Дом Борджиа (главы 1-15)

Страница: 2 из 14

женщины, которой не нужен опыт, чтобы знать об эффекте яблока искушения. Родриго взглянул на Чезаре. Сын был старше сестры на два года и так же красив, как она. Мальчик, повидимому, не понимал всего смысла разговора и стремился лишь раскачать Лукрецию сильнее.

 — Во дворце Орсини ты всегда должна носить нижнее белье, — сказал кардинал. — Неприлично будет, если учителя станут ухажерами и начнут, глядя на тебя, путать греческий язык с французским.

 — Чезаре, я хочу спуститься, — сказала Лукреция. Тот неохотно остановил качели и осторожно опустил сестру на землю. Она посмотрела ему в лицо и широко улыбнулась. Он тоже, ответил улыбкой. Отец почувствовал в ней желание. Чезаре был уже высокий и крепкий подросток. У него, наверное, возникает половое влечение, но не к своей сестре. Жаль, подумал кардинал. Этой ведьмочке брат нравился, хотя виделись они редко из-за его учебы в Перудже. А почему бы не раскрыть глаза Чезаре на сей маленький фрукт, каким является его сестра? Она, конечно, сделает остальное без всякой подсказки. Это верный путь и для его страсти.

 — Не хотите ли искупаться в пруду? — предложил кардинал. — Снять одежду и дать солнцу заполнить вас добром?

Лукреция взглянула на брата, тот недоуменно — на отца.

 — О, не беспокойтесь, — мягко сказал кардинал, — кусты прикроют вас.

Чезаре выглядел растерянным, и сестра взяла его за руки.

 — Бедный Чезаре, он робеет. Почему ты так смущаешься, братик?

Интересно было бы знать, что у нее на уме, подумал кардинал. А вслух сказал:

 — Шлепни ее, Чезаре, когда на ней ничего не будет, а потом толкни в воду.

Мальчишка все еще был смущен, но не хотел это показывать.

 — Я заставлю ее просить о пощаде!

 — Смотри, как бы она не заставила просить о пощаде тебя, — пробормотал кардинал больше себе, чем сыну. — Ну идите, идите, — скомандовал он, — мне надо работать.

Дети побежали к пруду. Лукреция с подрагивающими под рубашкой ягодицами, оглядываясь, озорным хохотом подзадоривала брата.

Выждав несколько минут, кардинал последовал за ними. Раздвинув кусты, он увидел, что Чезаре уже окунулся в воду, а Лукреция стоит на мраморной площадке, бесцеремонно снимая через голову рубашку.

Глаза Родриго едва не вылезли из орбит — столь дивное зрелище открылось перед ним. Тело дочери создал гениальный художник: хрупкая линия талии мягко перетекала в бедра, которые соперничали с грудями по Округлости и зрелости. Солнце, окрасившее золотистые волосы в серебряный оттенок, делало ее розовую плоть почти прозрачной. На этом фоне соблазнительно выглядели большие красные соски и темный треугольник Венеры.

Лукреция пошла вдоль берега, подставив лицо солнцу и протянув к нему руки, как к возлюбленному. Её крутые ягодицы упруго терлись одна об одну, ноги, длинные, изящные, напрягались и расслаблялись с каждым шагом.

Глаза Родриго пожирали ее роскошное тело, ее движения, игру нежных мышц. Она как бы предлагала себя Чезаре, она заводила его, как шлюха, и отец был изумлен. Эта маленькая самка действительно дрожит от желания, глубокого и страстного.

Чезаре тоже наблюдал за каждым еедвижением. Собственная нагота внезапно заставила его осознать наготу этой маленькой соблазнительницы — как женщины, а не как сестры. Он стоял на краю пруда, вода которого была такой чистой, что даже на середине сестра могла бы его видеть, как сейчас он видел ее.

Лукреция повернулась к Чезаре.

 — Как приятно быть без одежды, — сказала она. — Я чувствую себя нимфой.

 — Давай быстрее, — севшим от волнения голосом ответил Чезаре.

 — Почему ты сердишься? — капризно спросила Лукреция.

Быстрым движением окунув ногу, она брызнула водой прямо в глаза брату — Чезаре вскрикнул и отскочил подальше. Эта внезапная атака лишила его чувства стыда.

 — Я тебе задам за это! — рассердился он.

Ты в любом случае ей задашь, подумал кардинал. Он завидовал сыну, который видел самую сокровенную часть тела, когда сестра вытянула ногу, чтобы забрызгать его.

 — Я тебя не боюсь! — с лукавым смехом Лукреция нырнула в глубину. Чезаре тоже исчез под водой, но девушка появилась на поверхности, ловко увернувшись от брата. Тут же вынырнул и Чезаре, взбешенный тем, что его провели.

 — Я тебя отхлещу, как папа сказал, — пригрозил он сестре.

Дразнясь, Лукреция повернулась к нему спиной и изо всех сил поплыла к берегу. Она ухватилась за край мраморной площадки и вскарабкалась на нее. Чезаре тоже достиг берега и схватил сестру за ногу, но получил сильный толчок в плечо. Она же вскочила на ноги и побежала. Отец похотливо следил за дочерью. Она с хохотом бежала вокруг пруда, игриво оглядываясь на Чезаре. Лукреция была уже напротив того места, где прятался отец, когда ее догнал Чезаре. Она увернулась в сторону, на траву, но было уже поздно: брат мускулистыми руками обхватил её за шею и грудь, и она могла лишь беспомощно пинаться и хохотать. Азартная схватка между молодыми телами — его, жилистым, мускулистым, и ее — зрелым, сладострастным — происходила в двух метрах от затаившегося кардинала.

 — Теперь я тебя отхлещу, — объявил Чезаре, толкнув сестру на траву.

 — О, Чезаре, как грубо и жестоко, — Со смехом воскликнула Лукреция.

Забыв обо всем на свете, падре Родриго наблюдал за борьбой на траве. Чезаре прижал ноги сестры своей ногой и звонко шлепнул ее по ягодицам.

Кардинал видел, как Лукреция дернулась и вскрикнула, на белых холмиках появилась розовая отметина. Еще удар! Лукреция извивалась, сопротивлялась и, наконец, сбросила его ногу.

Сильными руками Чезаре снова прижал ее к земле и несколько раз ударил по заднице.

 — О, Чезаре! — вскрикнула девушка.

Он остановился, решив, что поступает слишком жестоко. Лукреция лежала без движения лицом в траве. Чезаре лег рядом.

 — Я сделал тебе больно?

Лукреция перевернулась на спину и с озорной улыбкой подлезла под него.

 — Нет, мне совсем не больно.

 — Не дразнись, а то я тебе еще задам, предупредил оторопевший Чезаре.

Лукреция, еле сдерживая дрожь, обняла брата за плечи.

 — Чезаре, больше меня не бей, ладно? Из-за этого я чувствую себя как-то странно.

Он посмотрел на сестру. Ее близкая плоть внезапно стала немыслимой пыткой. Он знал, что происходит между мужчиной и женщиной, но никогда еще не думал об этом всерьез. Тем не менее это было тело его сестры, голое и возбуждающее скрытые эмоции. Она вдруг обвила рукой его шею, а затем поцеловала в губы.

 — Боже, — пробормотал кардинал, — великий Боже! Одиннадцать лет — и в ней уже проснулись все инстинкты женщины! Чезаре, сынок, считай себя соблазненным, а своего отца — серьезным соперником.

В паху у него стало горячо, как в печи, а в голове мелькали образы один другого похотливее.

Чезаре ответил на поцелуй, едва понимая происходящее. Просто от прикосновений сестры, ее губ, грудей, голых бедер он чувствовал, что сходит с ума от желания.

Лукреция оторвала губы и посмотрела на брата таким взглядом, которого он раньше не замечал.

«Влезай в нее, Чезаре, не тяни, — мысленно призывал его отец. — Маленькая сучка хочет тебя так сильно, что если ты не поддашься ей, она вцепится в тебя зубами.» Он видел, как Лукреция играет своими бедрами под напрягшимся телом Чезаре, и страстно желал оказаться на ней, готовый отдать за это жизнь.

 — О, Чезаре! — нежно повторяла юная соблазнительница. Ее руки конвульсивно сжимали тело брата, скользили по плечам. Глаза Лукреции были закрыты. Кардина видел, как ее груди вздымались ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх