Неожиданная встреча

Страница: 2 из 2

проронить ни слова, но на душе расплывалось тепло неведомого ранее чувства покоя.

Они сидели у печки на лавочке. Мать гладила сына по голове и что-то говорила, а Василий молча курил сигарету за сигаретой...

Потом она постелила ему в просторной комнате, а сама ушла в другую, напротив. Свет потушила.

Сон не шел. Лежал Василий и все думку думал. Потом поднялся, вытащил сигаретку из пачки, лежащей рядом на стуле, подошел к окошку и закурил. Небольшая электрическая лампочка выхватывала из тьмы круг, покрытый толстым слоем снега, который искрился тысячами звезд, как новогодние блестки. А всего несколько дней тому Василий был средь жаркого лета Средняя Азия

«Ма-ма... v тихо выговорил Василий и подумал. v Когда я в последний раз говорил это слово?... Отвык... совсем отвык... Но чудеса... чудеса да и только...» Если бы он верил в Бога, он сказал: «Благодатны дела твои, Господи!»

Было тихо. Не просто тихо, а покойно. Лишь изредка где-то лаяли собаки

«Вот это и есть тихая гавань, — подумал Василий. — Матерый уют Э-эх»

В комнате Натальи вспыхнул свет торшера, и раздался ее голос:

 — Чего, сынок, не спится?

 — Да я так. Думаю — ответил Василий и заглянул в комнату.

Наталья в длинной до пят белой просторной рубахе сидела на кровати.

 — Тоскливо? — спросила она.

 — Почему же? — пожал плечами Василий и тихо улыбнулся. v Как мне с... мамой может быть тоскливо?

 — А у тебя баба была? v спросила Наталья.

 — Нет. Так случайные и только...

 — А ты хочешь?

 — Как? v у Василия перехватило дыхание.

 — Бабу поебать, — как-то запросто сказала стремное слово Наталья.

Словно пригвоздило Василия на месте. Он стоял и молчал.

 — Не затосковал в колонии за столько лет по бабе-то? — снова спросила Наталья.

Василий сглотнул слюну и лишь неопределенно замотал головой.

 — Я тебе могу подсобить... Ведь и у меня... давно не было мужика... А ты уже большой... совсем как чужой... А мы же и есть мужик и баба... Ты как?

 — Да я что?... Да я ничего — забормотал Василий.

Трусы аж рвало от напора.

 — Подойди сюда, — сказала Наталья и, когда Василий, словно загипнотизированный, подошел к ней, сунула руку ему в трусы. v Видишь, какой он у тебя крепкий... А я вся мокрая...

Она чуть откинулась назад и сняла через голову рубаху:

 — Смотри, Вася.

До пояса вывалились большие груди с коричневыми сосками. Она их приподняла снизу руками, потрясла и вздохнула:

 — Пятый размер. Лифчиков не ношу

Белый ее живот был в толстых складках, а сама она была в больших синих панталонах до колен.

 — Ну, как тебе? — выдохнула Наталья. — Я же живу одна, без мужа Полноценного житья нету Так, все на подхвате, где и как торкнесься да и все

Василий только захрипел.

 — Иди ко мне, Вася Ублажу я тебя, — сказала Наталья, снимая панталоны, и легла на спину, раскидывая ноги. v Это Господь нам обоим подарок сделал...

Раскрылся меж толстых белых ног Натальи красный зев, обрамленный рыжими волосками. Она тут же прикрыла его ладонями.

 — Иди, не бойся А потом найдешь другую, молодую, так сразу уйдешь Держать не буду — дышала жарко Наталья.

Закружилась голова у Василия, и он шагнул вперед, снимая на ходу трусы и будто ныряя в омут. Он упал на мягкое податливое большое тело Натальи и поспешно начал тыкаться плотью промеж ее ног, где все было мокро. Она, задыхаясь, схватила его за плоть — ладонь ее была теплая и шершавая — и быстро направила его в жаркую влажную расщелину. Плоть охватило всего кругом, словно всасывая, и Василий тут же извергнул фонтан спермы.

 — О-ох! — застонала Наталья, с силой обнимая Василия шершавыми руками. — Родненький мо-ой Сладкий Сынок, давай! Давай! Еби меня! Еби!

Тут же прямо внутри совершенно мокрого влагалища снова вздыбилась молодая энергия, и Василий неистово начал колотиться о Наталью, которая только стонала, охала, отчего-то хохотала и громко-громко кричала

Так пролетела ночь

Под утро Василий словно провалился в тьму Когда он проснулся, было совсем светло. Рядом, обняв его за шею, посапывала совсем голая Наталья, надувая губы по-детски. Груди ее развалились на его плече, и сосок один, большой и коричневый, торчал прямо перед глазами Василия.

На душе было так тихо, покойно и радостно. Он осторожно убрал руку матери от себя, поднялся, пробрался в соседнюю комнату, где лежала его одежда, оделся и вышел на двор.

Был ясный день. На синем небе ярко сияло холодное солнце, белел снег и чернели разбросанные на порядочном расстоянии друг от друга дома, строения. Василий вздохнул полной грудью свежего морозного воздуха, шагнул вперед, подошел к поленнице, схватил топор и, крякнув, с силой всадил в большое круглое полено:

 — Э-эх!

Оно с хрустом разлетелось пополам.

Василий обернулся и закричал:

 — Ого-го-го!!!

Испуганные вороны, недовольно каркая, врассыпную взлетели в синее небо.

 — Я, Василий Ситников, буду жить здесь вечно! Ве-ечно!!! Слышите!!!

А на крыльце уже стояла, улыбаясь, мать

Но что же еще надо человеку? Что ему надо для земного счастья?

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх