Сны

Страница: 4 из 4

то, что осталось целым при первом проходе...

В полном изнеможении он уселся посреди зала, тупо уставясь на дело своих рук.

Из забытья его вывел шум и голоса людей, которые доносились с улицы. Он медленно поднялся по винтовой лестнице на площадку под куполом, с которой был выход на балкон, нависший над площадью.

Выгнанный из своих камер прекращёнными сновидениями, люд собрался возле здания А-25 и без энтузиазма шумел, обсуждая причину столь внезапной массовой остановки нормального течения процесса магносорирования. Все они были одеты одинаково и, как казалось отсюда сверху, все были даже одинакового роста.

 — Люди! — закричал он, и все обратили свои головы наверх.

 — Люди! — повторил он. — Посмотрите на небо!

Толпа притихла, подняв головы, надеясь увидеть там примечательное, но по небу всё так же неутомимо и равнодушно плыли облака.

 — А что небо, — нарушил, наконец, тишину одинокий голос. — Что это небо, когда я сейчас видел небо Аустерлица.

 — А что небо, — повторил ему другой, — когда я сейчас любовался закатом на Венере.

Толпа зашумела вся вдруг, каждый рассказывал, где он был...

 — Люди! — снова воскликнул он. — Неужели мы так и будем жить во сне? Ведь это неправильно так жить!

 — Чего он хочет? — пронзительно закричал голос внизу.

 — Люди, неужели нельзя жить по-другому, вспомните, как жили наши предки, снами о которых мы питаемся?

 — Не слушайте его, это взбесившийся автомат, а не человек, — закричал тот же голос. — Он хочет, чтобы мы снова голодали, снова принялись бороться за чины и места, чтоб мы стали соперничать друг с другом, а потом и убивать друг друга — он этого не хочет. Не слушайте его!

 — Люди, я разбил А-25, нельзя так жить! Надо по-другому, по-человеческому.

Но толпа уже не слушала его, а визгливый голос продолжал будоражить толпу.

 — Наши предки убивали друг друга на войнах — он этого хочет. Сейчас мы всем довольны, у нас всё есть, о чём только могли мечтать в прошлом. Мы можем удовлетворить всё, не толкая, не ссорясь и не соперничая друг с другом, только нажав кнопку. А без этого снова начнутся раздоры, а может и войны. Он этого хочет, не слушайте его. Он взбесившийся автомат, его надо убить.

 — А вдруг это человек, как можно убить человека? — раздался одинокий сомневающийся голос.

 — Нет, нет, я знаю, наверное, это не человек, это автомат, пойдёмте и убьёмте его, — лихорадочно вопил всё тот же голос.

 — Люди, я не автомат, я такой же как вы, я человек, — но он не мог перекричать шум толпы.

 — Это автомат, автомат, потому что как может человек отказаться от счастья иметь всё!? — будоражил толпу голос.

 — Я человек, слушайте, слушайте меня...

Толпа в один голос закричала — Автомат! Взбесившийся автомат! — и хлынула в здание. Плотная масса ворвалась на балкон, и град ударов тщедушных рук обрушился на него. Он закрыл лицо руками, затем упал и чувствовал, как толпа пинала его ногами, плясала по нему, но ещё большую боль причиняла бессильно бьющаяся в мозгу как птица, не могущая найти выход из клетки, мысль — Как же так... ведь люди... люди... затем боль стала отходить в сторону, красная пелена стала, сгущаясь наплывать на внутренний взор... но вдруг... предельно ясно очередная мысль вспыхнула в мозгу, как бы прорезав пелену —

А ВСЁ-ТАКИ ЭТО ЛУЧШЕ, ЧЕМ Т-1639-П

она на миг озарила его отключенный от внешних сил разум ярчайшим светом, стали видны какие-то невозможные пространственные и временные дали, но свет продолжал всё усиливаться и усиливаться, плавно переходя в абсолютную черноту небытия...

И он проснулся. Долго не мог придти в себя, тело ещё ощущало удары, звучали крики толпы, мелькала последняя фраза, прорезанная на красном фоне, эти бесконечные дали. Наконец, он пришёл в себя. На ощупь нажал кнопку.

 — А-25 слушает, — проакустировала темнота.

 — Что за сон я сейчас смотрел?

 — Т-6666 по произведению В. Юровицкого «Сны».

«Что ещё за В. Юровицкий?», подумал он.

 — Стереть, — коротко произнёс он.

 — Будет выполнено, ответил голос А-25, и он щёлкнул выключателем.

«Как только вообще можно такое сочинять», думал он, лёжа в темноте. «Бред какой-то». Постепенно, однако, раздражение стало спадать и вдруг из памяти выплыло —

КЛЕОПАТРА — Т-3297. БРИДЖИТ БАРДО — Т-4135.

«Пожалуй... пожалуй Клеопатру», решил он, на ощупь набрал на клавиатуре номер и вытянулся в постели...

 — Ты мой! О, Великий Наполеон, Предводитель французов! — воскликнула Клеопатра, бросаясь к нему на шею, и он ощутил на своих губах горячий, страстный... 31.12.69

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх