Дачники

Страница: 1 из 2

Уже не в первый раз я был на даче у своего старого знакомого Васи С. На этот раз я приехал не только без повода, но и даже практически без приглашения. То есть я знал, конечно, что меня там будут рады видеть многие его знакомые, которые с некоторых пор стали и моими хорошими знакомыми. Там было много веселых и добрых девчонок, с которыми я, конечно же, хотел снова увидеться. Итак, я приехал днем, часов в 12 или в час дня. Вася встретил меня и небрежно указал мне на место, где я должен был спать ночью, однако сделать это мне там так и не удалось... Но не будем забегать вперед. Итак, на этот раз на даче было совсем не так много народу, из большой компании осталось только пара ребят да столько же девчонок. Когда я вышел после ужина, часов в 8 или в 8.30, меня возле ворот уже поджидала одна девчонка по имени Оля. Видимо, кто-то из тех, с кем я уже успел пообщаться, сказал ей о моем приезде, вот она и пришла. Я знал, конечно, что она тащится с моих песен (сам я музыкант), по многим признакам нетрудно было догадаться, что ей интересно со мной общаться. Не могу сказать, что меня она очень привлекала. Конечно, приятно, когда так любят твои песни и все такое, но Оля не была такой уж интересной девушкой, да и в плане красоты на даче у Васи были девчонки куда более «мощные», по крайней мере, в первый раз. Хотя, конечно, она не была дурнушкой. Довольно высокая, оформившаяся, 18-летняя девушка, с длинными темными волосами... Но на даче, где все ходят черт-те в чем, никакая сексуальность не бросалась в глаза за бесформенными футболками, спортивными штанами и нелепыми юбками.

Но вернемся к нашей истории. Итак, Оля подловила меня около ворот. «Пойдем, прогуляемся!» — сказала она. Я не отказался. Мы прошлись по поселку, потом вышли за его пределы и довольно долго ходили вокруг. Васе было в принципе по фиг, он мог уйти и всю ночь бухать с друзьями в каком-нибудь заброшенном доме. Тем не менее, он позвонил в 9. 30 на сотовый и спросил, уж не потерялся ли я? Я ответил, что если б я потерялся, то сам бы позвонил, и что я с Олей. Мы ходили до 10, потом стало уже как-то холодно (август все-таки) и темно, и она сказала, что мы можем пойти к ней в дом. Мы пришли. Дома никого не было. Оля сказала, что ее мама уехала утром в Москву за продуктами и теплыми вещами и приедет завтра к вечеру. Оля показала мне комнаты, потом мы попили чай, согрелись. Оля показала мне свои кассеты, книжки. Я вальяжно развалился на ее кровати, застеленной покрывалом. Мы опять стали разговаривать, она легла рядом. «Неужто она сама меня хочет подклеить?» — подумал я.

В последующие 10 минут мои «опасения» подтвердились. Она хитро и зачарованно смотрела на меня, что-то говорила, а потом я заметил, что она задрала свою юбку чуть выше, чем это положено девушке, то есть, может, юбка сама так задралась, но она не опустила ее. Я невольно бросил взгляд на ее обнаженные коленки и тогда она еще выше подняла юбочку. Теперь уже под ней ясно виднелись ее розовые трусики. Я посмотрел на нее и сказал так шутливо: «Ну, ты чего такое себе позволяешь?». Для меня это все-таки было неожиданным и я даже сначала не воспринял это всерьез, хотя, кончено, я возбуждался. Я легонько провел рукой по ее ноге, приговаривая: «Ну, как так можно?», но она вдруг своей рукой накрыла мою руку и с силой повела ее вверх, к бедрам и к трусикам. Я уже ничего не говорил, а только ощущал ладонью ее горячие мягкие бедра, она еще сильнее прижимала мою руку к себе. Я спросил в смятении: «Ты что, серьезно?». То, что произошло дальше, повергло меня и вовсе в «шок». Оля упала на колени передо мной, обхватила меня руками и, глядя снизу вверх на меня, залепетала: «Да, милый... родной... я прошу тебя... я уже все... неужели ты не понимаешь?... милый... я так хочу». Она чуть не плакала. «Ну что ты?» — я улыбнулся и она прижалась ко мне.

«Прошу тебя, только одну ночь... милый...». Она, обезумев от охватившей ее страсти, уткнулась головой мне между ногами а потом стала быстро и торопливо расстегивать мне джинсы. Она сама достала мой член и стала лизать его и сосать, испуганно поглядывая на меня, но я, видимо, выглядел удовлетворенным, и она продолжала. Я, чтобы успокоить ее, стал нежно гладить ее по голове. Уже вскоре после начала этих неистовых лобзаний я почувствовал, что скоро кончу и попытался вытащить член из ее горячего рта, но она, оторвавшись на долю секунды, прошептала: «Кончай в рот! Я хочу проглотить...». Ее губы и теплый язык продолжали ласкать меня. Она делала это самоотверженно, засовывая член до конца себе в горло, и лизала мой ствол и даже яйца. Весь ее ротик был заполнен мной. Вскоре я бурно кончил ей прямо в рот, и она, захлебываясь и стоная, глотала сперму. Она проглотила почти все и прижалась ко мне, дрожа всем телом. Потом она взяла в руки мой членис, и под влиянием ее пальчиков он опять начал приобретать твердость. Она неловко стащила с себя юбку и футболку и осталась в одних розовых трусиках. Я не мигая смотрел на Олю. Я удивлялся, — я не думал, что она такая красивая, когда она была в одежде. Сейчас же она была совсем другой. Две белые грудки торчали вперед, логически завершаясь двумя остренькими сосочками. Вся ее кожа была нежной и мягкой, особенно ее плоский животик с вдавленным пупочком. Оля подняла руку вверх чтобы распустить волосы и я увидел ее гладко выбритую подмышку. С распущенными волосами она вообще совсем преобразилась. Они доставали ей почти до попы.

Видимо, Оля поняла, что теперь уже я настолько возбужден, что не смогу не взять ее, поэтому она уже не просила меня ни о чем. Я сам посадил ее к себе на колени и стал сосать и целовать ее груди, оставляя на ней большие синяки засосов. Я даже слегка покусывал ее набухшие и вытянувшиеся сосочки. Она была уже возбуждена до предела, о чем говорило все увеличивавшееся мокрое пятно от выделений на ее трусиках. Я попросил девушку слезть и поставил ее на колени перед кроватью. Оля руками уперлась в кровать, а я своими руками раздвинул ее нежные ноги. Она сама помогла мне стянуть с нее трусики и я увидел нежно-розовую мякоть ее уже раскрывшейся киски. Губки были довольно большими и слегка припухлыми. Я провел указательным пальцем между ними и почувствовал скользкую слизь ее секрета. Больше я ждать не уже мог, одним движением я с силой вдавил член в нее и она слегка вскрикнула. Оля была уже не девственницей. «Сколько раз ты это делала?» — спросил я. «Один... это было случайно...» — как бы оправдываясь, выдохнула Оля. У нее внутри было жарко и мягко. Оля стояла на коленях, вцепившись зубами в простыню, и ее груди раскачивались в такт движениям. Затем я перевернул девушку и положил ее на спину поперек кровати. Оля задрала свои ноги и сильно прижала их к груди. Я руками удерживал их в таком состоянии, в то же время погружаясь вновь ей во влагалище. Когда Оля устала лежать в такой позе, она опустила ноги и широко развела их в стороны, согнув в коленях. Я навалился на нее уже всем телом, она громко и протяжно стонала и орала, т. к. во рту у нее уже не было никакой простыни.

Теперь ее груди дергались на ней из стороны в сторону, снова в такт движениям. Вскоре я бурно кончил ей на живот, едва успев вытащить член из тела девушки. Она тоже примерно в это время упала, обессиленная и размякшая. Мы забрались под одеяло (я — как был, в рубашке:) и она, слегка отойдя после испытанного, поцеловала меня и сказала: «Спасибо...». Она продолжала меня гладить и я тоже, засунув руку под одеяло, теребил волосы на ее лобке, просовывая руку между ее ножек и вращал свои пальцы в ней, просовывая их внутрь ее тела. «Это было здорово...» — сказала она, и добавила — «Если бы ты знал, как мне надоело делать это с огурцами и помидорами...». Я сначала даже не понял, а потом спросил: «Чего, серьезно, что ли?». Она сказала, что девственности ее лишил в 16 лет один знакомый парень, но это было больно и неприятно, а с тех пор она часто использовала для «этого» разнообразные огурцы и даже помидоры «дамские пальчики». «Только ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх