Сны

Страница: 3 из 4

на коня и поскакал собирать дружину.

Дальше шла бешеная скачка через лес, сутолочь битвы братских войск, треск мечей, брызги крови, ржущие в испуге кони, радостное утомление победы, въезд в Киев при скромных воплях радости горожан, которым всё больше становились безразличными эти бесконечные княжеские крамолы за обладание золотым киевским столом, наконец всё стало расплываться, темнеть...

И он проснулся. Было темно. В голове ещё проносились виденные образы, неслась крутоверть виденных сцен, но от них на душе было тупо и безрадостно. Какая-то чушь, подумал он и на ощупь включил свет. Засветился, облучаемый скрытыми ультрафиолетовыми излучателями, воздух узкой и тесной камеры, в которой он лежал. Как в радиолампе, пронеслось в голове. Он встал, нервно оттолкнув ото рта наконечник шланга питания и с ожесточением сорвав с головы электроды магносонарной сети. Клетка была почти пустой. Только трубопроводы жизнеобеспечения обвивали её стены, да небольшая наборная касса магносонара оживляла её.

Он вышел на улицу. В голове назойлива стучала какая-то простенькая мысль — сон реальность — сон — реальность — сон — сон — сон — реальность, она двигалась по каким-то избитым мелодическим ходам в то усиливающемся, то ослабевающем ритме, не находя своей окончательной и завершающей ноты. Он шёл по городу. Длинные прямоугольной формы со слепыми стенами здания тянулись с обеих сторон улицы. На каждом ярко горел номер — это только и позволяло ориентироваться в унынии каменного единообразия. Людей не было. Было пусто. Солнце висело почти над головой, по небу плыли жидкие облачка, они медленно и безучастно двигались одним им нужной и известной дорогой — куда-то туда — куда-то туда — куда-то туда... — но и эта мысль не смогла найти своего разрешения. И он снова пошёл в перёд, медленно переставляя ноги, в такт чему в мозгу болталась какая-то бесплотная мыслишка, но устав от прежней неразрешимости, он даже не стал пытаться её отвердить, стянуть её в жесткий контур мысленного факта...

По лучевой улице он вышел на главную площадь, в центре которой возвышалось единственное отличное здание круглой архитектуры. Там находилась центральная управляющая машина — главный мозг города. Один на всех — один на всех, один на всех — в уж совсем пошлом темпе какого-то разухабистого танца завертелось у него в голове.

Он направился к зданию. Отворил дверь. Вошёл в зал. Вдоль всей периферии тянулась одна сплошная матово-серая панель. Здесь было тоже пусто, лишь неясное бормотание выдавало происходящую за панелями деятельность.

 — Что тебе нужно, человек? — раздался голос какого-то скучного ржавого тембра.

Он оглянулся, пытаясь определить место, откуда исходит этот голос, но не смог определить. Не смогли решить и эту загадку, он начал думать, зачем он пришёл сюда, но не смог ничего придумать для ответа. Что-то важное толкало и привело его сюда, но что...

 — Да, — снова повторил тот же самый ржавый голос, идущий неизвестно от куда.

 — А-25, скажи, зачем мы?

 — Какой смысл ты вкладываешь в этот вопрос, человек?

 — Ну как... ну вот зачем я... люди... зачем...

 — Может тебе попалась плохая женщина, человек? Клеопатра — Т-3827. Бриджит Бардо — Т-4135.

 — Нет, нет, женщина была вполне... Я не то, — быстро начал он, перебив ржавый голос. — Ведь я человек... у меня руки, ноги... зачем?... Смотри, у меня и мышцы исчезли.

 — Тебе хочется быть сильным, человек? Хорошо. Я распоряжусь, чтобы тебе в питательную смесь добавляли аденомилтриофан. Каков твой номер?

 — Мой номер — ЮВМ-937. Но это тоже не то... зачем мне мышцы, я всё равно только сплю... сплю да питаюсь, сплю да перевариваю сбалансированную белковую смесь... Хоть бы мяса разок попробовать...

 — Пиры Луккула — Т-1101.

 — Всё во сне. Но зачем тогда ум... зачем же я человек?...

Голос ответил не сразу.

 — Ты — человек. А я — машина. Могу ли я ответить тебе — зачем ты — человек? Ведь прогресс не я создавала. Ведь это вы, люди, всё стремились, создавали, удовлетворяли свои потребности, стремились ко всё новым наслаждениям. Книги, радио, телевизоры, голазоры, теперь вот магносоноры. И ты должен быть счастлив, ты можешь удовлетворить любую потребность. Выбирай и отправляйся спать.

 — Как бы мне хотелось полететь куда-нибудь, на какую-нибудь планету... осваивать...

 — Венера — Т-3167. Магеланово облако — Т-3189.

 — Открыть новый закон, стать учёным... мучиться... искать...

 — Теория относительности — Т-5168. Нуль-транспартировка — Т-4199. Законы наследственности — Т-6699.

 — Но ведь они уже открыты.

 — Человек, ты можешь открыть ещё никем не открытое. Это доступно тебе. Вечный двигатель — Т-1768.

 — Не то... не то... по правде...

 — Разве ты можешь, человек, отличить правду от сна?

 — Когда я в магносне — нет. Но когда я просыпаюсь... я всё время об этом думаю и вот сюда шёл — тоже думал...

 — И что ты придумал, человек?

 — Ничего, А-25.

 — Посмотри Т-8760.

 — Ах, опять, опять, но я сам хочу. Это уже невыносимо... Неужели ты не можешь этого понять, А-25?

 — Нет, человек. Я полагаю, что ты должен быть счастлив. Ты сыт, обут, в тепле. Ты всё можешь. Любить и убивать, покорять планеты и путешествовать по времени. Ты велик и могущественен. Перед тобой открыто всё. Что ещё тебе требуется, человек? Он не ответил. Он пытался найти, наконец, главный ответ, но всё всё так не расплывалось, не успев отвердеть, и проносилась куда-то вниз в область смутных движений мысли та главная мысль, которая неотступно мучила его уже столько времени. Сейчас это мучение стало уже невыносимым.

 — Я ничего не хочу, А-25. Я хочу умереть.

 — Смерть на кресте — Т-1631. Смерть с гранатой под гусеницей танка — Т-1639, — бесстрастно ответил ржавый голос.

 — Ах, всё это во сне!

 — Ты хочешь умереть в реальности?

 — Да.

 — На факте?

 — Да, да.

 — Т-1639-П.

 — Опять, опять во сне! Будьте прокляты вы, сны! — плачущим голосом воскликнул он. — Будь проклята ты, А-25, поставщица этих мерзавых снов.

 — Не забывайся, Человек!

 — Я убью тебя, гнусная отравительница!

 — Ха-ха-ха-

 — Не смейся, А-25!

 — Человек, — медленно пророкотал ржавый голос. — Что ты можешь? Ведь я — МАШИНА! Разбить транглятор — придут люди — вставят другой. Иди лучше спать и посмотри Бриджит Бардо — Т-4135.

 — Ты издеваешься... ты издеваешься... ах так... ах так... подожди... подожди... — как в бреду выталкивал он снова, одновременно озираясь, ища что-то. Он заметил толстую трубу, лежавшую неизвестно зачем возле входа. Он подскочил к ней, схватит её в руки, она отказалась тяжёлой и, с трудом размахнувшись, нанёс первый удар по матово-серой плоскости панелей.

 — Человек! Опомнись!

Но он уже не помнил ничего и продолжал в опьянении безудержно вырвавшегося гнева наносить удар за ударом, перебегая всё дальше и дальше вдоль циркуля дуги. При каждом ударе он слышал всё тот же ненавистный ржавый голос, повторявший одно — Человек! Опомнись! — Человек! Опомнись! — отчего он распалялся сильнее. Наконец, голос затих — Вот где ты скрывался, подумал он с мстительной усмешкой и продолжал наносить удары, доколачивая ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх