Индейская охота

Страница: 10 из 11

было сказано не двигаться! Хочешь опять сплясать с Трудолюбивыми?

А мальчишкам было очень приятно держать в полной власти взрослую женщину. И не одну! Они подходили к разным столам. Их всюду пускали и за каждым столом они щупали груди пленниц, терли клиторы, залезали во влагалище. Девушки от этого возбуждались, лежали красные, с закушенными губами, но под угрозой муравьев не шевелились. На последнем столе, к которому подошли мальчишки, лежала Барбара. Родди, сидевший там, решил показать детям, как кончают белые шлюхи. Он велел им задержаться подольше и снял с нее всю посуду. Минут через пять Барбара начала извиваться и тихонько подвывать, а из ее влагалища, в которое был засунут детский кулачок, потек сок.

 — А вот теперь хватит с нее, — сказал Родди. — Покажи руку, — обратился он к мальчишке. — Ну вот, все чисто. Я же говорил, что тут у нас течка сразу пройдет, и никакие тампоны с прокладками не понадобятся!

После того, как мальчишки отошли от столика Фреда, тот решил, что кроме каши из влагалища Фрэнси, надо еще чем-нибудь поразить остальных. «Все поймут тогда, что эта шлюха должна принадлежать мне по праву. И черта с два я отдам ее этому ублюдку Чарли», — думал он. Фред обернулся по сторонам и увидел Джона, стоящего в сторонке. Между его ногами по-прежнему болталась веревка, привязанная к члену. Голый белый мужчина старался держаться как можно незаметнее, надеясь, что о нем забыли. Но при этом он внимательно следил за окружающим и явно реагировал на происходящее — его член был слегка приподнят. Фред велел двум девочкам лет по 5—7 взяться за концы веревки, привязанной к члену Джона, и привести его сюда. Джон не сопротивлялся, он уже знал, что бывает за непослушание.

 — А теперь ты нам покажешь, как трахаются бледнолицые, — сказал Фред, освободив место перед влагалищем Фрэнси. Девочки по его приказу стали приподнимать и опускать веревку так, чтобы член Джона поглаживал раскрытые половые органы девушки.

 — Достаточно, видите, она уже вся соком исходит. Теперь засуньте его кривой кактус в ее мокрую щелку, вот сюда, — обратился Фред к девочкам и приказал Джону:

 — А ты давай, начинай.

Джон, разгоряченный всем увиденным, сразу принялся за работу. А Фреду, который в это время пощипывал длинные соски Фрэнси, пришла в голову еще одна идея. Из кармана он достал тонкую рыболовную леску, отрезал от нее два куска и крепко затянул у основания сосков пленницы. Девушка вскрикнула от боли, а розовые соски сразу набухли и побагровели. Фред передал лески Джону и приказал ему в такт движениям приподнимать за эти нитки груди Фрэнси. «Только веснушки на сиськах не оторви» — велел ему Фред.

На столе Маленькой Голубки была Катрин. Ее дочка, Эмили, стояла рядом и за цепочки растягивала ей в стороны половые губы. Лежащая пленница чувствовала себя совершенно обессиленной. Сначала клеймение, потом насилие над дочерью, потом камни, чуть не оторвавшие губы, унизительное бритье, а напоследок от этого чертового вибратора почти непрерывные оргазмы на глазах у всех. Поэтому когда Голубка вновь вставила в нее искусственный член и включила его, она никак не прореагировала и продолжала лежать совершенно неподвижно. Тут Голубка увидела, что делается за соседним столом.

 — Фред, этот бледнолицый сутенер у тебя еще не кончил? — спросила она.

 — Нет, а что ты хочешь?

 — Пусть подтащат его сюда.

Когда к столу Маленькой Голубки девочки подвели Джона, его член, расположенный примерно на уровне их глаз, имел вполне внушительный вид. А крошки по дороге дергали его за веревку и с интересом смотрели, как напряженный мужской орган будто на пружине возвращается в первоначальное положение. Голубка брезгливо вытянула из Катрин блестящий от слизи вибратор. Потом она двумя руками подняла тяжелые камни, привязанные к цепочкам и перекинула их через локти пленницы. Все половые органы Катрин, и до того полностью раскрытые дочерью, теперь выпятились, будто на них надавило что-то изнутри. Тогда Голубка быстро, одним движением до самого конца впихнула прибор в зад своей рабыни, включила его и сказала девчушкам, чтобы они повторили то, что делали с Джоном за соседним столом. Те с удовольствием принялись за дело, они были горды, что взрослые доверяют им такие важные вещи.

Дети дружно взялись за веревочки и стали водить членом по органам Катрин, а потом засунули его во влагалище. Пленница, до того крепившаяся, теперь уже не выдержала одновременного воздействия в своих двух отверстиях. Скоро она забилась в бурных конвульсиях, да так, что с нее посыпалась вся посуда. Да и Джону, похоже, было уже все равно, кто и что с ним делают, лишь бы дорваться до чего-нибудь мокрого и горячего. А тут еще судорожные сокращения внутри Катрин, и вибрация, ощутимо чувствующаяся через тонкую женскую перегородку. Так что Джон шумно задышал и стал заталкивать свой орган в Катрин еще более сильно и быстро. Но как только Голубка заметила эти изменения в поведении раба, она резко оттолкнула его в сторону.

 — Еще чего! — сказала она. — Пачкать их можно только настоящим мужчинам, а не такому дерьму, как ты, — и велела девчушкам подергать его за веревку.

Девочки дернули только раза три, и из члена прямо на Эмили вырвалась тугая белая струя. Крошкам от этого стало смешно, они весело засмеялись. Дети в племени уже знали, откуда появляются на свет бледнолицые уроды, но были уверены, что их самих приносит Дух Облака.

Пир тем временем подходил к концу. Столы на женских животах опустели, почти все было съедено и выпито. А у хмельных мужчин топорщились штаны. Они ведь только глядели и трогали! А этого мало, ведь настоящим мужчинам нужна настоящая разрядка! Но никто, кроме настоящих мужчин, не должен смотреть, как они совокупляются, а тут слишком много лишних! Да, всему племени можно сколько угодно и где угодно осматривать и ощупывать пленников, но только настоящие мужчины имеют право видеть все!... Парни бросали взгляды на вождя. Наконец, он кивнул.

Женщины племени и дети встали из-за столов. Они знали, что их время закончилось, и наступает время настоящих мужчин. Слишком медлительных прогнали пинками и резкими криками, терпение у мужчин уже истощилось. Вождь решил сделать исключение для Маленькой Голубки, которая так хорошо показала себя с Катрин. Он разрешил ей остаться среди мужчин. И еще он разрешил каждому по одному разу подойти к девочке. Именно этим и занялись мужчины в первую очередь.

Эмили положили спиной на мать, попкой на ее грудь и перед самыми глазами Катрин широко развели девочке ноги. Держать ее должен был Джон, а храбрые воины племени Нес-Пэйв по очереди насиловали дочку на лице матери. Катрин же должна была посасывать качающиеся мошонки и подлизывать сперму с кровью, выливающиеся из влагалища своего ребенка. Первым успел Чарли, а за ним выстроилась очередь, но никто не стал разменивать свой первый пыл на остальных женщин. Все ждали, когда настанет его черед.

Когда очередной мучитель отходил от Эмили, он сразу же, пока не опередили другие, подскакивал к новой жертве, которую выбрал с самого начала. Пленниц, конечно, не отвязали. Зачем? Так ведь удобнее. И видно хорошо, и можно распоряжаться всеми отверстиями. Чарли сначала влез в длинноволосую Арлин и ему понравилось при каждом движении больно шлепать ее по большим грудям, Родди занялся Барбарой, Майк — Салли, Фред не отлипал от Фрэнси. Мужчины менялись, переходили от стола к столу, смотрели друг на друга и с жаром обсуждали, у какая из пленниц поуже, у какой жарче, а какая лучше умеет сжимать влагалище. Выбрав момент, Чарли засунул член в зад рыжей Фрэнси, он понимал, что потом она вряд ли ему достанется.

Голубка так и не встала из-за стола и только смотрела на мужчин, но никого не подпускала ни к Джону, ни к Катрин, лицо которой покрылось толстой, слегка подсохшей слизистой коркой. Она считала ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх