказ и медленно повиновалась. Показались ее простые бумажные чулки и оборки панталон. На этом Ольга попыталась остановиться, но требовательный голос заставил ее подобрать юбки до самого пояса и полностью открыть свои панталончики.

 — Очень хорошо. Ножки красивые, меня не обманули, — впервые услышала она слово похвалы, — теперь не шевелись.

Снова раздался двойной деревянный стук и короткое шипение, какое издают мокрые дрова. Ольга мучительно пыталась понять, что означают эти звуки, но не могла придумать никакого объяснения. Вслед за этим последовала новая серия приказов:

 — Теперь обернись, подними платье сзади и нагнись. Ниже. Перед тобой диван, можешь об него опереться.

Мужчина помог ей принять такую позу, какую он считал нужной и задрал ее юбки еще выше, закинув их ей на спину. Снова Ольга услыхала странные звуки у себя за спиной. Конечно, она понимала, какое непристойное зрелище представляет собой ее попка, обтянутая панталонами и выставленная на всеобщее обозрение,...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх