Мамин метод

Страница: 1 из 3

В шестом классе меня вряд ли можно было назвать душой компании. Не то что бы я сторонился своих одноклассников, прячась на переменах в школьной библиотеке или убегая из школы сразу после звонка, а просто старался особо не высовываться. Отсиживал свое в классе, дурачился со всеми на переменах, иногда гоняли в футбол после школы, но не смотря на все это, за эти годы я так ни с кем серьезно и не сдружился.

Меня редко наказывали за плохое поведение, да и успеваемость по предметам в целом была не плохая, исключение составляла только физкультура. «Гусиные» марши, прыжки через козла, лазанья по канатам и все остальные, подобные им, методы обязательного физического развития школьника я считал чистым нацизмом, и как мог увиливал от занятий. Впрочем нет, лазать по канатам мне нравилось. Физкультурником у нас был невысокий, с внушающей мускулатурой сорокалетний мужичок — Кузнецов Александр Сергеевич (думаю не стоит объяснять почему его прозвище было — Пушкин).

В конце второй четверти у нас был обязательный зачет по его предмету, но я его по своей глупости прогулял. Он согласился выставить мне оценку за четверть, но только с условием, что во время зимних каникул я схожу на четыре его дополнительных занятия. Деваться было некуда и мне пришлось согласиться.

На первом занятии, кроме меня было еще трое учеников из параллельных классов, также прогулявших зачет. В течении трех часов, Пушкин гонял нас кругами по спортзалу, заставлял прыгать через козла и вообще, оттягивался как мог. Наконец сжалившись над нами, он отправил нас в душ и по домам.

С трудом перебирая ногами, я добрался до раздевалки и быстро избавившись от трусов и футболки пошел в душевую. Прохладные струи воды приятно ласкали мое тело, помогая избавиться от пота и накопившейся усталости. Остальные «узники», быстро ополоснувшись уже вернулись в раздевалку, но я продолжал стоять под водой, размышляя о чем то приятном.

Я уже собрался уходить, когда в душевую вошел обнаженный Пушкин. Он подошел к соседнему со мной стояку и включил воду. Украдкой, стараясь не привлечь его внимания, я с интересом осматривал его с ног до головы. Раньше мне не приходилось видеть его голым, а взглянуть было на что — узкие бедра, мускулистый торс, мощные бицепсы. Мои глаза, против моего желания уперлись в его пах. Его член, покрытый густыми черными волосами, был не намного длиннее моего, хотя и значительно толще.

В то время я был девственником и еще ни разу не целовался с девчонкой. Но в общении со своим полом, я был гораздо опытнее. Тем летом, в пионерском лагере, мы с одним парнем из отряда, даже драчили несколько раз друг другу члены. Еще раз взглянув на член физкультурника, я заметил что он слегка увеличился в размерах. Чувствуя что и к моему органу тоже стала приливать кровь, я быстро выключил воду и пулей вылетел из душевой. Вечером в кровати, я медленно подрачивал свой член, представляя как Пушкин трахает меня в зад своим толстым органом.

Следующее занятие было практически копией первого, мы так же бегали по залу, кидали мячи и выполняли различные упражнения. Несколько раз я замечал что физкультурник бросает на меня взгляды, от которых по коже разбегались приятные мурашки.

После того как он нас отпустил, я снова задержался в душе, и через три минуты, после того как оттуда вышел последний ученик, в душевую вошел Александр Сергеевич. Он также встал рядом со мной и включил воду. Какое-то время мы молча мылись под струями горячей воды, иногда касаясь друг друга бедрами. Когда я наконец рискнул взглянуть на его пах, к моему удивлению, у него там уже все стояло. Открывшаяся головка его члена с узким концом, практически не отличалась диаметром от ствола, поэтому его стоящий член напоминал не гриб, а скорее толстый огурец.

Какое-то время я был не в силах оторвать взгляд от этого зрелища. Наконец я смог вернуть свою челюсть на место и стараясь не смотреть физкультурнику в лицо, выключил воду и бежал в раздевалку.

Чуть ли не бегом добравшись до дома, я тут же кинулся в туалет и сдернув штаны вместе с трусами занялся таким знакомым делом. Кончил я буквально за пару движений, вытирев туалетной бумагой свои подтеки со стены, я наконец то смог немного успокоиться.

Этим вечер я кончил еще два раза, при чем во второй раз я чуть не попался. Моя тринадцатилетняя сестра вошла в мою комнату без стука, и я с трудом успел убрать руку от члена. Трусы я натянуть не успел, а только накинул на себя сверху простыню, которая предательски выдавала мой стояк. Рита покопалась на книжной полке, и выбрав какую-то книгу, также молча вышла из комнаты, бросив на последок еще один взгляд на палатки моей простыни.

В последнее время стал замечать, что моя сестра стала часто заходить ко мне без стука, стараясь угадать такие моменты когда я переодеваюсь или готовлюсь ко сну (читай драчу). Однажды, когда я не до конца закрыл щеколду в ванне, она зашла туда, когда я стоял голым под душем. Нисколько не смутившись она извинилась без всякого сожаления в голосе и оценивающе оглядев меня с ног до головы вышла.

Третье занятие продолжалось всего час, после чего физкультурник отпустил всех домой, оставив в зале только меня и еще одного парня из младшего класса. Отправив его прибираться в раздевалке, Пушкин предложил показать мне несколько упражнений, с помощью которых я бы мог быстро улучшить свою физическую форму. Во время этих упражнений он часто подходил ко мне вплотную сзади, и иногда я даже мог чувствовать его стоящий член. Помогая мне на турнике, он поддерживал меня правой рукой, запустив большой палец в ложбинку между моих ягодиц, а указательным, массируя меня прямо под мошонкой. От этих движений я чуть не кончил прямо в трусы, даже не касаясь своего члена. Минут через сорок, когда мой член уже был готов вот-вот взорваться, он отпустил меня домой. Я прождал его в душевой почти пятнадцать минут, но он так и не появился. Вернувшись в раздевалку я быстро оделся и не встретив второго ученика, ушел домой. Дома, до прихода сестры, я успел выполнить домашнее задание и дважды кончить.

На последнем занятии нам пришлось сдавать зачеты, и вовремя прыжков в длину я сильно потянул мышцу правого бедра. Оставив остальных учеников играть в баскетбол, Александр Сергеевич помого мне добраться до раздевалки. Врача в медпункте в этот день не было, все таки каникулы, поэтому он сам предложил растереть мне мышцу. Не долго думая я согласился.

Физкультурник попросил меня стянуть трико и когда увидел что под ними длинные семейные трусы, предложил снять их тоже, аргументируя это тем ято они будут мешать. Жутко покраснев, и с быстро бьющимся сердцем я стянул трусы до щиколоток.

Александр Сергеевич посадил меня на скамейку и сказал чтоб я откинулся на стенку и расслабился. От его первого прикосновения к моему колену я вздрогнул, но тут же замер. Руки преподавателя были теплыми и удивительно мягкими. Он начинал растирать мое бедро, постепенно поднимаясь все выше к паху. Судорога отпустила меня еще в зале, но я молчал об этом, стараясь получить как можно больше новых ощущений.

Вскоре растирания стали быть все больше похожими на поглаживания. Несколько раз тыльная сторона его ладоней задевала мою мошонку и головку члена, на что я быстро среагировал сильной эрекцией. Еще минута, и я почувствовал что его прикосновения к моим гениталиям становятся все настойчивее. Когда он полностью обхватил мой член рукой, я лишь негромко вскрикнул и тут же прикусил губу. Видя что я не препятствую ему, после пары движений, Александр Сергеевич заменил свой кулак ртом, в который я и кончил секунд через пятнадцать. Не говоря мне ни слова, и стараясь не поднимать взгляд, он вышел из раздевалки.

Наши отношения с ним продолжались около двух месяцев. В основном у нас был оральный секс. Пару раз он пытался войти в меня сзади, но его член был все таки велик для меня, и ему приходилось довольствоваться лишь двумя пальцами в моем анусе.

В течение следующего года ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх