В тихом омуте Светлофлотска

Страница: 8 из 11

он отвез меня на кухню, где все было готово к ужину. Отужинала я так же, не слезая с его спины. Чистила зубы я, стоя на сво-их двоих, но потом вновь взгромоздилась на его удобную широкую спину и ве-лела везти меня в мою комнату.

Усевшись в кресло и закурив сигарету, я приказала ему лечь на спину, чтобы удобней было лежать моим вытянутым ногам на его груди. Я готовилась к разговору с ним. Я курила и стряхивала пепел прямо на него, хотя рядом, на журнальном столике стояла пепельница. Наконец, я собралась с мыслями.

 — Слушай меня внимательно и запоминай! — начала я. — Я хочу повесе-литься в субботу. Я приглашу Светку, ты ее знаешь. Ты ей нравишься, и я хочу подключить ее к игре, но не сразу. Она не должна ни о чем догадываться до тех пор, пока я не произнесу ключевого слова. Накроешь стеклянный стол на троих здесь, у меня и будешь вести себя как можно естественнее и непринужденнее, но как только я скажу: «Раб!» — ты живо стаскиваешь с себя рубашку и галстук, простираешься ниц у моих ног, лижешь их и умаляешь о прощении за дерзость, которую чуть было ни позволил себе, решив сесть за один стол со мной, своей Госпожой. Все то время, пока я буду воспитывать тебя, ты будешь раболепно вымаливать прощение и пресмыкаться изо всех сил, на какие способен. Уж по-старайся произвести на Светку такое впечатление, чтобы ее затрясло от жела-ния тоже взять плеть. Ну а потом ты будешь помогать мне.

Я посвятила его в некоторые технические детали моего плана. Я чувст-вовала, что план ему понравился. Пока он слушал, мышцы его постоянно на-прягались и расслаблялись, а глаза подернулись пеленой, выдающей его со-стояние вожделения, тем более что все время, пока говорила, я водила плеткой по его губам, глазам и другим местам...

 — Тебе все понятно? — закончила я свои инструкции и для пущей убеди-тельности стегнула его плеткой по интимному месту. Он дернулся, и мне при-шлось напрячь ноги, чтобы вернуть его на место.

 — Да, Повелительница! — выдохнул он с жаром. — Все, что повелите!

 — Надеюсь, — снисходительно заявила я. — Вези меня мыться: нет, по-стой! — я встала, стянула колготы вместе с трусиками и положила ему на лицо. Он глубоко задышал, все более возбуждаясь. Меня тоже заводил вид наслаж-дающегося моими запахами мужчины. Он жадно вдыхал; грудь вздымалась го-рой. Казалось, он не может надышаться. Тело его подрагивало. Мне показалось, что с него хватит. — Довольно! — остановила я его. — Языком вымоешь мне ноги! Приступай! — послушного раба следует поощрять. Пусть возбуждается от со-зерцания красивых ног и пальчиков, от аромата, исходящего от них. Это ему можно позволить. Он возбуждается легко и сильно мучается от нереализован-ных желаний, а от вида его терзаний я просто тащусь. Я блаженно вытянула ноги и потянулась за книжкой, стараясь не обращать ни малейшего внимания на раба, старательно вылизывающего мне ступни и обсасывающего пальчики, один за другим. По временам, когда его язык скользил между пальцами, было щекотно, и по телу пробегали мурашки. Думаю, он получил немалое удоволь-ствие, ухаживая за моими ножками. Я, впрочем, тоже.

 — Ну, хватит! — прервала я его старания. — Тебе завтра на работу. Пости-рай все это, да убери здесь все. — Я могла бы ничего и не говорить, так как со дня моего «воцарения», он исправно все делал без напоминаний. Свои грязные вещи я бросала в короб, а доставала их, чисто выстиранные, из своего шкафа. И в комнате у меня все блистало, и всегда стояли цветы. Но я должна была пове-левать. Нам обоим было приятно: мне отдавать повеления, а ему выслушивать и беспрекословно их выполнять.

 — Слушаюсь, Госпожа! — он с неимоверным усилием оторвал от моих ног губы, но глаза продолжали пожирать мокрые пальчики. Я видела, какую муку отражало его лицо, и буквально упивалась своей безграничной властью.

 — Отстегни от меня поводок! — устало молвила я, решив окончить на се-годня наши игры.

***

В пятницу на работе я пригласила Светку к себе в гости на субботу. Светка на четыре года моложе меня и на четыре сантиметра выше. Она очень эффектна. Длинноногая, длинноволосая блондинка, с огромными лазоревыми глазами. Она успела выйти замуж и в тот же год развестись, ничуть не сожалея ни о том, что вышла, ни о том, что развелась. Бывший ее муж куда-то исчез сразу же после развода, оставив Светке однокомнатную квартирку почти в цен-тре города. Похоже, нашел себе новую дурочку.

Явилась она почти без опоздания. Каких-нибудь сорок минут. Но это и за опоздание нельзя считать. Хозяевам всегда не хватает часа на подготовку к встрече гостей. Так что у нас к ее приходу почти все было готово. В моей ком-нате Виктор установил стол-книжку со стеклянной столешницей и в меру сво-его вкуса сервировал его. Громко звучала музыка. Настроение у меня было волнительно-приподнятое.

Гостью, как и предполагалось моим сценарием, пошел встречать Вик-тор. Он галантно снял с нее пальто и сапоги, что не могло ей не понравиться. Она давно была неравнодушна к Виктору, и часто расспрашивала меня о нем.

Я встретила ее у себя в комнате. Разодета она была, как картинка. Свет-ло-оранжевая нейлоновая блузка с глубоким вырезом, открывающим посторон-нему благодарному взору верхние полусферы дивной формы бюста. Сквозь по-лупрозрачную блузку отчетливо просвечивались кружева темно-оранжевой комбинации. Короткая черная замшевая юбка с боковыми разрезами, еще более удлиняющими и без того длинные ноги, черные ажурные чулки. Я же предста-ла перед ней босой, в коротеньком старом ситцевом платьице василькового цвета, плотно обтягивающем мою фигуру. Я решила не обременяться бюст-гальтером и трусиками. Рядом со Светкой я выглядела просто Золушкой, ото-рванной от изнурительной работы.

Впрочем, ничего неправильного в этом не было: хозяйка и не должна за-тмевать туалетами гостью. Единственным моим украшением был браслет на правой ноге. Светка сразу все отметила. Я видела, как она скользнула глазами по платью, чуть задерживаясь на соответствующих местах. Я скромно опустила глаза, она не должна была увидеть, какие чертики в них замелькали от пред-вкушения удовольствия, которое я намеревалась себе доставить этим вечером. На постели у меня, под подушкой, пышно взбитой и стоящей на покрывале, лежали две плетки. У Виктора под водолазкой и костюмом — ошейник с повод-ком. Я была во всеоружии.

 — Прошу за стол! — радушно проворковала я, не забыв ослепительно улыбнуться своей лучшей подруге, для которой я приготовила маленький сюр-приз.

Виктор галантно пропустил Светку на отведенное ей место и пододви-нул под нее стул. После этого подошел к своему стулу, но сесть не успел.

 — Раб! — отчетливо проговорила я. — Ты забылся и совсем обнаглел! Придется поучить тебя хорошим манерам! — входила я в роль.

Я стояла у кровати и уже доставала большую плетку, когда он кинулся к моим ногам, теряя по дороге пиджак и белую водолазку. Светка привстала со стула и, ошалело тараща свои лазоревые глаза, глядела по очереди то на меня, то на ползущего ко мне Виктора, то на пол, по которому тащился за Виктором поводок, звеня железной пристежкой — все забываю, как она называется. Я бы-ла довольна ее шоком, но эффект следовало усилить, и плеть в моей руке засви-стела, рассекая воздух, и опускаясь на беззащитную спину. Раб извивался под ударами плети и судорожно обнимал мои ступни, увлажненные его языком.

 — Руки на пол ладонями вверх! — крикнула я ему, все более входя в раж, не забывая однако бросать короткие взгляды на Светку. Та, ни жива, ни мертва, на полусогнутых в коленях ногах мелко переступала в нашу сторону, вперив взор в распростертого ниц Виктора. Я тем временем водрузила свои ступни на его ладони, не переставая нахлестывать обнаженную спину. Через время, вы-дохшись, я опустила ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх