Юность

«Великовозрастный Вовочка в колледже ничего не сечет по математике.

 — А ты считать-то умеешь? — интересуется препод.

Вовочка: — Один, два, три, четыре, пять, шесть, семь...

Препод: — Правильно. А дальше?

Вовочка: — ... восемь, девять, десять, валет, дама, король, туз...»

(Анекдот)

Если Вы не читали, что выделывал Леша Седов, отец Вовочки, когда тот посещал детсад («Детство») и школу («Отрочество»), то Вы ничего не потеряли, а, наоборот, приобрели душевное равновесие и покой. Охота Вам читать про развратников и сексуальных маньяков? Ну, тогда ладно, читайте.

Сами понимаете, когда Вовочка закончил девять классов, пошел он в колледж. А в колледже, как назло, надо получать среднее образование. Опять математика, физика, русский язык и прочее. А Вовочка учиться ну никак не хотел. Поэтому, когда из колледжа позвонили домой и попросили Лешу прийти побеседовать о перспективах обучения его отпрыска, он ничуть не удивился. Он, даже наоборот, купил коньячок, лимончик и конфеты, презервативы, наручники и плетку (подготовился к беседе), отпросился на работе и пошел разговаривать с Маргаритой Алексеевной, то ли с завучем, то ли с деканом, хрен их разберешь в этих новоявленных учебных заведениях. Раньше все было понятно и бесплатно: школа, техникум, институт, университет, ПТУ. А теперь, куда ни плюнь: университет, академия, колледж, лицей, и везде бабки готовь, тем более с таким юношей, как Вовочка, который норовит девчонок полапать — потискать, или отодрать их в ближайшем к колледжу парке.

Пришел Леша в колледж, нашел Маргариту Алексеевну, начали они разговор.

 — Видите ли, Алексей:?

 — Владимирович.

 — Алексей Владимирович, Ваш сын занимается из рук вон плохо. Но этого мало. На днях я оставила его и одну девочку на дополнительные занятия по математике. Я вышла на несколько минут позвонить, а когда вернулась, то увидела, что они сношаются, стоя возле окна.

Леша встрепенулся и положил руку на красивое колено Маргариты Алексеевны.

 — Что Вы говорите? Ну, у окна, это я могу понять, это свежо. Но стоя! Это же неудобно.

Маргарита Алексеевна положила свою руку на его руку, сдвинула его ладонь себе между бедер и слегка сжала.

 — Простите, Алексей Владимирович, я считаю, что, прежде всего, неудобно сношаться в классе, и в их возрасте, а у окна или стоя — это уже другой вопрос. Но я с вами согласна, стоя — неудобно.

Седов освободил свою ладонь, подхватил Маргариту и усадил к себе на колени. Она почувствовала под попкой что-то твердое. Леша продолжал:

 — Вот именно — неудобно стоя. И в гамаке — тоже. А хуже всего — в гамаке — стоя. Не пробовали? Вот и я — тоже. Да, Маргарита Алексеевна, тема эта непростая: Простите, а Вы обедали сегодня?

 — Нет, не удалось.

 — У меня тоже маковой росинки во рту с утра не было. Простите за нахальство. Я вижу, что чайничек у Вас есть. Может быть, чайку попьем, вот конфеты у меня с собой есть, хоть немного голод утолим, тогда и поговорить можно о таких деликатных вещах.

 — Что же, давайте.

Кабинет закрыли. Когда чай был готов, Седов раскрыл коробку конфет. Убедить Маргариту Алексеевну выпить по чуть-чуть коньячку (под лимон и под чай с конфетами) было делом техники. За этим последовал горячий поцелуй. Потом выпили еще по чуть-чуть и еще по чуть-чуть.

 — Резинку надевать?

 — Какую резинку?

 — Презерватив. Ты, что, не поняла, что сегодня я тебя трахать буду, как Вовочка девчонку?

 — Нет, не люблю резинок. Надеюсь, вы: Надеюсь, ты здоровый мужчина.

 — Сейчас ты в этом убедишься, какой я здоровый.

Седов достал из сумки плетку, просунул ее меж ног прекрасной Маргариты до самого лобка и начал водить меж ее бедер.

 — Маргарита Алексеевна, прежде чем мы продолжим разговор об успеваемости и поведении Володи, покажите мне, где же стояли эти развратники, когда Вы их застукали.

 — Это происходило в классе, а не в моем кабинете.

 — Ну, там же тоже есть окно. Примерно, где относительно окна они находились.

Маргарита Алексеевна пошла к окну, Леша за ней. Она указала место чуть правее окна, где, по ее мнению происходил трах — тарарах. Леша обхватил ее сзади руками, стиснул груди и поцеловал за ушком. Она задохнулась от неожиданности. Леша, продолжая целовать ее и ласкать руками через платье ее разгоряченное тело, задрал подол и начал потихоньку стаскивать трусики. Потом Седов присел, а женщина приподняла по очереди ноги, чтобы он снял с нее трусы совсем. Они делали все молча, только раскраснелись и тяжело дышали. Маргарита чуть отстранилась от Леши, сняла платье и аккуратно повесила его на спинку стула. Она осталась в лифчике и туфлях. Леша, видя, что женщина раздевается, тоже разоблачился, оставшись в полуботинках. Он достал из сумки наручники и приковал мадам к верхней трубе батареи у окна. Длина цепи между двумя наручниками позволяла женщине стоять свободно. Седов вновь обхватил Маргариту сзади и прижался своим набухшим членом к ее ягодицам.

 — Марго, здесь они трахались?

 — Да.

 — А сейчас я тебя, приличную даму, буду е#ать как последнюю шлюху, стоя у окна. Облокотись о подоконник, наклонись и выпяти свою задницу назад.

 — Да, оттрахай меня, как б:

Марго сделала так, как велел ей Леша, а он ввел сзади свою затвердевшую палку в ее горячую, влажную пещерку. Женщина страстно подмахивала, стараясь полностью надеться на член мужчины, а он, в свою очередь, с размаха засаживал ей по самые яички. Потом, сняв наручники и взяв Марго за руку, он подвел ее к свободному столу, завалил навзничь, и продолжил атаку ее недр. Вскоре она тихонько вскрикнула, застонала и кончила, продолжая постанывать. Леша был на взводе к тому времени и финишировал несколькими секундами спустя. Седов заставил Марго подойти к стулу и встать на колени, сам сел и прижал ее голову к своему члену.

 — Соси, сучка, лижи, грязная шлюха, я твой хозяин!

 — С удовольствием, вые#и меня в рот.

Марго неумело, но с видимым удовольствием вылизывала и посасывала пока мягкий, но горячий и вкусный для нее агрегат. Когда у Леши замаячил стояк, он поднял Марго с колен и, сидя, насадил ее на свой кол. Седов мягко покусывал женщину за соски и крепко обнимал ее спину и попку. Марго через несколько минут кончила, Леша положил ее вновь на стол, покачал в ее совершенно мокрой киске своим насосом и, когда было пора, спустил ей на живот. Он извлек член и стал одной рукой размазывать сперму по ее телу, а другой — дрочить женщину то рукой, то кончиком плетки. Когда Марго кончила в очередной раз, она обессилела, Леша отнес ее к накрытому столу, усадил на стул, налил ей и себе коньяка.

 — За любовь! Извини, что грубо называл тебя во время траха, мне это нравится. Надеюсь, ты не испугалась плетки и наручников. Это только игра.

 — Мне очень понравилось.

Они выпили еще, потом был чай с лимонами и конфетами, потом они долго целовались и ласкали друг друга. Когда совсем стемнело, они убрали со стола и оделись.

 — Ну, мне пора. Так что же все-таки делать с этим бестолковым Вовочкой?

 — Наверно, сделать что-нибудь уже поздно. Он такой же кобель, как ты. Приходи иногда, навещай меня.

 — А ты не против, если Вовочка иногда будет меня подменять?

 — Нет, у меня уже сейчас пиписку свербит от приятных предчувствий.

Леша сунул руку меж бедер Маргариты и почувствовал, что она без трусов.

 — А где штаники?

 — Я на всякий случай не стала торопиться их надевать.

 — Правильно сделала. Раздевайся совсем, продолжим:

Владимир Седов после беседы его отца с Маргаритой Алексеевной окончил первый курс колледжа и перешел на второй. Отцы, мотайте на ус!

На этом трилогия «Детство», «Отрочество», «Юность», посвященная похождениям отца Вовочки заканчивается. Сейчас этот гнусный старикашка, половой разбойник и проказник может еще ого-го как засадить, но теперь уже и Вовочка здоров заправить кому угодно, где угодно, сколько влезет. Так что, если у меня будет охота написать про этого молодого трахальщика, то я уж постараюсь, а Вы, если у Вас будет охота всю эту непристойность выдержать, прочтете.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх