В тихом омуте Светлофлотска

Страница: 7 из 11

постанывая от приходящего возбуждения и повторяя: «О, Госпожа! О, Госпожа!». Я довольно глупо похихикивала оттого, что вино, сте-кающее по ноге, было холодным, а, облизывающие ногу губы, приятно щекота-ли и согревали — все тот же возбуждающий контраст. Ленивые необремени-тельные мысли плыли по кругу вместе со всеми предметами:

«Какой же я была дурой еще вчера, что не поливалась вермутом, осо-бенно шампанским, или джином с тоником. Надо что-нибудь с пузырями: они будут лопаться и щекотать: Почему я пью одна, и никто не видит, какая я пьяная рабовладелица? В следующую субботу позову Светку, пусть подивится и позавидует простой советской: бр-р, уже не советской, а какой же? Навер-ное, демократической рабовладелице».

 — Эй, раб Божий, то есть, не Божий, конечно, а мой! Раб мой! Ты нали-зался? Я уже: совсем нализалась и хочу спаточки на свои любимые крова-точки. Вот только схожу: и сразу баиньки.

Я попыталась встать на ноги, но все вокруг вальсировало, и кружение все ускорялось, так что я тут же плюхнулась на кровать.

 — Отнеси меня:

Он легко подхватил меня на руки и бережно понес. Посадив на унитаз, хотел удалиться, но я задержала его:

 — Ногам холодно, ты что же, хочешь, чтобы я простудилась, заболела и умерла? А кто тогда будет твоей Госпожой? Вот все вы — рабы одинаковые: усадьбы сжигаете, на большую дорогу выходите и грабите и убиваете своих господ! — во мне нарастал естественный протест и праведный гнев крепостницы против бунтарей и разбойников. Меня явно занесло куда-то в Пугачевское вре-мя, и, поняв, что никакие другие сведения о рабах, хоть убей, не приходят в мою пьяную голову (даже о Спартаке не вспомнила), я резко переменила тему и тон.

 — Подложи ладони! — я подождала, пока он опустился на колени и поло-жил руки ладонями вверх.

 — Так вот и сиди у меня! — продолжала я заплетающимся языком пьяной кухарки, помогая руками своим ногам угнездиться в его теплых ладонях. — Я требую продолжения лизания ног! — заявила я, явно подражая управдому Ивану Васильевичу, волею режиссера занесенному на трон Ивана Грозного.

Я распоясалась донельзя, но раб послушно стал лизать мои ноги, не от-давая предпочтения политой вином, и лизал с нескрываемым удовольствием все время, пока я делала то, ради чего была доставлена сюда на руках. От без-молвной покорности раба, от его нежных ласк под аккомпанемент серебряного журчания, хорошо слышного в вечерней тишине, я стала «заводиться». Кажет-ся, я даже частично протрезвела. Во всяком случае, мое сознание прояснилось настолько, что стала очевидной пикантность ситуации. От сознания своего бес-стыдства и мокрых скользящих прикосновений языка я возбуждалась все силь-ней. А между тем, звуки журчания струйки то усиливались, то ослабевали, управляемые моими усилиями. Раб всем телом дрожал, и его дрожь передава-лась мне, поднимаясь от ласкаемых языком пальцев ног до самой промежно-сти. Наконец, он в изнеможении откинулся на пятки и с вожделением воззрился на янтарную струю — виновницу волшебной музыки, явно возбуждающей его. Я шире раздвинула колени, и мановением руки пригласила его приблизиться. Меня заводил факт его близкого участия в интимном процессе. Он не заставил повторять приглашение, приблизил лицо к самому родничку, вытекающему из мягкой вьющейся поросли, и застыл так в экстазе, пожирая глазами это чудо. Он был так близко, что мелкие брызги пульсирующей струи орошали его лицо. Он облизнул губы. Я вся затрепетала, увидев это движение, и помимо воли прошептала:

 — Хочешь напиться?

 — О, Богиня!... Богиня!... Богиня!... — стонал он, трясясь всем измученным телом, покрытым крупными мурашками.

 — Не сейчас! — простонала и я, чувствуя, что живительный источник вдруг иссяк. Я закатила глаза и откинулась назад. Силы оставили меня оконча-тельно. — Неси в ванную, — отрешенно пролепетала я чуть слышно.

Я долго стояла под струями воды, пока ни почувствовала себя в состоя-нии добраться до постели. Я бухнулась в кровать почти без чувств, вяло отме-тив про себя, что комната убрана, а постель к приему пьяной «Богоподобной Госпожи» готова. Мне хотелось укрыться с головой, и ничего не видеть и не слышать. Я страшно устала, пережив и перечувствовав за день столько, сколь-ко, пожалуй, не пережила за все прежние годы. Меня не стало сразу же после встречи головы с подушкой.

II

Просыпалась я нехотя и тяжело. Хорошо, что воскресенье. Медленно оторвав от подушки голову, я прислушалась. Я пыталась услышать какие-нибудь признаки жизни в доме, но тишина была непроницаемой. «Конечно же, — вспомнила я, — Виктор уже на работе».

Виктор работал каждые четвертые сутки охранником в коммерческом банке с претенциозным названием «Гефест», помогающим, видимо, ковать бла-госостояние новым русским банкирам нашего Светлофлотска. Он устроился туда сразу по возвращении из Армии.

Его отсутствие сейчас было очень кстати. По совести сказать, мне не хо-телось бы с ним сегодня видеться. Нужно было время, чтобы очухаться от вче-рашнего «разврата грязного и мелкого тиранства». Мне было стыдно за свое поведение. В общем, на душе было тоскливо, и только время и новые впечатле-ния могли стереть осадок от вчерашних игрищ.

В первые дни следующей недели я старалась не попадаться Виктору на глаза. Уходила на работу, когда он еще спал, а, вернувшись домой, старалась тихо проскользнуть в свою комнату. Но мне это удавалось не всегда. Он будто ожидал меня, и почти всякий раз открыв дверь, я заставала его, стоящим на ко-ленях и готовым стащить с меня сапоги. Я не противилась, но, стараясь не про-воцировать его на нечто большее, кроме проявления обычной галантности, молча, словно не замечая ничего необычного в поведении деверя, устремлялась в свое убежище.

Ото дня ко дню мое уныние улетучивалось, и по мере этого воспомина-ния о том дне казались все менее противными. Все чаще на лице моем появля-лась загадочная мечтательная улыбка. Она была так откровенна, что Светка да-же спросила, чему я тихо радуюсь. Этот вопрос вновь шевельнул какие-то вин-тики в моей взбалмошной голове: ведь не просто так я тогда заказала Виктору вторую плетку?..

В среду, придя с работы, я застала раба, как обычно, коленопреклонен-ным. Как и вчера он переобул меня, но не отодвинулся в сторону, чтобы осво-бодить мне дорогу, а достал откуда-то из-за спины и молча протянул мне две плетки: прежнюю и новую, меньше и изящнее первой. Я замерла, и что-то сладко-ноющее почувствовала внизу живота. По мне пробежали мурашки, я стояла, как дура, и не решалась взять в руки орудия своей власти в количестве двух штук. Пауза становилась невыносимо тягостной. Нужно было на что-то решаться. Я лихорадочно соображала, какой сделать выбор. Я прислушивалась к внутреннему голосу, а он с бесовской готовностью назойливо повторял: «Да-ют — бери, бьют — беги!». Я взяла протянутые мне плети и неожиданно для са-мой, повышая голос, на распев протянула с соответствующей ситуации медью в голосе:

 — А где ошейник!?

Он замешкал лишь на миг, а затем вновь из-за спины достал плетеный ошейник с поводком и этой штукой для пристегивания и протянул мне. Отло-жив плетки, я взяла его изделия в руки и, внимательно разглядев, надела ему ошейник, затянув довольно туго ремешок. Он тут же протянул мне изящный браслет с кольцом. Я сразу заметила, что браслет слишком велик для моей ру-ки.

 — Ты, кажется, напутал с размером, хотя: попробуй-ка на ногу! — я протянула ему правую ногу. Он надел браслет, оказавшийся в самый раз, и при-стегнул к браслету поводок.

Ну, что мне с ним было делать? Я присела ему на спину.

 — Вези в ванную, что ли, — молвила я устало, предоставляя ему самому мучаться со мной. Он довез меня и терпеливо ждал, пока я прямо так, сидя у него на спине вымою руки. Затем ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх