Гимназистка

Страница: 7 из 14

с ученицы корсаж платья.

 — Вам идет. Наверное, мужчины будут от вас без ума.

Между тем, пальцы Надежды уже спустили Ольгину сорочку с плеч, и теперь ничто не мешало классной даме возбуждать грудь своей ученицы. Расстегивая корсет, Надежда заключила ее в свои объятья и, притянув к себе, впилась губами в ее губы. Это был опьяняющий поцелуй, из тех, по ходу которых женщина забывает обо всем на свете, чувствуя только губы, ощущая вкус обследующего рот языка, обоняя дыхание партнера. У Ольги закружилась голова от этого букета и она даже не заметила, как Надежда освободила ее от корсета и юбок. Ольга неумело пыталась отвечать на поцелуи. Каждый раз, когда она касалась языком уздечки языка Надежды, та вздрагивала и Ольге показалось это ужасно забавным. Она попыталась почаще это проделывать. Надежда воспротивилась и между их языками возникла шутливая борьба. Между тем Надежда теснила девушку к кровати. Одной рукой она ласкала Олину грудь, а другой — лобок, изредка спускаясь пониже и чувствуя пальцами влагу, проступившую через ее панталоны. По ходу дела проворные пальцы учительницы нащупали завязку Ольгиных панталон и развязали их. Надежда легонько толкнула путающуюся в своем белье Ольгу на кровать и ловко освободила от этой неудобной части одежды. А потом... Ольга долго не могла поверить, что такое возможно, даже когда это случилось... Надежда взяла ее за щиколотки, заставила прижать колени к груди и впилась губами в Ольгино беззащитное влагалище. Надежда оказалась опытной лизуньей. У нее, определенно, уже был опыт соблазнения невинных девиц и поэтому она, уделив лишь немного внимания половым губам Оли, сразу же проникла языком вглубь ее влагалища, нащупывая перегородку девственной плевы. Плева Ольги оказалась плотной, с маленьким отверстием. От каждого прикосновения ласкавшего ее языка Ольга страстно стонала. «Бедная девочка, у нее очень чувствительная целочка, ей будет больно в первый раз», — подумала Надежда, слизывая смазку, которую обильно выделяла возбужденная гимназистка. От возбуждения клитор Ольги напрягся и дерзко выглядывал из соцветия малых губок. Надежда ухватила его губами и принялась сосать. Ольга была уже на пороге оргазма и страстно шептала:

 — Еще, еще...

Но ее просьба осталась без ответа. Не давая ей кончить, Надежда отстранилась, и, глядя ей в глаза, попросила:

 — Сделай мне то же самое.

С этими словами она поднялась, влезла на постель и, встала над лежащей Ольгой на четвереньки, образовав «позицию 69». Перед лицом Ольги оказалось ее влагалище, покрытое густыми черными волосками. Ольга уже видела эту картину, но в этот раз благоухающая, возбужденная женская промежность оказалась буквально у нее перед носом. Ольге было немного неудобно, но она была так возбуждена, что ради удовлетворения своей страсти была готова на все. Высунув розовый язычок, она несмело коснулась щели классной дамы. Терпеливо ждавшая Надежда повторила это же прикосновение в точности. Оля попыталась проникнуть языком глубже и то же самое проделала ее учительница. Надежда нарочно дублировала ее движения, чтобы ее ученица, ориентируясь по своим ощущениям, поняла, какие части женского органа наиболее чувствительны. Ольга скоро разгадала эту нехитрую игру и принялась сосать и облизывать клитор Надежды. У нее определенно оказался талант к этому делу, и скоро дрожь бедер этой изумительной женщины показала Ольге, что ее партнерша находится на пороге оргазма.

Сама Оленька уже давно подняла ножки, и, сцепив их за головой Надежды, прижимала ее лицо к своей писеньке. Надежда тоже прижалась к ее лицу и отчаянно терлась об него. При этом вздернутый носик Оли тыкался кончиком в попку Надежды, но ей это было уже все равно. Она по сути дела уже оргазмировала, но ее опытная партнерша умело поддерживала возбуждение девочки на самом высоком уровне, не давая ей желанного освобождения. Ольга изловчилась и дотянулась до сосков своей партнерши. Эта ласка, наконец, вызвала у Надежды желанный оргазм. Почувствовав, что вот-вот кончит, Надежда ускорила свои движения и через секунду вернула свой оргазм Оле. Это было потрясающе. Ольгу трясло как в лихорадке, из ее рта, прижатого к промежности учительницы, вырывался даже не стон, а крик. Надежда, кончая, изо всех сил сжала бедра, обнимая голову девочки, и только стонала от страсти. Обессилев, она упала на бок и Ольга, наконец, обнаружила, что они не одни в комнате.

У входа стоял Петр Андреевич и с интересом созерцал происходящее. Но и этим сюрпризы не ограничились. У ног Петра на коленях стояла его красотка — горничная и, расстегнув брюки, сосала член своего хозяина. Ольга попыталась прикрыться, но Надежда ее удержала, и гимназистке не осталось ничего, кроме как постигать взаимоотношения хозяина и прислуги.

Отстранив голову девушки, Петр навзничь улегся прямо на ковер. Его горничная поднялась с колен и быстро сняла белый фартук — традиционный атрибут своей профессии. Платье ее оказалось с сюрпризом: декольте его было так велико, что грудь была целиком открыта, и соски ее дерзко торчали в разные стороны. Ольга поняла, что такой наряд придуман нарочно, чтобы грудь девушки, пребывая в контакте с жестким накрахмаленным льном, постоянно была возбуждена. В верхней части юбки, там, где она обычно скрыта фартуком, клинья ткани были не сшиты, открывая при каждом движении белую нижнюю юбку. «Она, наверное, пошита так же» — подумала Ольга. Горничная привычно подобрала юбки. Никаких панталон под ними, конечно, не было. Вместе с тем, Ольга обратила внимание, что чулки на ней были очень дорогие, несомненно, бельгийские. На жалование служанки таких не купишь. Девушка присела, опустившись влагалищем на член своего хозяина. Наблюдательницам было хорошо видно, как служанка поднимается и опускается, насаживаясь на член Петра. Гимназистку поразило, что на лобке у горничной не было ни одного волоска. Этой частью тела она напоминала маленькую девочку.

Ольга давно поняла, что ее классную и этого экстравагантного человека связывают особые отношения, и ожидала какой-либо реакции со стороны Надежды. Реакция последовала — учительница нащупала рукой влагалище Ольги, указательным и безымянным пальцами раздвинула ее срамные губки, а средним принялась играть с ее клитором — легонько по нему постукивать, щекотать, вдавливать. Ольга еще не успокоилась после предыдущего оргазма и легко возбудилась. Ей уже не надо было напоминать, что она должна не только принимать ласки, но и дарить их. В свою очередь она тоже принялась возбуждать свою наставницу пальчиком. А представление на ковре было в самом разгаре. Возбужденная наездница вскрикивала при каждом движении, Петр хрипло стонал от удовольствия. Вскоре к ним присоединились голоса Надежды и Ольги. Первой кончила горничная, за нею, чуть погодя, почти одновременно испытали оргазм все остальные.

Потом все: и хозяин, и его гостьи и служанка купались в огромной ванне. Было тесно, но, говорят, в тесноте, да не в обиде. За обедом Петр Андреевич попросил горничную (ее, оказывается, звали Машей) подоткнуть к поясу юбки и она прислуживала им в таком пикантном виде. На этот раз Надежда не осталась у Петра Андреевича, а вышла вместе с Ольгой. Идти им было по дороге: отец Ольги пользовался казенной квартирой на Большой Житомирской, а Надежда снимала комнатку на Нагорной.

 — Как тебе понравился сегодняшний урок? — спросила она по дороге.

 — Это великолепно! Я думаю, что если внести такие занятия в гимназическую программу, то по этому предмету неуспевающих не будет. Мне кажется, что умение заниматься любовью нужнее, чем древнегреческий язык.

 — Не могу с тобой не согласиться. Но, у чиновников министерства народного просвещения твое предложение поддержки не найдет. Хотя, лет через сто, может, и они это осознают.

 — Если я вас правильно понимаю, заниматься любовью неумело, это примерно то же самое, что ну... играть на скрипке, ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх