Индейская охота

Страница: 7 из 11

что Дух Облака благоволит теперь его людям, дает им женщин, а Дух Солнца подарил яркий новый день. Он чувствовал бодрость и гордость за молодежь племени.

Салли и Арлин пробовали увеличить расстояние между ними и поселком. Но это было нелегко. Их ноги кровоточили от впивающихся в них камней. От бега без лифчика их большие груди болтались во все стороны и больно шлепали по телу. Их влагалища, да и весь пах воспалились от вчерашних муравьиных укусов. А тут еще жаркие солнечные лучи начали выпивать из них соки. Вначале они еще пытались быстро бежать, но очень скоро плелись так, что, казалось, до безопасности еще сотня лет...

Рррррррррррррррррррррррррррр

Где-то сзади девушки услышали рев моторов. Ублюдки их догоняют и на мотоциклах!

Девушки собрали последние силы и побежали. Но на спортивное соревнование это не было похоже. Скоро смельчаки на мотоциклах кружились вокруг бегущих девушек и длинным прутом били по красным обгорелым женским попкам. Девушки приостановились, сил у них больше не было.

Скоро никакие удары не могли уже заставить женщин передвигать ноги. Они упали на землю и отказывались вставать. Индейцы остановились и стали стегать женщин между ногами, стараясь попасть в промежность. Но даже удачный удар не мог их поднять, а заставлял только судорожно сжиматься.

 — Эти шлюхи слишком медлительны. Прошлая партия прошла на два холма дальше, — Родди ботинком ударил Салли. — Вы испортили всю охоту! Вы — дерьмо! Ваша единственная ценность — Mежду ногами, — закричал он, подошел к распростертому телу Арлин и пнул ее в грудь.

 — Забираем их. Посмотрим, как они потанцуют с нашими Трудолюбивыми, — сказал Чарли.

Родди и Чарли надели на женщин наручники, швырнули на мотоциклы и повезли к красному муравейнику.

Майк услышал приближающийся рев двигателей и подошел, чтобы помочь снять с машин измученный груз:

 — Вы, суки, лучше бы встали сами, — предостерег он пойманных девушек.

 — Они будут танцевать на холме, пока мне не надоест... Прямо сейчас! — приказал вождь и их увели. Вокруг холма столпились люди, а вперед, как всегда, выскочили детишки.

Пойманные беглянки увидели у муравейника связанного нагого мужчину. Его лицо и гениталии были сплошь покрыты муравьями. Они даже не поняли, кто перед ними и растерянно встали рядом.

«Что нам надо делать? Танцевать? Кажется, это сказал старый сыч?» — подумала Салли, посмотрела вниз и увидела, что пара красных муравьев уже подбирается к ее влагалищу. Она уже чувствовала, как огонь разгорается на ее коже.

Арлин посмотрела на нее, а потом на свои ноги, по которым уже начали ползти муравьи:

 — О, Боже... Что они опять от нас хотят? — она рванулась в сторону, но вождь прутом больно стегнул ее по ягодицам:

 — Сейчас вы трахаетесь с кем ни попади, а раньше ваши вожди бросили вызов власти Духа Облака. Теперь вы будете танцевать, чтобы возместить хотя бы часть долга... Если танец будет быстрым... действительно быстрым... и мне понравится, останетесь жить. Не справьтесь — мы оставим вас тут... Навсегда...

 — Жалко терять такие хорошие щелки, вождь, — возразил Чарли.

 — Ты что, считаешь себя храбрецом? Я главный. Я решаю. На тебя хватит и других рабынь, которые с радостью примут твое семя. А пока лучше не спорь и приведи сюда длинногубую шлюху и ее дочку. А то моей старой заднице жестко сидеть на камне, да и ноги мерзнут.

Чарли повиновался. Когда он привел Катрин и Эмили, две голые девушки уже танцевали. Катрин вождь уложил спиной на камень и уселся ей на живот, потом снял ботинки, положил девочку перед собой на землю и начал греть о ее тело свои голые ноги.

А Салли и Арлин в это время продолжали танцевать и пытались при этом смахнуть с себя муравьев. Но на каждого убитого приходились тысячи других...

 — Вы плохо танцуете. Не машете сиськами, не раскрываете свои щелки. Я хочу видеть все, — недовольно поморщился вождь. В это время он, сидя на животе Катрин, ногтем поковырял ее сосок. Потом обеими руками широко развел цепочки, прикрепленные к срамным губам, и плюнул в раскрывшееся влагалище. «Надо бы прикрепить к цепочкам что-нибудь тяжелое, пока губы не отвиснут до колен, — думал он, — это будет отличная забава для всего племени.»

А танцующие пленницы понимали, что их ждет, если вождь окажется недоволен. Они, забыв про усталость, про муравьев, стали призывно изгибаться перед ним, покачивать полными грудями, широко расставлять ноги и руками раскрывать влагалище, поворачиваться спиной, наклоняться и раздвигать ягодицы. А вождь в это время через брюки легонько поглаживал себя.

Время от времени девушки бросали взгляды на мужчину, привязанного около муравейника, и замечали, что он тоже поглядывает на них, но молчит, измученный укусами. Кто это, они так и не поняли, ведь его заплывшее лицо было чуть ли не полностью покрыто насекомыми.

Примерно через час вождь почувствовал себя достаточно возбужденным и объявил, что танец закончен. Он приказал танцовщицам подползти к нему на коленях, достать член и вдвоем начать его сосать. Старались девушки изо всех сил и минут через пять орган затвердел. Вождь решил тогда приступить к тому, что он так долго откладывал. Поднявшись с живота Катрин, он уложил на камень перед собой ее дочь, велел ей схватиться за цепочки матери, присевшей над ней, а той — развести ноги своего ребенка. Одно резкое движение — и он лишил, наконец, девочку девственности! Та пронзительно взвизгнула, судорожно дернула за цепочки, но мать не посмела прийти ей на помощь. Она только измучено смотрела, как мерзкий старик насиловал ее беззащитную дочурку. Девочка опять закричала, видно, член вождя был намного длиннее ее короткого детского влагалища и больно сдавливал матку. А мать опять ничего не могла сделать. Это было ужасно!

Танцовщиц он заставил помогать ему. Они встали рядом на колени и языком, руками помогали ему — лизали яйца и задний проход, поглаживали и сжимали член. Наконец, старик несколько раз сильно дернулся и грузно осел. Отдышавшись, он пальцем поманил Катрин, велел ей открыть рот и начал мочиться. А она, вместо того, чтобы заняться дочерью, истекающей кровью, должна была глотать и пить его вонючую жидкость, а потом облизать член и убрать в штаны...

После всего этого вождь велел Майку и Родди отвести девушек в деревню и дать им скребки, чтобы снять с кожи оставшихся муравьев. Их опухшие ноги и промежности надежно гарантировали, что нового побега не будет. Затем старик подошел к Джону:

 — За все, что ты сейчас имеешь, ты должен поблагодарить своего бледнолицего вождя. Он украл нашу страну. Он украл наши деньги. Он украл жизни наших людей своей гнилой едой. За все это ты и твои женщины должны заплатить. Согласен, что это справедливо?

 — О Боже, да... , пожалуйста... , я согласен на что угодно... — Джон поднял к старику покрытое муравьями лицо, — пожалуйста, только уберите меня отсюда!

 — Хорошо. Ты все сказал сам, учти! Чарли, привяжи веревку к тому, что у него осталось от мужчины, и на этом поводке отвези в деревню. Вместе с этими шлюхами.

Родди, Майк и Фред вошли в деревню с наказанными беглецами. Танцоры имели очень жалкий вид, на своих опухших ногах они еле шли в раскоряку. Девушки заползли в загон и замертво свалились на землю. Трое оставшихся там хотели бы им помочь, но у голых женщин ничего при себе не было. А солнце так невыносимо припекало...

Маленькая Голубка подошла к костру, на котором до этого готовился завтрак вождя. Она хотела, чтобы к его возвращению все было готово. Она зашла в его вигвам и вынесла железный символ племени. Этот тотем она сунула в огонь. Потом Голубка положила в костер побольше дров; она хотела, чтобы без промедления мог свершиться приговор Племенного Суда ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх