Записки современной московской дамы. Часть IV. Про Женю, Женечку и плюшевого зайца

Страница: 3 из 5

не сказал гадость, причем в третьем лице.

Женечка с товарищем вернулись, спиртное было разлито, вечер продолжился привычным образом и я забыла про неприятные выпады нового гостя. Вскоре Катерину пришлось снести в койку. Не вынесла трепетная душа алкогольной смеси. Друг Женечки, имя которого я не запомнила, впрочем, как и внешний облик, удалился в ночь. Мы остались на балконе втроем, Женечка, правда, что-то притих.

 — Какие звезды яркие. — Сказала я, что б хоть как-то прервать неловкую тишину.

 — А ты знаешь, где Большая медведица? — Вдруг спросил Женька.

 — Нет.

Смутные сомнения зашевелились в моей душе. Где-то это уже было: Ах да, это же чудный фильм «Безымянная звезда»! Герой начинает свой половой акт с героиней с того, что показывает ей созвездие «Большой медведицы». Знаю я эти подходцы! Это как с хиромантией. Если малознакомый мужчина с многозначительным видом предлагает Вам погадать по руке, знайте — он Вас хочет трахнуть! Сто процентов! Проверено не единожды. Это не хиромантия, это херомантия на самом деле. Наука, знаете ли, такая.

 — Знаю. — Сказала я, нервно пытаясь выскрести сигарету из полной пачки.

Этого еще не хватало. Мой дорогой и любимый Женя тихо дремал в кресле напротив. Этот конь педальный сейчас зажмет меня прямо перед закрытыми глазами будущего мужа.

 — И где она? По твоему мнению.

Даже в темноте было видно, как мерзко он ухмыляется. Сам, небось, нажрался, а делает вид, что умничает круче всех.

 — Там: — Я кивнула влево.

 — Там, если я ничего не путаю, у вас овощной магазин.

 — Нет, — я, наконец, выцарапала сигарету, осталось найти зажигалку. — Ты сам ничего не знаешь, овощной магазин у нас справа.

Женька вдруг вышел с балкона. Я замерла в некотором недоумении. Что бы это значило? То ли этот дурак столь нежно организован, что обиделся, то ли он совсем не хотел погадать мне по руке. Женечка начал похрапывать в кресле. Меж тем, Женька вернулся с зажигалкой.

 — Смотри сюда, следи за рукой. — Сказал он, в качестве приманки, используя необходимую мне зажигалку. — Белую медведицу очень просто увидеть. Смотри, вот первая звезда, очень яркая. Вернее, она не совсем первая: Дальше, следи за рукой или если тебе так удобнее, за зажигалкой в моей руке. Дальше идет собственно, ковш, о котором все знают.

Не могу сказать, что он ко мне прижался, но то, что у него в штанах присутствует эрекция, я ощутила своей задницей немедленно. Женька водил зажигалкой по небу, от одного знака зодиака к другому, сопровождая свою экскурсию комментариями, а я мучительно пыталась понять определенно, есть все же у него эрекция или мне показалось. Прижиматься было неудобно, да и, собственно, зачем. Но узнать правду хотелось страшно. Наверное, Женя закончил лекцию по астрономии, потому, что отступил на пару шагов. Я чуть не отпрянула вслед за ним.

 — Прикуривайте, барышня. — Он поднес огонек к сигарете, которую я все еще держала губами, — Да, кстати, овощной магазин у вас все-таки слева. Справа, Аленушка, у вас овощной ларек.

Естественно улыбнулся и ушел в квартиру, к Катьке. Сцена из бульварного романа! От длительного пребывания без цели, сигарета прилипла к верхней губе и при первой же попытке вынуть ее изо рта, чтоб выдохнуть дым, куснула кусок кожи. Я вскрикнула, Женечка на кресле всхрапнул. Он скрючился вбок, ему явно было неудобно, но пьяный Морфей цепко держал моего будущего супруга в своих липких лапах. На глаза попалась облезлая короткорукая швабра. Почему-то мелькнуло желание стукнуть ею спящего Женечку.

***

С Катериной у меня были сложные отношения. Когда-то, когда мы учились в университете и жили на одном этаже, мы, можно сказать, дружили. Нас было четверо самых ярких девчонок в студенческой общаге того времени. Не то, чтобы мы были красавицы, но каждая из нас в отдельности была неординарным человеком, а вместе мы были просто замечательной командой.

Потом Катьку понесло. Ее взяли на телевидение, причем на первый канал, в довольно престижную программу. Правда, платили, как и всегда на первом, мало. Отсутствие денег и взыгравшее самолюбие принесли свои неприятные плоды — Катька стала банально завираться. Она придумывали невероятные истории про телевизионных людей, про свои знакомства со знаменитостями, про не существующих поклонников с громкими фамилиями и даже про наезды некой мафии с целью заполучить имеющиеся в ее распоряжении разоблачительные видеокассеты. Короче, полный бред. Врала Катька так самозабвенно и искренне, что начинала верить сама. Временами хотелось просто дать ей по роже, но доказать вранье было трудно, да и не хотелось тратить время на такую фигню. Впрочем, по натуре своей Катерина была незлоблива и ее вранье никому не причиняло вреда. К тому же, я помнила ее милой заводной девчонкой и смотрела на новые выкрутасы снисходительно.

Сегодня Катька была мрачна. Одежда соответствовала настроению — вся в черном, в длинной до пят юбке и крепко обнявшей ее грудь, кофточке. Она мрачно курила, взгромоздившись на высокую барную табуретку в рекламном агентстве, где я работала последний год.

Я взяла себе кофе с лимоном и подсела к ней.

 — Ну, чего у тебя случилось? Что за сопли в телефонной трубке?

 — Ты знаешь, у меня такое чувство, что у него кто-то есть. — Катерина выпустила сигаретный дым на мою новомодную блузку с размытыми треугольниками.

 — С чего это ты взяла?

Это была ошибка. Следовало сказать что-то вроде: «Да ты что, да вряд ли, он так тебя любит». В таком духе. Я же, по сути дела, заинтересовалась не самим фактом, а тем, как она это смогла вычислить. Впрочем, Катька не обратила внимания. Я, жуткая перестраховщица, как всегда напридумывала себе сложнее, чем все есть на самом деле.

 — А как ты своего дожала до женитьбы?

 — Видишь ли, у него уже был один законный брак. Он уже не боится.

 — А вчера опять попыталась завести разговор о том, что можно было бы и оформить наши отношения. В конце концов, ведь практически ничего не изменится. Он и так уже живет у меня. Просто будут у нас эти набившие оскомину штампы в паспортах.

Интересный народ, мужчины. Живет у Катьки, а мне говорит, что дома. Причем, мне совершенно все равно, и я даже ни разу его не спрашивала. Нет, надо проявить инициативу, чтоб обязательно наврать. Не понимаю.

 — И чего он? — я поймала себя на мысли, что мне бы хотелось услышать грустную историю о том, как Женька в грубой форме сообщил моей подружке, что на ней конкретно он никогда не женится.

 — Ты же знаешь мужиков: ни да, ни нет. Переводит разговор на другие темы.

 — А ты?

 — А я опять за свое.

 — А он?

 — Вообще замолкает.

 — Нда: Как он неоригинален.

 — Что мне делать, ты же типа умная, подскажи.

 — Вот именно, типа умная. Никто, Катька, не знает ответов на такие вопросы. Мы не знаем, почему нам интересно с одними людьми, а с другими — не интересно. Хотя, может быть, те другие гораздо образованнее и интеллектуальнее. Мы не знаем, почему мы не хотим картинных красавцев и трясемся от одной мысли о каком-нибудь уроде. Так же, Катерина, мы не знаем, почему одни из них нам делают предложения, а других, при всей большой любви, под пистолетом в загс не приведешь.

 — Да уж. — Согласилась Катя. — Я, кстати, тебе удивляюсь. Я бы, наверное, не согласилась на брак с разведенным мужчиной, тем более, если у него есть в бывшей семье ребенок.

 — Ерунда. — Я тоже вытащила сигарету, — Ты помнишь, сколько у меня было мужиков? Если предположить, что я была замужем хотя бы за каждым третьим: Знаешь,...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх