Ленкины ножки и не только

Страница: 2 из 4

сама решает когда встать. Обычно это происходит после оргазма, доставленного долгими ласками. Я бы например мог бы хоть целый день лежать и наслаждаться «близостью» и тем, что я доставляю удовольствие женщине — главное что бы язык не отвалился.

Реакцией был небольшой смешок, вызванный скорей всего представлением меня, лежащим под попкой женщины, которая закрывала все лицо и был виден один подбородок.

 — Но ведь это обычный кунилинг. Зачем же в такой неудобной позе?

 — Нет, это не обычный кунилинг. Женщина иногда не позволяет мужчине ласкать ее. Она просто сидит на нем и упивается властью. Кунилинг предполагает какого-то закономерного продолжения. Здесь же все решит женщина.

На этом вопросы были исчерпаны. Осталась одна единственная тема. Это был «золотой дождь» и «туалет». Многих такие фотографии шокировали. Подборка фотографий была маленькая, зато во всех фотках участвовали мужчины. Просмотр был еще увлекательней. Остановка и увеличение счастливых лиц мужчин, которые пьют женскую мочу или «купаются» в ней.

 — Разве мужчинам это не противно? Как вообще такое можно делать?

 — Если мужчине по-настоящему нравится женщина, он готов сделать для нее все что угодно. Нет такого места у нее на теле, которое было бы ему противно. Все что исходит от нее божественно и прекрасно, поэтому и не может быть противно.

В качестве «закрепления» всех тем я дал ей прочитать несколько рассказов по каждой теме. Я пытался подавить хоть как-то свое смущение и скрыть возбуждение, но покрасневшее лицо меня выдавало. Лицо Лены даже если и покраснело, то этого нельзя было увидеть из-за очень красивого загара. Рассказы читались без комментариев и вопросов. Это дало мне время как следует рассмотреть Леночку. Она была восхитительна: ее ровный, красивый загар покрывал все ее тело, от волос пахло очень вкусно дорогим шампунем, ее бюст меня уже давно радовал (такого красивого я еще не видел), но теперь его плотно облегал топик, который позволял судить о размере груди и ее красоте. В пупочке у нее было украшение, которое было удачным дополнением ее отличной фигуры, что просто текли слюнки. Постепенно переходя взглядом ниже я увидел, что сегодня она надела юбочку, вместо штанов или джинс. Она была узорчатого материала, который так подходил ко времени года (к лету). И вот мой взгляд уже был на ее сандалях. Я уже давно понял почему она любит одевать сандали или открытые туфли: ее педикюр был как с обложки журнала. Ноготочки были покрашены в серебристый цвет с блестками. Ее пальчики манили к себе свое красотой и ухоженностью. Вот это и было последней каплей для меня — я окончательно засмущался и краска обильно залила мое лицо. Я и раньше наблюдал за Леной, но сегодня я так долго на нее смотрел, что понял — я нашел ту девушку, для которой я готов сделать все, что я перечислял в письме. Но есть другая проблема: я знал, что она относится ко мне как к другу и у нас не может быть ничего больше, чем дружба. Много раз я пытался перейти эту грань, но ничего не получалось. Вот в этих раздумьях меня застал врасплох ее вопрос:

 — Скажи, а тебе нравятся мои ножки?

 — Очень.

 — И ты готов их поласкать?

Вместо ответа на вопрос, я поднялся с дивана и сел на корточки перед стулом, на котором она сидела. На ее лице была усмешка и сомнение. Но я не терял зря времени и приблизил лицо к ее ступне. Я почувствовал аромат духов, поскольку приблизился к ее телу. Я робко поцеловал ее голень. Она развернулась на стуле ко мне лицом (раньше я сидел сбоку от нее) и положила свою ножку мне на колено. Я хотел было снять ее сандаль, но она сказала, что он пока не мешает. И я начал покрывать поцелуем внешнюю часть стопы. Ее кожа была такой мягкой, что хотелось прижаться к ней лицом. Что я и сделал, посмотрев при этом на ее лицо. Выражение лица говорило о том, что ей по крайней мере не противно. Это уже было хорошо. Поскольку сандаль не давал мне возможность облизать ее пальчики, я высунул язычок и провел им по кончикам пальчиков. Покрывая поцелуями каждый сантиметр стопы, который не был прикрыт сандалем, я начал расстегивать застежку на нем. И вот, наконец, вся стопа была в моем распоряжении. Теперь я смог целовать каждый ее пальчик. Пальчики были такие же маленькие, как и вообще стопа и легко помещались у меня во рту. Мой язычок облизывал каждый пальчик по несколько минут. Я проводил язычком между пальчиками, что заставляло ее хихикать от щекотки. Поласкав одну ножку, я переключился на другую. Когда я начал ласкать еще первую ножку, я боялся, что мне может не понравиться. Одно дело, когда видешь это на фотографиях, а другое — когда сам этим занимаешься. Но мои опасения были напрасны. Для такого ангелочка я бы мог сделать и большее.

Каково же было мое изумление действию Леночки, когда я взялся за ее вторую ножку. Она полностью включилась в игру: та ножка, которую я уже ласкал, теперь путешествовала по моему телу. Из-за моей позы (на корточках) ее ножка могла гулять только по груди и плечам. Я был очень рад, что Лена все таки отозвалась на мои ласки. Я с еще большим усердием начал обрабатывать ее ножку. Теперь по ее лицу (а видел я его только мельком — все внимание было сосредоточено на ее ножке) я мог видеть что ей это приятно. Раз ей было приятно, значит я все таки добился своей цели — доставить удовольствие. Когда я хотел уже отстраниться от пальчиков, что бы спросить ее об ощущениях, она сказала чтобы я не спешил заканчивать ласки. Она сказала, что по ее мнению лежа мне будет удобнее. Я улегся на спину и вопросительно посмотрел на нее, ожидая что будет дальше. Неожиданно зазвонил телефон, что заставило меня вздрогнуть. С самого начала я как-то выпал из времени и пространства: я уже не замечал того что творится вокруг. Я попытался встать, чтобы дотянуться до трубки, но не тут то было: ее нога легла мне на грудь и прижала обратно к полу. Она сама взяла трубку и передала мне, не снимая своей ноги с моей грудной клетки. Когда же я начал разговор, она поставила одну ногу мне на глаза, а вторую на лоб. Так что теперь я не мог ничего видеть, кроме внутренней части стопы. Но ножки не хотели останавливаться на одном месте и вот уже одна нога переместилась ниже по моему телу и теперь терлась о мою щеку. Так как ее нога закрывала мне глаза, я не мог видеть выражение ее лица и предугадать что же будет дальше. Ножка опять не захотела остановиться и продолжила движение. Движение отозвалось сладкой болью в моем члене. Дело в том, что я уже давно был возбужден, а теперь мой член готов был разорвать трусы и выскочить наружу. Я вынужден был закончить разговор, поскольку уже не мог на нем сосредоточиться, а нести всякую чепуху я не хотел. Я немного приподнялся и отдал ей трубку. Леночка опять заставила меня вернуться в прежнее положение своей ножкой. Теперь я смог видеть — она убрала ногу от глаз. Она сказала, что я очень забывчивый человек и забыл о ее внутренней части стопы. Я поспешил устранить это недоразумение и потянулся за ее ножкой. Руками я держал ножку за голень, а язычком и губами доказывал, что я ничего не забыл. Кожа здесь была грубее, но это только местами. На изгибе стопы (ближе к пяточке) кожа была очень мягкой и я опять таки прислонился лицом к этому месту. Теперь перед моими глазами были ее пальчики, но уже с другой точки зрения. Я целовал и лизал ступню, доставляя удовольствие судя по лицу ангелочка. Она убрала ножку от моего лица и ее место сразу заняла другая ножка. Я повторил ласки, только теперь больше внимания уделяя изгибу стопы, чтобы доставить побольше удовольствия хозяйке ножек. Я полностью исправил недочет. Леночка уже сама указывала мне, где поласкать ее ножку, помещая это место над моим ртом. Когда она посчитала нужным закончить процедуру, она убрала свою ножку. Я хотел уже подниматься, только ее ножка опять не позволила. Я думаю моя эрекция была давно уже видна ей. И вот она неспеша передвигает свою ножку ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх