Училка

Страница: 2 из 3

но раздвигает. Долго тут раздумывать не стоит. Если щелка в пределах досягаемости, смело всовывай, а то опомнится — останешься с носом. Но Антон и сам это понимает. Пока он лишь давил размеренно, отвоевывая миллиметр за миллиметром, но вот делает тазом резкое движение вперед. Кажется, цель достигнута.

 — Ах ты, козел, пидор вонючий!

Ленка выгибается от неожиданности и разражается отборным матом. Значит, ей нравится. Она всегда матерится перед тем как кончить. И правда, затряслась вся. Немного же ей хватило. Я обычно по полчаса ее трахаю, прежде чем добиться от нее такого оргазма. Антон, похоже, не ожидал такой прыти и ослабил свой захват. Тут же кулаки градом замолотили по его спине. Ну, теперь берегись, Тоха, в таком состоянии ее удержать очень трудно. Я потому и предпочитаю ебать ее сзади, что она в приступе оргазма себя совершенно не контролирует. Синяки и царапины обеспечены. Но и он не лыком шит. Дав Ленке потрепыхаться вволю, спустить пары, он наваливается на нее всем телом, и она постепенно затихает. Интересно, он сам кончить хоть успел? Раз член не вынимает, значит, нет.

 — Ну, слазь, давай! Развалился, как на пляже.

Голос у Ленки уставший, но удовлетворенный. Хоть она и пытается изобразить злость, но злости в ее голосе не чувствуется.

 — Подожди, сестренка, тебе еще отсосать у меня придется.

Вот это молоток, так с ней и надо. Правильно, Тоха, не давай ей опомниться.

 — Да ты совсем охренел, что ли?! Ты за кого меня принимаешь?!

 — Мне терять нечего. От Шурки получу по морде, конечно, если расскажу ему все, но тебе точно больше достанется. Может и на развод подать.

Притихла на время. Соображает, прикидывает, так ли оно будет на самом деле. Да я и сам не знаю, как оно будет. Могу посмеяться и усесться чай пить с обоими, а могу и убить. Это какая шлея под хвост попадет. Она, видно, к такому же выводу пришла, решила не рисковать. Хотя понимает ведь, что нифига он мне ничего не расскажет. Что же он совсем идиот, что ли?

 — Подонок ты, братец:. Вынимай свою дубину.

 — Ты точно успокоилась?

 — Да не бойся ты, не откушу. Брат все-таки, хоть и подлюка.

Антон, кажется, и сам не ожидал, что она так легко согласится. Он осторожно приподнялся над Ленкой и все еще недоверчиво поглядывая на сестру с громким чпоканьем вытащил свое орудие. Трахнув сестру, и так удачно договорившись о продолжении, теперь он казался слегка растерянным. Наверное, его удивляло поведение Ленки. Он ожидал борьбы, яростного сопротивления, а тут вдруг такое подозрительное спокойствие.

 — Ого, какой здоровый!

Лена присела рядышком и округлила глаза.

 — Ты знаешь, Антошка, у меня до этого и мужиков кроме мужа других не было. Я вот так близко только его член и видела. Можно потрогать?

Антон сглотнул слюну и молча кивнул. Неужели, правда, будет сосать? Без особого принуждения, считай, почти по собственной воле. Тоха сидит напрягшись. Представляю, как там у него внизу живота щекочет. Хуище подрагивает. Действительно большой, сантиметра на два длиннее моего будет и в диаметре толще. Весь красный, еще от Ленкиного влагалища не остыл. Ленкина рука тянется к нему как в замедленной съемке. Да не закрывай же телом своим! Самого интересного не увижу! Как будто услышала мою просьбу, пересела. И ей удобнее и мне обзор открылся. Потрогала член аккуратно и всей ладошкой его обхватила. Даже глаза закрыла от наслаждения. Теплый, наверное, да еще шевелится. Кто бы мой так сейчас подержал. Ну, ничего, перевернется и на нашей улице грузовик с водкой.

А Ленка уже ниже наклонилась, ноздри раздуваются, запах нового члена впитывают. Хотя не такого уже и нового. Резкое движение, чмокнула в головку и отстранилась, хитро на Тоху смотрит искоса. А тот уже извелся весь, заерзал. Не терпится сестренке в рот поглубже забраться, но боится спугнуть. Ну, давай же, Ленчик не тяни, прикончи его быстрее, а о тебе я еще позабочусь «когда с работы приду».

Лена складывает губы бантиком и снова приближается к члену. Целует его нежно, с наслаждением, аккуратно переходя от одного места к другому, спускается по стволу вниз и зарывается носом в густой шевелюре, снова поднимается к вершине. Теперь самое время язычку в ход пойти. Да что я тебя учить, что ли буду? Ты же у меня умница, все знаешь, все умеешь. Вот так, правильно, проворный язычок выбирается из укрытия и слизывает выступившую на головке капельку влаги. Замирает, старается на вкус распробовать, улыбается, видно понравилось. Пора приступать к более решительным действиям. Тошкина голова запрокидывается, он не может удержать стон наслаждения. Головка и половина члена исчезает в горячем влажном рту сестры. Лена начинает делать головой поступательные движения, губы сомкнуты плотно, язык все время в движении. Мне очень хорошо видно, как головка Тошкиного члена иногда надувает, натягивает ее правую щеку и снова устремляется в глубину. Ленка сопит от возбуждения и ускоряет движения головой. Но долго она такого темпа обычно не выдерживает. Если он в ближайшее время не взорвется, придется избрать другую тактику. Видно, что удержать себя Антону очень трудно, но он справляется. Молодец, тем слаще потом будет. Лена выпускает член изо рта и моляще смотрит на него снизу вверх.

 — Ну, что же ты? Или я плохо это делаю?

 — Сомневаюсь, что у кого-то лучше получится.

 — Так давай же! Чего терпишь? Я ведь тоже не железная.

 — Подожди, давай по другому.

Антон поднимается и укладывает Лену поперек дивана головой на диванный валик, перекидывает через нее одну ногу и подносит член к лицу сестры. Та с радостью ухватывается за него обеими руками и направляет к себе в рот. Все это происходит рядом с дверью, практически в метре от меня. Сопение и причмокивания жены и невнятные бормотания ее брата заводят меня до предела. Я засовываю руку в карман и крепко сжимаю давно торчащий член. Нет, кончать я не собираюсь. Но впечатления становятся гораздо богаче. На моих глазах чужой хуй глубоко входит в рот моей жены, доставая ей, наверное, до самого горла. Я представляю, будто в моей глотке орудует такая дубина. И как она это терпит? Похоже, не просто терпит, а еще и весьма довольна происходящим. Одна рука сжимает разбухшую мошонку, время от времени перебирая яички, вторая крепко обхватила ствол у самого основания и не дает члену войти в горло до упора. В такой позиции больше двигаться приходится Антону. Он накачивает Ленкин ротик так, будто трахает ее во влагалище. Представляю, как у нее после таких трудов губы распухнут. Любит она это дело, хоть и устает быстро. Не удивительно, что она Антошкиному предложению противиться не стала. Помнится, возвращались с ней по темному после одной вечеринок, она еле на ногах держалась. Оттащила меня с тротуара на газон за дерево и прямо здесь же в брюки ко мне полезла. Всхлипывает, дурочка, говорит: «Таких как я называют хуесосками, ну и пусть, а мне все равно нравится». А сама на коленки становится. Мимо люди ходят, на звуки оглядываются, но темно, не видно ничего, а поближе подойти, посмотреть наглости не хватает, так и уходят все медленно, с сожалением. Я ей тогда все лицо и кофточку спермой залил, а у нас даже платка носового не нашлось, ни у нее, ни у меня. Размазала все кое-как, и домой побежали, благо рядом уже были.

На этот раз Ленка твердо решила брата до конца довести. Смотрит на него снизу. Я очень люблю ей в глаза смотреть в момент, когда она мою штуку себе в рот запихивает. Антону, видно, тоже нравится, оторваться не может. А она в это время той рукой, что его яйца теребила, дальше между ног ему лезет. Мне не видно, но, судя по Тошкиной реакции, она ему палец в задницу засунула. Он дернулся сначала, какое-то недовольство по лицу промелькнуло, но потом вдруг выгнулся, закатил глаза и начал совершать мощные толчки ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх