Искушения взрослой жизни. Часть II. Юрист

Страница: 3 из 3

стульчаком другую. Не очень-то удобно. Однако, в этом случае, при условии достаточного навыка, сосредоточенности и добросовестности женщины, а также при условии, что женщина не очень долго терпела перед посещением туалета и может испускать мочу цельной струей, есть вероятность пописать вообще без слышимых звуков.

Стоя около кабинки, в которой на унитазе невозмутимо восседала деловая женщина со спущенными до колен колготками и трусами, я был почти уверен, что сейчас юрист покажет мне достойный пример беззвучного мочеиспускания. Однако я ошибся.

Сначала в кабинке раздался одиночный, звучный и очень сочный всплеск. Юрист как будто стрельнула мочой из промежности и на мгновение затихла. Было впечатление, что уретра женщины захлебнулась вытекающей жидкостью. Я резонно решил, что женщина не справилась со струей и сейчас начнет мучительно сцеживать содержимое своего мочевого пузыря, одновременно краснея от стыда быть услышанной стоящим рядом мужчиной.

К слову сказать, после утреннего кофе и чая большая часть женского коллектива компании справляла малую нужду. При этом в туалет женщины направлялись шумными компаниями, болтая без умолку. В нашей огромной компании работали сотни молодых женщин. Попробуйте себе представить, какой колоссальный поток горячей женской урины изливался в это время в унитазы женских туалетов.

Я мог почти наверняка быть уверен, что женщина-юрист мочилась в этот день второй раз. Первый раз она отлила сразу, как только продрала глаза, ещё дома. Теперь, после утреннего кофе она повторно должна была облегчиться для того, чтобы спокойно проработать до обеда. Значит, сейчас предстояло обычное, штатное, или другими словами — не аварийное, мочеиспускание.

Следующим звуком, раздавшимся из-за тоненькой дверцы, был свистящий шум мощной упругой струи, направленной прямо в воду, стоявшую в сливном отверстии унитаза.

Деловая женщина ссала уверенно, сильно, свободно, но без надрыва. Не было ни малейшего намека на стеснение. Одним словом, юрист мочилась по-деловому. Единственным дополнительным звуком, доносившимся из кабинки, было мягкое равномерное шипение, которое, издавала струя, вырываясь из мочеточника женщины. В общем, так мог звучать сифон, если его струю направить в кастрюлю с водой.

Она мочилась, не меняя силы и направления струи секунд двадцать, после чего её напор быстро спал в два приема, как будто кто-то в два поворота перекрыл кран с водой.

Следующие звуки сопровождали привычную гигиеническую операцию, которую, пописав, вынуждены проводить большинство взрослых женщин. Прежде всего, юрист коротко откашлялась. Низкое «кхм-кхм» в бронхах женщины эхом отозвалось в туалете. Далее последовал негромкий шорох одежды и короткий скрип петлей стульчака, похоже, женщина, сидя на унитазе, шире развела ноги, после чего я услышал звук сминаемой и запихиваемой в промежность бумаги.

Юрист пару раз промокнула влажные половые губы, смещая бумажку от клитора, к анусу вдоль своей срамной щели. Я отчетливо услышал жесткое шуршание, которое издавали волосы на половых губах женщины, соприкасаясь с бумагой.

Прошла секунда-полторы — скрипнули петли — женщина приподнялась со стульчака. Далее деловито прошуршали трусы и колготки, скрыв под собой задницу, влагалище, волосатый лобок, анус и прочие особо секретные места юриста.

Женщина ещё раз откашлялась и привычным движением вернула на место платье. Завершающим аккордом был звук спускаемой в унитаз воды, после чего замок дверцы щелкнул, и деловая женщина покинула свое убежище.

Победно взглянув на меня, она быстро прошла мимо по направлению к двери, обдав меня запахом недешевых духов. Подойдя к умывальнику, она быстро и, как мне показалось — кое-как, ополоснула руки. Далее, щелкнул замок, хлопнула дверь в коридор, и я услышал уверенно цокающие шаги женщины-юриста, удалявшейся от туалета.

Я стоял как пыльным мешком ударенный. «Вот это сука!» — мелькнуло у меня в голове. Вставший член пульсировал в такт учащенному сердцебиению.

Выждав несколько секунд, я сделал пару шагов и оказался в кабинке, которая только что стала свидетелем мочеиспускания этой сексапильной женщины.

Кабинка была герметичной, вытяжка работала плохо. Я сразу ощутил пряный аромат её дорогих духов и, одновременно, еле заметный терпкий запах свежей мочи зрелой женщины.

В сливном отверстии унитаза ещё продолжала слабо колыхаться чистая вода. Бачок импортного унитаза уже почти набрался и лениво чавкал, принимая последние порции воды.

В белом мусорном ведре, немного с краю, одиноко валялась скомканная бумажка. «Ах ты, старая сука!», — повторил я про себя в сердцах и поднял бумажку из ведра.

Бумажка оказалась жесткой столовой салфеткой. До того, как салфеткой промокнули письку женщины-юриста, она была снежно-белой. Теперь, девственно-белой оставалась только кромка, а центральная часть салфетки была окрашена светло-желтым.

Я немного растянул салфетку за края. По форме салфетка напоминала стилизованную горку, с внутренней стороны которой, различимы были следы пальцев женщины, вдавливавших этот кусочек бумаги в промежность. Вся «горка» была влажная. За те десять секунд, что салфетка пролежала в ведре, «горка» насквозь пропиталась женской мочой.

Кроме того, я обнаружил, что к салфетке прилип недлинный, около двух сантиметров, пего-рыжий жесткий волос. Он имел форму аккуратного завитка. Конец волоса был почти бесцветный. «У этой опытной бабы — рыжая с проседью, сорокалетняя пизда» — подумал я, отчетливо представив себе бывалую промежность юриста. Сколько счастливых мужиков видели и пробовали на вкус поросшую рыжеватой щетиной, влажную щель этой женщины?

В голове крутился один и тот же вопрос: как объяснить странное поведение женщины? Неведением, что творит? — вряд ли. Надо было обладать интеллектом пятилетней девочки, чтобы сделать такое по неведению. В светлом разуме и мотивации юриста я был абсолютно убежден. В её возрасте неопытность и наивность практически была исключена — тем более, что юрист определенно пользовалась успехом у мужчин и, похоже, имела достойный опыт половых отношений.

Может, это было сознательное проявление грубого неуважения ко мне? Вряд ли. Повода не было.

Единственным правдоподобным объяснением, которое я смог найти в тот момент, было желание этой деловой женщины немного пошалить, а возможно, привлечь моё внимание. В туалете кроме нас никого не было. Концерт с мочеиспусканием она устроила персонально для меня. Другие свидетели ей были не нужны. Вне сомнения, она выбрала наиболее правильный и короткий путь для того, чтобы заинтересовать меня.

Я не знаю, замужем ли была эта женщина, были ли у неё дети. Я не стал наводить справок и собирать информацию. Мое время в этой компании стремительно подходило к концу. Однако, после этого случая, я, в подтверждение своих предположений, с удовлетворением замечал долгие и заинтересованные взгляды, которыми одаривала меня женщина-юрист при случайных встречах. Как будто, первый наш разговор по душам уже состоялся, и женщина ждала моего ответного шага. Я бы, безусловно, предпринял попытку сойтись с ней (в компании централизованно отмечались все большие праздники, и у нас был шанс пообщаться в неформальной обстановке). Но, как я уже сказал, для меня начиналась новая жизнь, и у меня не оставалось ни времени, ни сил для нового служебного флирта в уже постепенно становившейся бывшей компании.

Тогда же в туалете я был настроен на философский лад. Я думал: забавно, по долгу службы эта женщина общается с серьезными людьми из других компаний, банков, с другими юристами. Могут ли эти солидные мужики представить себе, какие щемяще — откровенные, возбуждающе — эротические звуки издает эта привлекательная женщина, справляя малую нужду, изображая в этот момент перевернутый над унитазом фонтан «сама деловитость»? Вряд ли!».

Сколько раз мне приходилось проводить через их службу договора, и сколько палок в мои колеса было вставлено их отделом и этой бабой, в частности. Все, кто в нашей компании имел дело с контрактами мандражировали перед юристами — им было не просто угодить. И вот сегодня юрист неожиданно продемонстрировала мне, что она всего-навсего стареющая женщина, всю свою жизнь вынужденная писать, приседая над горшком, и ссущая при этом широкой бабьей струей, как и большинство нормальных женщин мира.

С этими мыслями я бросил салфетку со следами мочи юриста в унитаз. Туда же я выкинул почти догоревшую сигарету, спустил воду и вышел из туалета.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх