Под колпаком

Страница: 2 из 3

варианте.

Действительно, кокон буквально на их глазах трансформировался в типовую супружескую спальню.

 — Боже, до чего банально! — с отвращением воскликнула Марина. — Ни вкуса, ни стиля... Да они редкостные мудозвоны, эти твои пришельцы!

 — Совсем они не мои! — обиделся Валентин.

 — Да такие же дятлы в очках как твои долбаные компьюторщики! Прилипли к экранам и ловят сеанс. На кнопочки нажимают. «Оцифровка», «разрешение», «растр», понимаешь... К-козлы!

 — Ну хорошо, козлы, — примирительным тоном сказал Валентин. — Но выбираться-то отсюда надо? Да мне и хочется уже... Сколько времени прошло? Третий день как неебшись!

 — Ты правда меня хочешь? — подозрительно переспросила Марина. — Не потому, что нужно?

 — Ну что ты, лапа! — заворковал Валик, придвигаясь поближе и краем глаза отмечая, что экран радостно замигал. — А на этих уродов наплюй, забудь вообще... Давай просто получать удовольствие, а там будь что будет.

Он ворковал и легкими прикосновениями чертил невидимые, но очень точные траектории по телу подруги. Марина в истоме прикрыла глаза и откинулась на спину. Теперь единственным звуком в коконе оставалось ее тяжелое дыхание.

 — Какое у тебя роскошное тело! — искренне восхитился Валик.

Он приподнял ее спину и стащил майку через голову, невольно разметав волосы по тому, что можно было бы назвать полом. Ее груди вызывающе торчали вверх словно две башенки.

Он потянулся к ее шортам и расстегнул пряжку. Затем ухватил «молнию» и медленно-медленно повел книзу. Показался округлый теплый животик, затем голубые полупрозрачные трусики. В самом низу под тканью темнел упругий кустик.

 — Стягивай быстрее! — нетерпеливо сказала Марина, не открывая глаз.

Валентин потянул за штанины и попка выскользнула из шортов. Не теряя ни минуты, он спустил к щиколоткам и трусики. В стоячем воздухе повеяло пряным ароматом возбуждения.

 — Дотронься до меня! — снова попросила Марина. — Там.

Его ладонь сама собой легла на ее горячий лобок. Пальцы тут же зарылись в шелковистые волосики, перебирая их, наталкиваясь невольно на лощинку, нежно проводя вдоль нее. Марина задышала тяжелее и медленнее.

Валентин оглянулся. На экране крупным планом демонстрировалась его рука и Маринин волосатый лобок.

 — Во, бляди! — выругался про себя Валентин.

Он двумя пальцами ловко раздвинул половые губки и стал нащупывать горошенку клитора. Канавка стремительно влажнела, становилась податливо-скользкой. Он вонзил палец вглубь, в нежные розоватые недра, подвигался там, потом левой рукой развел губки еще шире и ввел сразу два пальца.

Марина сладострастно застонала и выгнулась — она всегда любила фак пальчиками.

Валентин двигал пальцы быстрее, резче, не забывая подушечкой указательного пальца левой руки ритмично поглаживать клитор.

Он и сам обычно страшно возбуждался, трахая Маринку рукой, слушая ее громкие стоны, исследуя всей пятерней мокрую эластичную пещерку с маленьким сталактитиком при входе.

Сейчас было слегка по-другому — он не мог выбросить из головы наблюдателей. Но это не мешало провести фист-факинг по полной программе, и он старался изо всех сил. Он чувствовал, что Маринка совсем потеряла ощущение реальности и радовался этому, ритмично шуруя рукой чуть ли не по локоть в горячей и влажной топке.

Огромный экран за спиной радостно отзеркаливал процесс во всех деталях.

Радостно, старательно, педантично. Один к одному. Объективно, вполне научно. Дятлы, мудоферы, космические наивняки в очочках. Простодушие, доверчивость, добросовестность...

 — Маринка! — вдруг радостно завопил он, стремительно выдергивая руку из ее лона. — Давай...

Но он не успел закончить. Марина мгновенно, словно рассерженная кобра, приняла вертикальное положение и влепила ему несколько тяжелых оплеух подряд, выкрикивая:

 — Сволочь! Сука! Я почти кончила! Гад!

Он со смехом уворачивался от ее карающей десницы и все повторял:

 — Мариночка, подожди, выслушай! Тебе понравится! Да слушай же!

Наконец, ему удалось ее угомонить.

 — Лапа, ты посмотри на дисплей!

 — Ну, что там?

Марина все еще пребывала в мрачном расположении духа как всегда бывало при «обломе» — полноценные оргазмы ей вообще давались с трудом, поэтому она их очень ценила.

 — Видишь дверь? Засов отодвинулся на риску! Поняла? Эти межпланетные чайники засчитали нам поебку!

 — То есть нам надо пофакаться только еще — раз, два, три... пять, шесть раз — и нас выпустят? Только шесть рисок осталось.

 — Конечно, выпустят, они же показывают! Только не надо факаться, не надо!

 — А как же?

 — Давай их объебем, а? В прямом смысле этого слова. Этим натуралистам хуевым нужен фильм о том как совокупляются хомо сапиенс? Ихние академики его будут изучать, диссертации шкрябать? Окей, ребята! Давай делать все что угодно, кроме нормального траха! Со стонами, с закатыванием глаз, с извиваниями!

Он и договорить-то не успел, а Маринкины глаза уже радостно заблестели:

 — Валик, ты гений! Давай этим космическим сороканожкам вставим фитиль в задницу! Я — за!

 — Тогда ляг на спину, солнышко, и подними вверх плотно сложенные ножки.

 — А не надуваешь ли ты меня? — с опаской спросила Марина, приняв эту странную позу и подозрительно приглядываясь к манипуляциям Валентина с собственным членом.

Ее по-прежнему влажные половые губки, отороченные мехом, виднелись меж плотно сжатых ляжек настолько отчетливо, что Валентину не пришлось слишком долго трудиться над своим инструментом и тот встал во всю свою длину и мощь.

 — Ты должна доверять мне, женщина, — назидательно проговорил Валентин, удовлетворенно оглядывая выставленный вперед ствол. — Мы с тобой в одной команде: земляне против звездюков!

С этими словами он подошел ближе, руками отрегулировал высоту Марининых ног, аккуратно подвел свое торчило к сложенным вплотную голым подошвам и стал деловито толкаться в щель между ними.

 — Вот такая мерихлюндия, ребята, вот такая, понимаешь, состыковка! — приговаривал он.

Казалось, что экран на стене буквально засветился от удовольствия.

 — Ой, не могу! Ой, щекотно! — визжала Маринка. — Ой, смотри, они сейчас обкончаются!

Между тем, Валик вошел в азарт и вмандячивал в подошвенную щель все быстрее и глубже, расконопачивая, расснашивая ее, теряя контакт головки с гладкой загорелой кожей.

 — Да распронаебит твою Бога мать! — выдавил он наконец сквозь зубы с мукой в голосе. — Неужто подсжать не можешь?!

Марина дернула подошвами и вдруг почувствовала, что их обильно орошает теплый мужской сок.

 — О! О! — приговаривал Валентин, толкаясь по инерции. — О, в стоячка, растудыт твою туды-т... Ну, записали, гады?

Марина снизу смотрела на него потемневшими, удивленными глазами:

 — А знаешь, было здорово, хорошо-о... Вот выйдем на волю, снова вложишь своего щекотунчика...

 — Как не вложить! Бля буду, век свободы не видать! — шутил довольный Валентин, протирая стопы Марины голубыми трусиками. — А теперь набоковую, ухо давить. Чем быстрее я восстановлю свою способность, тем скорее мы отсюда выпорхнем.

 — А зачем тебе способность? — ворчливо заметила Марина. — Откуда им вообще знать, что должно быть с юлдой? Давай я пока шулята погоняю, а ты расслабься и за дисплеем следи.

Она аккуратно подхватила сложенной ковшиком ладонью его мошенку и стала нежно ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх