Папа

Страница: 1 из 3

К тому времени я уже 2 года жила с папой в небольшом доме на окраине Мюнхена. Мама уехала в Канаду со своим новым мужем и раз в три месяца приезжала навещать меня. Папа все время работал, но если у него находилось хоть чуть-чуть свободного времени, то он обязательно проводил его со мной. Даже когда он ездил за покупками или ходил платить по счетам, то обязательно брал меня с собой.

Как-то нам привезли новое ковровое покрытие, так как старое в гостиной уже потеряло вид. Рабочие постелили ярко-синее покрытие и поставили обратно всю мебель, но книги, вынутые из шкафов, различные статуэтки и вазочки, убранные со столиков и тумбочек, нам предстояло самим расставить по местам.

Было уже довольно поздно, когда все безделушки находились на своих законных местах, а книги стояли ровным рядом на полках. Оставалось лишь разложить по креслам и дивану подушки, которых было не мало. Я наклонилась к полу и стала, как дрова, укладывать подушки на согнутую в локте руку.

 — Доченька, я все уберу, иди спать, тебе завтра в школу вставать рано, — послышался сзади голос папы.

 — Тебе тоже завтра на работу — ответила, я не оглядываясь.

Я уже приготовилась ко сну и на мне была одета моя любимая футболка, в которой я спала и под ней белые обыкновенные трусики.

Я набрала в руки пять подушек с кружавчатыми концами и понесла их к дивану. Папа стоял рядом с ним, накрывая его пледом. Я подождала, пока он окончательно его не расправил и начала раскладывать подушки. Пока я это делала, папа стоял молча надо мной и наблюдал.

 — Ты так быстро взрослеешь, — внезапно сказал он.

Я улыбнулась ему в ответ и продолжила ромбиком укладывать подушки. Папа оставался на прежнем месте. Я еще раз обернулась на него и поймала его взгляд, бегающий по моему телу. Увидев, что я смотрю на отца, он сразу смутился и отвел глаза. Но пока он на меня глядел, по моему телу прокатилась волна безумно приятного чувства. Уложив подушки, я повернулась на пятках вокруг своей оси и плюхнулась на диван. Затем нащупала под попой пульт и включила телевизор. Папа сел рядом. Я поджала под себя ноги и откинулась на спинку дивана. Теперь я сидела по-турецки, и моя коленка слегка оперлась о папину ляжку. Папа сидел неподвижно. По телевизору показывали ночные новости. Папа тоже облокотился на спинку и закинул за голову руки. Делая это, он слегка задел кистью мою правую грудь. Мы оба почему-то молчали, и чувствовалось какое-то напряжение. Такое было в первый раз. Затем рука отца легла вдоль спинки дивана. Тут я почувствовала, как папа начал трогать и немного тянуть мои волосы.

 — Какие же у тебя густые волосы, наверное, все твои подруги тебе завидуют, — сказал он.

 — Да, но с ними проблем больше, чем с жидкими, — энергично ответила я, вымещая напряжение.

 — Это почему же? — спросил папа, гладя меня по голове.

 — Ну, потому что они непослушные, их сложно укладывать.

 — Может, ты еще не научилась, ты же только начала... начала, — он подыскивал подходящее слово, — становится женственной.

Я бросила на него вопросительный взгляд.

 — Ну, например, я заметил, что по утрам ты стала больше времени проводить в ванной, больше крутиться перед зеркалом.

Я улыбнулась и опустила глаза.

 — Еще, на днях я проходил мимо твоей комнаты и в приоткрытую дверь увидел, как ты разглядывала себя в зеркало.

При этих словах я покраснела, так как в момент, о котором говорил папа, я стояла в одних джинсах с обнаженной грудью. Отец заметил мое смущение и, улыбнувшись, сказал...

 — Тебе не нужно стесняться меня, я же твой папа. Иди сюда, садись ко мне на колени.

Отец говорил теперь уверенно и как-то деловито. Позвав меня на колени, он не стал дожидаться, пока я сама зашевелюсь, а схватил меня за талию и затащил к себе на ноги. Я плюхнулась вплотную к его животу, и моя попка уперлась в его ширинку. Я тогда знала уже практически все об отношениях между мужчиной и женщиной, поэтому, почувствовав под ягодицами твердое, прекрасно знала, что это значило. Я только не понимала, почему это происходило. Папа что-то говорил, но я, погруженная в свои раздумья, не вникала в его слова. Какое-то волнение охватило меня и желание вырваться из папиных рук, которые медленно скользили по моей спине. Внезапно одна его ладонь сдвинулась вбок, обогнула талию и медленно проехалась по низу моего живота. В этот момент меня как электричеством пронзило до безумия приятное чувство. Мое плечо касалось папиной груди, и я чувствовала, как она нервно поднимается и опускается. Между ног у меня начинало сладко ныть. Я посильнее вжалась попой в отцовские джинсы, при этом папа на миг прервал свой разговор и с его губ сорвался на выдохе слабый стон. Он покрепче прижал меня к себе, обхватив руками мои ягодицы. Папа продолжал говорить...

 — Доченька, какая же ты у меня красивая. Наверное, все ребята в твоем классе с ума по тебе сходят.

 — Нет, ты что, — возразила я, — они еще по сравнению с нами, с девчонками, маленькие.

 — Магда, скажи, а у тебя были уже мальчики?

 — Пааап, — с упреком протянула я.

 — Что? — удивился он.

 — Ну, почему ты спрашиваешь?

 — Я просто хочу знать все про свою любимую доченьку. Тебе ведь уже 15 лет, а в этом возрасте девочки начинают встречаться с мальчиками. Ну, скажи, милая, не стесняйся...

 — Ну, я... я один раз целовалась с Максом из параллельного класса.

 — Тебе понравилось?

 — Да.

 — А ты с ним только целовалась?

 — Нет, — при этом слове отец вожделенно промычал и спросил...

 — А что же вы с ним еще делали?

 — Мы... он обнимал меня, гладил.

 — Где он тебя гладил, расскажи мне, расскажи своему папочке.

 — Гладил везде... по талии, по попке и даже между ног, — я сама не заметила, как рассказы о нежностях с Максом начали приносить мне удовольствие.

 — Тебе понравилось? — прошептал отец.

 — Если честно, то да, было очень приятно.

 — А хочешь, что бы твой папа сделал тебе так же приятно?

Я промолчала. Не дожидаясь моего ответа, папа сунул руку между моих ног и начал тереться ладонью о мои трусики. Меня накрыло волной удовольствия, я закрыла глаза и звучно задышала.

 — О боже, девочка моя, как я хочу тебя, — сорвалось с папиных губ, — Магда, милая, — прошептал папа, — позволь мне сделать тебе еще приятнее.

Я лишь сглотнула слюну.

 — Тогда, когда я видел тебя перед зеркалом... у тебя очень красивая грудь, я хочу поласкать ее.

Я смотрела на отца с широко раскрытыми глазами не в силах пошевелиться. Не дожидаясь моего ответа, папа снял с меня футболку и прильнул ртом к моей небольшой груди. Первый раз в жизни я почувствовала на своей груди прикосновение мужских губ. Эти ощущения были новы для моего тела. Отец крепко держал меня, обхватив мою спину своими огромными руками. Он покрывал поцелуями мой живот, плечи, даже подмышки, вдыхая их аромат. Мои трусики стали мокрыми. Папа молча положил меня на диван, а сам всей своей тяжестью накрыл меня сверху. Я не сопротивлялась.

 — Что ты чувствуешь, доченька, расскажи мне, — задыхаясь прошептал он.

 — Мне... мне приятно там...

 — Где? Покажи мне, — умолял он.

Моя рука медленно проползла по животу и остановилась, погрузившись пальцами в нежную шерстку.

 — Разреши своему папе сделать тебе еще приятнее, — проговорил отец, прикасаясь губами к моей мокрой плоти. Боже, какое же наслаждение я испытывала, когда он водил языком по моей ...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх