Отравление

Страница: 2 из 3

поглаживая другой рукой по попке, смазал ему кишку внутри и аккуратно вытащил палец. Я не задерживался долго пальчиком в попке, помня, что обещал Виталику не злоупотреблять. Виталик воспринял смазывание попки совершенно безучастно. Вообще, отравление бензином сделало его каким-то индифферентным ко всему на свете, больше всего он хотел спать.

Вытащив пальчик из попки Виталика, я взял клизму и осторожно ввел ему наконечник в попку. Виталик лежал совершенно спокойно. Я спросил его: «Ну как? вот видишь — не больно же совсем?». Виталик пожаловался, что наконечник царапает ему попку, уперся где-то в кишку. Я его спросил: «Че ж ты не сказал, когда я вводил?». Он: «А мне все равно: и не очень больно». Я ему: «Ну извини, Веталька, я видимо неправильно ввел, поцарапал тебе попку: Я не нарочно, прости. Сейчас вытащу и вставлю снова правильно». С этими словами я осторожно вытащил наконечник, снова смазал его, смазал Виталику дырочку и аккуратно вставил наконечник снова ему в задний проход. Виталик сказал: «Вот теперь нормально, не царапает попу». Я сказал: «Вот и отлично» и стал медленно сжимать грушку, вливая теплую воду ему в попочку. При этом другой рукой я нежно поглаживал ему половинки попки. Закончив вливание, я аккуратно вытащил наконечник клизмы, наполнил клизму снова, опять вставил ему в попку и повторил вливание грушки. Виталик лежал спокойно. Так я сделал ему три грушки — около 600 мл воды. После третьей грушки Виталик сказал: «Все, хватит, у меня болит живот? я какать хочу». Я ему сказал: «Веталька, трех грушек мало для взрослого парня: Надо сделать хотя бы литр-полтора воды. А болит живот у тебя из-за неправильной позы, я же тебя предупреждал — не ложись на правый бок, ложись на левый. Потерпи, боль в животике сейчас пройдет, перевернись на левый бочок». Виталик: «Не хочу на левый бок, хочу видеть дверь». Я ему: «Ну ладно, тогда я тебе помассирую животик, а потом перевернись на живот, попкой вверх — так хоть лучше вода проходит в кишку, чем на правом боку, и дверь ты сможешь видеть». Виталик: «Ладно, на живот лечь я согласен». Я помассировал Веталю животик, затем повернул его на живот, попкой вверх, и стал нежно гладить и массировать ему попку, время от времени трогая пальчиком дырочку заднего прохода. Боль в животике у него действительно прошла через несколько минут, и он мне сказал об этом.

Когда Веталь сказал, что боль в животе прошла, я снова наполнил клизму-грушку, ввел ему в попку, и так сделал ему еще четыре грушки — всего 7 грушек, в общей сложности около 1400—1500 мл воды. После седьмой грушки (четвертой по счету после перерыва) Виталик сказал: «Все, теперь действительно хватит, больше не могу клизму, не помещается, какать хочу и живот болит». Я ему сказал: «Ладно, теперь полежи 15 минут, подержи клизму в попке, потом я тебя отпущу в туалет — пойдешь покакаешь». Виталик просился, чтоб я его отпустил в туалет сразу, но я ему объяснил, что надо подержать клизму, чтобы она глубже проникла в кишечник и лучше промыла попку. Виталик подчинился, и 15 минут лежал, удерживая клизму в попке. Я в это время ласкал, гладил и нежно массировал его маленькие упругие совершенно безволосые ягодицы, с трудом удерживаясь, чтобы не начать целовать его в попочку.

Первые где-то 5 минут Виталик беспокойно ерзал, приподнимал попку и твердил, что хочет в туалет, но по мере того, как шло время, успокоился и даже задремал. Когда прошли положенные 15 минут, мне даже пришлось его будить, ущипнув за попку. Я ему сказал, что время истекло и ему можно в туалет. Виталик заявил, что он уже не хочет в туалет, что он «перехотел» и больше не хочет какать, что ему лениво вставать и он хочет спать, и чтобы я оставил его в покое. Я про себя удивился, как это можно не хотеть какать после такой большой клизмы (около полутора литров), и стал уговаривать Виталика все же сходить в туалет, объясняя ему, что смысл клизмы именно в опорожнении кишечника после нее, в промывании кишечника, что если он не пойдет в туалет, то толку от такой клизмы будет ноль и все такое. Виталик твердил, что ему лень вставать, что он уже не хочет какать и хочет только спать, спать и спать, и чтобы я ему не мешал спать и оставил его в покое. Я сказал: «Ну, тогда я знаю, как все-таки заставить тебя пойти покакать после клизмы», и с этими словами снова наполнил грушку. Виталик заупрямился: «Но я не хочу больше клизму, не хочу, не надо, хватит мне клизмы ставить!». Я ему ответил: «Тогда иди в туалет сам, добровольно, а если нет — я тебе поставлю еще столько грушек, сколько потребуется, чтобы перебороть твою лень и сонливость и заставить тебя покакать». Виталик заныл: «Но я не хочу в туалет, мне лень вставать, я хочу спать: я не хочу клизму, хватит, оставь меня в покое и дай поспать». Я, не обращая внимания на его нытье, раздвинул ему попку и вставил клизму, и влил ему еще грушку. Потом спросил: «Ну, теперь пойдешь в туалет?». Виталик уже из чистого упрямства заявил: «Нет, не пойду, спать буду». Я наполнил грушку еще раз, и снова ввел ему в попку. Снова спросил: «Пойдешь в туалет?». Виталик снова: «Нет, не пойду». Я наполнил грушку в третий раз, снова ввел ему в попку и снова спросил: «Ну, пойдешь в туалет?». Виталик упрямо: «Не хочу, хочу спать». Я устал воевать с ним и уговаривать его пойти покакать, а вода в кастрюльке уже кончилась — в общей сложности я ему ввел 10 грушек, около двух литров.

Тогда я сказал: «Веталька, тогда я знаю, как заставить тебя покакать, но чтоб ты потом не обижался, если будет больно — сам виноват, что не хотел пойти покакать добровольно». С этими словами я ему, ничего не объясняя и не предупреждая, ввел в попку пустую грушку, с воздухом, и стал медленно сжимать баллончик грушки. Было хорошо слышно, как заурчало и забулькало у него в попке и в животике — воздух проходил сквозь воду. Еще в самом начале введения воздуха Виталик застонал и стал подниматься с кровати, с криком: «Хватит, хватит воздуха, мне больно, я хочу в туалет!!!», одновременно пытаясь рукой вытащить клизму. Я решил его примерно наказать за упрямство и непослушание и, придавив его к кровати, резко сжал баллончик клизмы? выдавив весь воздух ему в попу. Виталик завыл и вытолкнул клизму попкой. Я позволил ему встать. Виталик со стоном поплелся в туалет, cогнувшись и держась рукой за животик — естественно, введение воздуха после большого количества воды причинило ему боль. Мне было жалко его, но в то же время я был доволен, что переломил его упрямство и все-таки заставил его покакать, переборов его лень и сонливость.

Виталик какал долго. Когда он вернулся в комнату, он заявил: «Я на тебя обиделся: Ты изверг, садист, почему не предупредил, что будешь закачивать мне воздух в попу? Зачем ты это сделал? Ты мне сделал так больно:». Я ему: «Веталька, прости, что я тебе сделал больно, но ты сам виноват — ты же не хотел пойти какать по доброй воле, сколько я тебе ни вливал воды:». Виталик смущенно: «Я очень спать хотел, честно:» и уже без обиды в голосе? полушутливо: «Все равно ты изверг»:). Я ему сказал: «Веталь, клизму надо повторить до чистой воды, надо еще раз хотя бы». Виталик сначала сказал: «Не надо, не хочу, хватит», но потом сказал: «Ну ладно, давай еще раз, только воздуха в попу не вводи, хорошо?». Я ему: «Если будешь умницей и сам пойдешь в туалет — не буду закачивать воздух в попу». Виталик улыбнулся и сказал: «Договорились» и снова лег на животик попкой вверх.

Я снова наполнил на кухне кастрюльку 2 литрами теплой кипяченой воды, вернулся, смазал Ветальке попку кремом и начал делать ему подряд грушку за грушкой. На этот раз Виталик принимал клизму гораздо легче, не просил перерыва, лежал очень спокойно. Я массировал и гладил его по попке. Но как раз в то время, когда я делал Виталику пятую грушку, хлопнула входная дверь. Затем в комнату заглянула старшая сестра Виталика, Инна, аспирантка. Веталька сделал инстинктивное движение, пытаясь закрыть руками попку, он был очень смущен. Инна же спокойно подошла к брату,...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх