Записки современной московской дамы. Часть IV. Про Женю, Женечку и плюшевого зайца

Страница: 2 из 5

неправильной формы нос, его тонкие губы, неверно трактуемые в физиономистике, как признак вредности характера; и все это представляется мне столь прекрасным, что в глубине души шевелится страх.

 — А ты думал, его нет? — Я провожу ладонью по его лицу.

 — Я не знал. — Он опять прижимается ухом к моей груди. — Но сейчас я слышу, что оно бьется.

 — Это потому, что я живая.

 — Нет, это потому, что ты хорошая. — Женька приподнимается надо мной, глядя прямо в глаза и: кажется я вскрикнула.

Я люблю момент начала любви почти так же, как и момент ее высшей точки. Нет, не закрою глаза: Ну почему мужчины делают это с открытыми глазами, имея удовольствие видеть лицо партнерши в процессе, а женские глаза предательски закрываются. Или, может быть, это не у всех, может быть это только у меня.

Сколько раз я усилием воли пыталась сдержаться, но меня хватало на три, максимум пять секунд. Исключительно до того момента, когда в глазах мужчины появляется животная агрессия, которой инстинкт женщины повелевает не перечить, и живущая в подкорке мазохистка опускает веки и эгоистично отдается.

****

 — Ну что ты меня теребишь, как плюшевого мишку? — Женька попытался увернуться от накатившей на меня нежности и сползти на пол, к пакету с апельсиновым соком, живущему рядом с диваном.

 — Нет ничего прекраснее лика мужчины, который только что тебя хорошо трахнул. — Засмеялась я, вцепившись ему в коленку.

 — Лики у святых. — Поправил Женька, пытаясь выдернуть ногу из моих объятий, — святые безгрешны, а то, чем мы занимаемся есть грех, ибо не освящено церковью.

 — Ты хочешь трахнуться в церкви?

 — Богохулка.

 — Бого: чего?

 — Маньячка какая-то! — Женька все же вырвался. — Во влип!

 — Я? Да я, можно сказать, жертва! Ты меня обольстил, соблазнил и воспользовался минутной слабостью.

 — Минутной? — Женька, усевшись на ковер, принялся пить сок прямо из пакета. — Если мне не изменяет память, ты мне совсем поспать не дала в нашу первую встречу. И потом, не надо ля-ля. Никто тобой не пользовался, надо было меньше «Сангрии» хлестать.

Зазвонил телефон, я не успела достойно ответить на вражеский выпад.

Это звонил Женечка.

 — Привет, родная.

 — Привет. — Слова на секунду застряли в горле, но потом, ничего — выбрались. — Ты что не спишь в такую рань?

 — Я сегодня мать к зубному возил. Только что вернулись. Захотел услышать твой голос.

 — Хочешь, я тебе спою?

 — Только не это! — Женечка засмеялся — Все, что угодно, только не это

 — Твои родители в эти выходные уезжают на дачу? — Я стояла голая в прихожей, наблюдая, как Женька делает вид, что сосредоточенно смотрит телевизор. Даже включил его.

 — Да, слава богу. За тобой заехать?

 — Давай. Я попробую слинять с работы пораньше. Я позвоню с Дмитровки.

 — Хорошо. Я уже начинаю ждать. Целую тебя.

 — Я тебя тоже, Женечка.

Я положила трубку. Женька пялился в телевизор с таким видом, как будто не сидел голый посреди комнаты, разложив свое хозяйство тут же, на ковре, а изучал некий серьезный вопрос в ленинской библиотеке.

 — Интересно? — подсела я к нему.

 — Да. — неопределенно сказал Женька. — Можно вопрос?

 — Ну?

 — Ты его любишь?

 — Ты уверен, что нам надо обсудить это?

Женька промолчал. Он не ответил нет, но не сказал и да.

 — То-то же. — Я выждала несколько секунд. — Мне с ним хорошо, как дома под одеялом. Он классный, мне все девки завидуют. И потом, это моя жизнь, это мое дело. Разберись лучше с Катериной. Она ко мне на работу сегодня зайдет плакаться.

 — А что у нее случилось?

 — Кое-кто ей нервы мотает.

 — Да ну? — Женька оторвался от телевизора. — И кто бы это мог быть?

Слава богу, улыбается, слава богу, переключил кнопочку у себя в голове. Этого еще мне не хватало — выяснять отношения накануне собственной свадьбы с потенциальным мужем своей собственной лучшей подруги.

 — Ладно, я в отличии от некоторых, не вмешиваюсь в личную жизнь своих любовников.

Я показала Женьке язык и ускакала в ванную, успев закрыть дверь на крючок до того, как он попытался ворваться следом. Как только я, по своему обыкновению, резко вывернула кран, в физиономию мне ударила струя воды. Железная кишка душа подпрыгнула от напора, грохнулась пластмассовой головой в ванную и завертелась, как змея, орошая хозяйские коврики. У Женьки есть один серьезный недостаток — он НИКОГДА не переключает смеситель на кран, чем раздражает меня неимоверно. Причем, я уже ему неоднократно указывала на этот недостаток — безрезультатно. Если бы это был мой Женечка, я б ему всю плешь проела. А тут, вроде, чужой человек, детей не крестить, что называется, вот и молчу через раз.

***

С любимым Женечкой мы встречались уже года два. Если быть точной — один год и восемь с половиной месяцев. Мы привыкли друг к другу, сроднились, можно сказать. Имевшая место страсть переросла в спокойные добрые отношения. Я и решила, что уже вышла из того периода, когда в сексе снимаются тормоза, когда забываешь, где ты находишься и кто человек, который рядом с тобой. Я даже в глубине души предполагала, что слегка поостыла и уже не получится у меня ощутить былое страстное желание. Именно страсть, а не любовь или потребность во флирте.

И тут, когда вопрос о будущей свадьбе с Женечкой был уже практически решен, на горизонте появился Женька. Я не помню точно, когда я поняла, что в любом случае, рано или поздно это произойдет. Помню только, что эта мысль вжилась в мою голову довольно быстро. Когда у людей возникает обоюдное желание заняться любовью, они начинают при разговоре смотреть прямо в глаза друг другу. Вернее, один начинает, а второй подхватывает этот взгляд, если желание обоюдно. Не знаю, стоит ли заносить это утверждение в фолианты по психологии полов, но, по-моему, это верный знак.

Голова совершенно пошла кругом, от напускной сдержанности и осторожности не осталось и следа. Причем, когда мы встретились с Женькой в первый раз, у меня, что называется, ничего не шелохнулось. Была тривиальная пьянка на квартире, которую я снимала. Случилась она, как большинство таких мероприятий, совершенно спонтанно. Я ждала только моего Женечку, с которым намеревалась провести выходные в тишине и идиллии. Он пришел с другом, которого я видела впервые и бутылкой «Мартини», с которым была хорошо знакома. Потом подтянулась Катя, снимавшая квартиру в том же районе, со своим новым ухажером. Это и был Женька. Я помню, мы сидели на балконе в ободранных, как большинство мебели в сдаваемых московских квартирах, креслах и выпендриваясь друг перед другом, упражнялись в острословии. Приход Катьки с новым человеком придал нашим посиделкам новый импульс. Соответственно, пошли еще и за водкой.

Пока ребят не было мы с Катькой курили, а Женька слонялся по квартире.

 — Ты читаешь «Космополитен»? — Спросил он, бросив взгляд на бардак, процветавший буйным цветом на кухонном столе уже неделю. — Да. Классный журнал.

 — По-моему, полное дерьмо. — Пожал плечами Женя.

 — А ты, откуда знаешь? Ты его тоже читаешь?

Надо же быть таким невежливым, просто хамом каким-то, честное слово! Первый раз в доме и уже прется со своими глубокомысленными замечаниями.

 — Нет, Катя его очень любит.

Катька, сидевшая тут же, радостно захихикала, как будто он отвесил ей гусарский комплимент, а ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх