Игорь

Страница: 14 из 15

на целую ночь — я беспокойно вертелся, вздыхал, бормотал какую-то нескладицу и не мог уснуть. В сон я провалился только после двух таблеток седуксена.

Прошла неделя. Я постепенно начал мучиться, я стал упрекать себя за тон, которым разговаривал во время наших объяснений с парнем. В самом деле, не лучший был способ разрешить спор. И, к моему ужасу, я стал сильно скучать по доброму и неприхотливому парню, который всегда рад был оказать мне разные услуги. Игорёк чистил и мыл мой джип, ремонтировал квартиру — сменил всю сантехнику, покрасил аккуратно и быстро кухню, которая до этого представляла из себя форменный сарай... Да и просто — как скучно всё же одному! Даже на работе я стал мрачнее и злее, и наши сотрудники подумали, что я гневаюсь на них. Зато окрепла дисциплина — трубки телефонов сотрудники поднимали без задержек и стали внимательно относиться к оформлению документов.

Через десять дней после ухода Игоря я подъехал к дому... и вдруг увидел его, сидящим на ступеньках у входа в подъезд. Я резко тормознул, открыл дверь, вышел и сказал...

 — Пойдём в квартиру скорее. Там разберёмся.

Мне хотелось как следует отчитать друга за идиотский поступок, хотелось ещё раз объяснить свою позицию и выступить в роли борца с непоследовательностью. Игорь плёлся за мной, как дряхлый конь.

Однако, открыв дверь и войдя в квартиру, я сделал то, чего уж никак не ожидал от себя. Я повернулся, обнял Игоря, поцеловал в шею и прошептал... «Игорёк, детонька... как я скучал! Как мне плохо без тебя, родненький ты мой!»

Игорёк сразу расцвёл, ответил на мои поцелуи и объятия, и мы сидели друг подле друга на диване, не говоря ни слова. Глядя на парня, я про себя повторял... «Дорогой мой ушан, лопоух, губошлёпчик... как же я рад тебе, друг ты мой!» Надо сказать, что «ушан» и «лопоух» — эпитеты, придуманные мною для Игорька — служили мне для выражения самых нежных чувств. Торчащие уши мне вообще нравятся, а пухлые губы — приводят в восторг. Вот только не люблю носы-рули и носы-шнобели, а вот курносенькие и картофелевидные — в самый раз. У Игорька носик чуть-чуть вздёрнут, а если добавить ещё и бобричек коротеньких волос — получается просто идеал. Мой идеал.

 — Ты куда же уходил, миленький, я же так волновался... — без всякого гнева и

упрёка прошептал я.

 — Я... я никуда... не... уходил... — целуя меня, шептал в ответ Игорь, — ночевал

на работе, потом на вокзале пристроился на сутки... мне просто стыдно было к тебе приходить. Я не знаю, что на меня нашло... но ведь я тебе тоже не вру, мне на самом деле хорошо у тебя. Только не хочу больше брать твои деньги. Правда, Данилка, не смогу же никогда тебе деньги вернуть. Ты вот говорил о семье... о сексе, о бабе... Деня, я, конечно, люблю секс с женщинами, но почему-то у меня ничего не получается с отношениями, хотя хуй стоит — дай бог. Хуй-то стоит, Деня, а вот почему-то неприятно. У меня всего три девочки были, переспим ночь — а потом какие-то ссоры сразу же, одна всё деньги требовала, другая вообще надо мной смеялась, ещё и друзьям своим наболтала, что я глупый, неучёный, и ещё всякую дрянь. А третья — ты и сам знаешь, нашла себе богатого мужика и меня бросила, а раньше всё говорила, что любит. Я теперь никому не верю. Кроме тебя. Но ты ведь не женщина, тебе верить можно.

Ну что тут поделаешь! Парень абсолютно прав. Раз уж не везёт — что же делать. Ситуация, в общем-то, понятная. Пожалуй, будет лучше, если мы её обсудим как-нибудь потом.

Я внимательно слушал Игоря, а когда он закончил, ответил...

 — Что ж, Игорёк, ты, наверное, прав. Но всё-таки хочу тебя спросить ещё раз... не согласишься ли ты на покупку тебе отдельного жилья? Я предлагаю тебе это совершенно искренне.

 — Данилка, вот ты накопил такую кучу денег. Ты, наверное, хотел их потратить на что-нибудь? Сам же говорил, что мечтаешь съездить в музеи, на какие-то там острова... это же уйма денег! А мне-то как быть? Если я беру взаймы, то всегда отдаю! Вот с машиной... с машиной, конечно, немного не так вышло... просто я очень люблю машины, очень рад был подарку. Но я ведь и за твоей слежу, так что как бы у тебя работаю личным шофёром. А вот насчёт квартиры — нет, Данилка, нет, я не хочу. Правда, мне лучше так! Если я тебе надоел — могу поселиться в коммуналку или общагу.

 — Ой, Игорь, ради Бога! Хватит посыпать голову пеплом! Не хочешь — ну не буду я покупать квартиру. Хочешь, вместе поедем в Европу?

 — Данилка, а может лучше куда-нибудь... в горы, или на Байкал? Я никогда не был ни в горах, ни на Байкале! А с тобой так интересно!

 — Ладно, там посмотрим. А пока что, дружок — мыться, мыться, и ещё раз мыться! Ты ведь как зверь лесной пахнешь!

Игорь смутился, вскочил, быстро разделся и, взяв громадное полотенце (которое я совсем недавно приобрёл — очень уж понравилась расцветка), исчез в ванной комнате. Я же остался сидеть на диване. Между тем мысли мои приобретали всё более причудливые формы — почти наяву возникали странные эротические фантазии, античные тела... я мотнул головой. «Не хватало опять погрузиться в грёзы и потом разочароваться, найдя себя в этой постылой комнате», — так я подумал и встал с дивана. Решил, что надо и мне помыться — ведь недавно я купил умопомрачительное средство для ванн — наливаешь полстакана, и возникает такая пена, какая была, вероятно, при рождении Венеры на Кипре, — будто огромная снежно-белая гора. Я разделся догола, взял изящную мочалочку в виде пингвина с жёлтым хохолком и открыл дверь ванной.

Игорь уже помылся, и теперь стоял перед зеркалом, приглаживая мокрый бобрик. Вода мелкими капельками блестела на его туловище, в свете яркой лампы казалось, что на паренька брызнули мелкими бисеринками. Половой член Гоши был полувозбуждён, а что меня удивило — это полностью побритый пах.

 — Игорёк, как интересно у тебя стало выглядеть причинное место.

 — Да, День, я решил сбрить к чёрту эти волосы — так неаккуратно, торчат, кудрявятся, из трусов вылезают, — простодушно объяснил парень.

 — Согласен, так просто чудесно. Я тоже хочу помыться.

 — Я сейчас, уже выхожу!

Наконец я влез в ванну и стал погружаться в гору пены.

Спустя полчаса я, чувствуя себя вполне счастливым, вылез из ванны и стал вытирать бренное тело. За дверью ванной комнаты что-то зашуршало, и Игорь, завёрнутый в полотенце, тихонечко просунул голову внутрь.

 — Я забыл медальончик, Данилка...

 — Входи, Игорёк, вон он лежит на полочке.

Игорь влез в ванную, и сразу стало очень тесно. Моя ванная комната имеет минимальные размеры, а когда два довольно крупных мужика толкутся в ней — получается ещё меньше. Мы соприкоснулись телами. Вдруг Игорёк обнял меня и прижал к себе. Запрокинув мою голову назад, он поцеловал меня в губы. «Я не за медальоном... я хотел тебя поцеловать», — шепнул он. Вместо ответа я повис на его шее, сомкнув руки. «Ушан мой родной», — задыхаясь, еле выдавил я... После этого уже плохо понимал происходящее. Бурное сладострастие совершенно ослепило меня, на какое-то время я даже оглох. Повиснув всем телом на Игорьке, я не размыкал кольца рук, я целовал парня в нос, губы, шею... Игорёк легко ввёл в меня член, и вокруг всё завертелось, как будто карусель...

Я сейчас вспоминаю мою жизнь, и который раз думаю — какие события делали её интересной и счастливой? Сколько бриллиантов радости пришито на грубую мешковину повседневности?

Радости были. Радости духовные и физические. Я и сейчас помню их, как будто они произошли совсем недавно — словно вчера.

Помню, как восторженно смотрел я на крутой днепровский берег из окна поезда, проходящего ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх