Гимназистка

Страница: 5 из 14

для того, чтобы дарить женщинам удовольствие. Ты еще не готова с ним познакомиться, но как это происходит, мы тебе сейчас покажем. Иди ко мне.

Последняя фраза была адресована Петру, и он не заставил себя долго упрашивать. Отстранив Ольгу от кресла, он встал перед ним на колени, и его член оказался на одном уровне с влагалищем Надежды Ивановны. Взяв учительницу за бедра, он подтянул ее туловище к краю кресла и прикоснулся членом к срамным губкам женщины. По ходу дела Петр давал пояснения:

 — То, что мы сейчас проделаем, называется половым актом. Еще говорят «заняться любовью». Когда женщина хочет заняться любовью, ее влагалище вырабатывает смазку, вроде слюны. Мужчина не должен приступать к делу, не убедившись, что это произошло, иначе он не доставит удовольствия своей партнерше никакого удовольствия. Наоборот, ей будет просто больно. Но Надя уже возбудилась, глядя, как я тебя ласкал, и я могу беспрепятственно войти в нее.

С этими словами Петр взял пальцами свой член и погрузил его во влагалище Надежды. Она застонала и, увидев страх в глазах Ольги, улыбнулась: «все, мол, хорошо». А Петр продолжал:

 — Чтобы Надя испытала удовольствие, я должен двигать своим членом у нее во влагалище. Вот так.

Ольге вдруг самой захотелось проверить, выделилась ли у нее смазка или нет, и она прикоснулась рукой к своему влагалищу. Увидев это, Надежда строго прикрикнула:

 — Убери руку! Пока я тебе не разрешу, ты не должна трогать себя там.

Ольга отдернула руку и принялась смотреть. Между тем, Петр закинул ноги Надежды Ивановны себе на плечи и принялся медленно и равномерно погружать свой член в ее влагалище, изредка покручивая бедрами. Каждый раз, когда он это делал, из груди Надежды вырывался стон сладострастия.

 — Еще, еще! — страстно шептала она, находясь на пороге оргазма. Петр положил руки ей на грудь и принялся мять ее соски прямо сквозь ткань. Эта ласка стала последней каплей, и классная дама, выгнувшись дугой, вскрикнула.

 — Что с вами, Надежда Ивановна? — спросила удивленная Ольга, но ей никто не собирался отвечать. Петр лишь немного ускорил свои движения. Вскоре классная кончила снова. Оргазм у нее проходил бурно, в экстазе ее ноги, обутые в изящные ботиночки с высоким каблуками дергались, грозя причинить Петру увечья, но ему уже было не до этого. Он уже вовсю двигал своим членом во влагалище Надежды, отбросив всякую осторожность. Учительница тоже, уцепившись руками за спинку кресла, изо всех сил помогала ему, изгибаясь навстречу пронзавшему ее члену. Тяжелое дыхание Петра постепенно перешло в стоны, которые он издавал при каждом движении, а затем и в хриплый нечленораздельный крик. Наконец, Петр вытащил свой член из влагалища классной дамы и залил ее задранную к груди сорочку белой жидкостью. До этого Надежда кончила еще раз.

Петр, пошатываясь, сделал несколько шагов и без сил упал в кресло. Спустя несколько минут он заговорил:

 — Видишь, женщины более одаренный в плане любви пол, чем мы, мужчины. Ты знаешь, что такое оргазм?

Ольга согласно кивнула и покраснела, вспомнив приключение в таинственном подвале.

 — Так вот, мужчина во время акта может испытать только один оргазм, а Надя испытала три, — самодовольно произнес Петр.

 — Не хвастайся, герой-любовник — томно подала голос Надежда.

 — А почему, собственно? — в шутку обиделся Петр.

 — Если бы у всех мужчин было бы такое образование, как у тебя, это был бы весьма скромный результат. А то ведь, они, в большинстве своем, неотесанные чурбаны в том, что касается занятий любовью. Думают только о своем удовлетворении, не заботятся об удовольствии женщины, делают нас несчастными...

 — О чем вы? — перебила ее Ольга, не поняв последних слов.

 — Помнишь жидкость, которая выплеснулась из члена Петра, когда он кончил? Она называется спермой. Если она попадет во влагалище женщины, она может забеременеть. Если речь идет о супругах, то в этом нет ничего страшного, но для незамужней женщины беременность и дальнейшее воспитание ребенка — большая экономическая проблема. Я этого взгляда не разделяю, но почему-то занятия любовью вне брака, тем более беременность незамужней женщины считаются бесчестием, и их приходится скрывать. Вот смотри: «Гимназистка 14 л. Таня Б. разрешилась от бремени здоровым мальчиком; двух гимназисток 4-го и 6-го классов исключили из гимназии, поставив им двойки за поведение...» (цитата из газеты за 1908 г. — прим. ав) — процитировала Надежда из газеты, которую взяла со столика.

 — То есть, за то, что мы сейчас делаем, меня могут выгнать из гимназии? — со страхом спросила Ольга.

 — И меня тоже, но не выгонят, разве что кто-то из нас донесет на другую. Но разговор не об этом. Я хочу тебя спросить: ТЫ считаешь, что за это следует гнать из гимназии и еще раззвонить об этом через «Новое время» на всю Россию? ТЫ считаешь, что мы сейчас делаем что-нибудь дурное?

 — Но почему?

 — Я не знаю, — искренне вздохнула Надежда Ивановна и Ольга поняла, что она считает такое отношение просто вредным предрассудком, — возможно, когда большинство людей осознают глупость такого подхода, они него пересмотрят. Но пока у нас нет другого выхода, кроме как сохранять наши отношения в тайне. К счастью, мы не одиноки. В Киеве есть достаточно людей, которые придерживаются таких же взглядов. Тем, с кем мы тебя познакомим, ты можешь довериться.

Подал голос Петр:

 — Мы, пригласив тебя сюда, очень рискуем. Можешь ли ты дать слово чести, что не проболтаешься обо всем этом? Никому. Ни лучшей подруге, ни матери, ни сестре, ни даже кошке. Ты можешь вполне доверять тем, с кем познакомим тебя Надя или я, но и они ждут того же от тебя. Для всех остальных — ты...

 — Сегодня ходила к подруге готовить домашнее задание, — закончила за него Ольга.

 — Ты согласна?

 — Да, ответила Ольга, не задумываясь. Тут сыграло роль не только неудовлетворенное возбуждение Ольги, но и извечное женское любопытство, — я никому не скажу.

 — Ну, в таком случае, позволь тебя поздравить. Ты принята в наш круг, пока в качестве ученицы. Когда ты научишься всему, чему следует, — станешь полноправным его членом. А пока мы будем твоими учителями. А сейчас мы преподадим тебе первый урок. Для этого тебе следует раздеться. Можешь оставить корсет, чулки и обувь.

Ольга скинула с себя одежду и замерла в ожидании. Ее учительница тоже разделась до чулок. Ольгу усадили в кресло и помогли положить ножки на его подлокотники. Перед креслом девушки поставили зеркало, в котором она могла рассматривать свои интимные прелести.

 — Ты должна полюбить свое тело и научиться его ласкать. Тогда ты получишь представление о том, чего ждет от тебя мужчина и, в свою очередь, хорош ли он в качестве любовника. Коснись своих сосков. Погладь их, вот так, — Надежда присела перед креслом и принялась показывать своей ученице, как следует возбуждать грудь. Что ты чувствуешь?

 — Это... щекотно и очень приятно. Они стали твердыми и увеличились.

 — Очень хорошо. Теперь потрогай свою пизденку. Она влажная?

 — Да, да, — последнее слово Ольги звучало уже почти как стон.

 — Только не погружай пока в нее свой палец. Ты еще не готова к этому. Потри вот здесь. Чувствуешь бугорок? Он называется клитором. Этот орган — самая чувствительная часть твоего тела. Пощекочи его пальчиком. Вот так, вот так.

Ольга уже во всю вошла во вкус и не слушала. Да и она больше и не испытывала необходимости в советах. Почувствовав возбуждение, она с удовольствием овладевала неизвестной ей доселе премудростью. Это зрелище снова возбудило ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх