Эллис и ее сын

Страница: 2 из 4

Джек немного взволнованный.

« Нет, дорогой это будет наша маленькая тайна», — ответила Эллис, про себя подумав, что не такая уж и маленькая.

Джек наблюдал, как его мать выходила из его спальни, мягко покачивая спелыми бедрами под тонкой тканью ее летнего платья. Его член дико пульсировал, капли влаги стекали с его возбужденного члена. Он не помнил, когда он имел такую бешеную эрекцию.

День 2. Инфекция.

Джек проснулся поздно на следующий день, солнце во всю сияло за окном. Сразу же он почувствовал, что с ним что-то не так. Его кожа была сухой и горячей, во рту стоял неприятный привкус. Внезапно он вспомнил про вчерашний укус и свое падение. Он потянулся к своей мошонке и отодрал пластырь, осматривая рану. Она зарубцевалась, но вокруг ранки виднелись странные пятна зеленоватого цвета. Он чувствовал мощную странную пульсацию в своем члене, но это было очень приятно и он, чувствовал сильное сексуальное возбуждение. Рука Джека легла на ствол своего члена, выдвигая головку, и его член моментально развернулся во весь свой рост.

«Джек, дорогой можно я войду!», — услышал он стук в дверь. Это была его мама.

«Секунду, мам», — ответил Джек, накидывая простыни на себя.

Эллис открыла дверь в спальню сына, и вошла с подносом, на котором стояла чаша с водой. На ней был розовый банный халат, подвязанный поясом, и открывающий соблазнительный вид на ее наполовину обнаженные полные груди.

«Доброе утро, сонная тетеря, как твои дела?», — Эллис спросила сына.

«Хорошо, мама.», — солгал Джек, не желая волновать мать.

Эллис присела на край кровати сына.

 — Вот тебе вода и вата, промой ранку еще раз сегодня. После вчерашнего я думаю, что лучше это сделать тебе самому.

Она стала передавать поднос сыну, и вдруг, поднос покачнулся, и чаша с водой опрокинулась прямо на Джека.

«Боже!», — заорал Джек, вскакивая с кровати весь мокрый и совершенно голый.

«О, черт извини Джек», — Эллис бросилась к своему голому сыну и стала вытирать его полотенцем.

 — Ладно, мам, ничего.

 — О, малыш, извини меня ради бога!

Эллис видела наготу сына и была не в силах сдержаться, бросив взгляд на его член. Он снова был возбужден, казалось даже сильнее, чем вчера. Его красная головка была направлена прямо на нее, и раскачивалась, словно голова змеи перед броском.

Джек проследил за взглядом матери и, понял, на, что она смотрит. Он улыбнулся, чудесная инфекция сделала его невероятно возбужденным. Он чувствовал тупую постоянную распирающую боль в своей промежности.

«Я полагаю, что опять немного возбудился?», — сказал Джек с заметной иронией.

Его взор жадно пробежал по телу матери. Он мог видеть острия ее сосков проступающие через тонкую ткань. Джек не было уверен, но он думал, что его мама тоже возбудилась. Эллис посмотрела в глаза ее сыну. Его взгляд был безумен.

«Я думаю, мне нужно оставить тебя дорогой. Одевайся и спускайся завтракать», — Эллис повернулась, и хотела выйти из комнаты.

«Я хочу кое-чего большего, чем кукурузные хлопья этим утром, мама», — сказал Джек с легкой угрозой в голосе. Его сексуальное желание уже целиком захватило его разум, и он уже не соображал, что он говорит своей матери.

Эллис остановилась. Она не поняла, на что намекал ее сын. Обернувшись, она заметила, что Джек все продолжает смотреть на нее своим безумным похотливым взглядом. Ей потребовалась вся ее воля, чтобы вновь не взглянуть на его красивый молодой член.,

 — Может быть, ты хочешь яичницу с ветчиной? Я могла бы предложить тебе немного блинов, но твой отец съел их за завтраком, когда уезжал осматривать свой новый офис.

«Так папы нет дома? И когда он вернется?», — спросил Джек. Он понял, что они с матерью остались одни в доме.

 — Через час или два... Не хочешь ли ты прогуляться по городу и сходить в магазин... Эллис замолчала так, как поняла, что Джеку сейчас меньше всего было дела до магазина. Распаленный сжигающей его сексуальной страстью, он подходил к своей матери. Сердце его бешено стучало, он весь вспотел от возбуждения.

Эллис начала медленно отступать назад. Теперь она поняла, что хотел сын на завтрак. Это открытие было так ужасно, что не укладывалось у нее в голове. Разве мог сын желать свою собственную мать? Они просто не могли, не должны были иметь секс, это было чудовищно противоестественно, невозможно. К своему стыду она почувствовала, что эти мысли вызывали у нее возбуждение, ее киска начала пульсировать...

«Джек, возможно, тебе нужно спуститься в душ и немного охладиться, а затем ты позавтракаешь... медленно говорила сыну Эллис, продолжая постепенно отступать к двери спальни.

«Позволь мне самому решать, что мне делать, а что не делать». отвечал Джек в раздражении. Его член, вздыбленный мощной эрекцией раскачивался из стороны в сторону при каждом движении, его крупная пунцовая головка была нацелена прямо на мать. Капли влаги стекали с нее мутными каплями, капая на ковер. Он никогда не испытывал такого сексуального пожара прежде, его член содрогался от мощных толчков безумного желания.

Джек внезапно рванулся вперед, схватив мать, и рванул в стороны полы ее розового халатика. Под одеждой больше ничего не было. Его мать была абсолютно голой.

«Джек! Прекрати!», — закричала Эллис в ужасе. Она видела, как сын пожирает глазами ее голые груди с набухшими и торчащими остриями темно красных сосков.

«Не волнуйся мама, я не сделаю тебе больно, я только хочу трахнуть тебя!», — зарычал Джек и, схватив мамин халат, сбросил его с Эллис на пол.

«Нет, нет, мы не можем... это не правильно», — умоляла его Эллис. В панике, она метнулась к кровати сына, и, схватив покрывало, набросила его на себя, прикрывая свою наготу.

«Мама прекрати дразнить меня, я знаю, ты тоже этого хочешь... Давай отбросим все эти высокие морали и займемся сексом!»

Эллис была шокирована словами сына, он никогда прежде не позволял себе, что либо подобное.

«Джек, пожалуйста, я знаю, что ты хочешь, но я — твоя мать, между нами не может быть секса, это совершенно неправильно и строго запрещено...

«Мама, ты слишком много говоришь! Пора заняться делом!».

Джек шагнул к матери, с силой сорвал с нее покрывало, и повалил ее голую на кровать, прижимая своим потным, горячим телом с такой силой, что Эллис не могла даже пошевелиться под ним...

Джек поймал жадным ртом сосок ее правой груди. Эллис застонала не в силах сдержаться. Ее набухшие, налившиеся соски были очень чувствительны. Джек стал медленно и нежно водить кончиком своего языка по твердому красному соску матери. Эллис закрыла глаза от удовольствия, горячая волна сексуального наслаждения пробежала по ее телу. Она не могла поверить в реальность происходящего с ней. Ее собственный сын облизывал ее соски, и она знала, что на этом он не остановиться!

«Джек, пожалуйста, мы не можем... Ummmm,» Эллис почувствовала, как сын переместил свою руку на другую грудь и стал медленно массировать ее, пощипывая пальцами сосок, в то время как его язык продолжал играть с ее правой грудью.

«О, господи... Нет!!!...», — продолжала жалобно стонать Эллис, чувствуя, как возбужденная плоть сына трется по ее левой ляжке, оставляя влажные следы истекающей смазки. Джек стал опускаться все, ниже целуя и облизывая тело матери от ее сладких грудей через пупок к шелковистым мягким волосам ее лобка. Эллис чувствовала, как горячий язык ее сына скользит по ее телу все ниже и ниже, ее влажные, морщинистые половые губки уже ощущали его горячее дыхание. Она сама раздвинула ноги ему навстречу, отбросив остатки стыда. Джек на секунду замер, окидывая взглядом открывшееся перед ним сокровище, а затем, глубоко втянув в себя воздух, решительно приник ртом к липким лепесткам материнского лона. Он медленно ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх