Сексуальная эволюция маленького человека

Страница: 11 из 13

мы не сделали, а теперь не было никакого настроения что-либо учить. Я поужинал и лег спать. Этой ночью я спал на удивление спокойно и без кошмарных сновидений. Утром, как обычно, направился в школу. Математика...

Сидим со Славкой за одной партой и обсуждаем на клочке бумаги задницу учительницы. Затем наша «переписка» переросла в тихий шепот. Ада Матвеевна видимо услышала шушуканье на последней парте и нежданно-негаданно вызвала нас по очереди к доске. Так как ничего выучить вчера мы, по понятным причинам, не смогли, то получили свои заслуженные пары! Двойка вызвала у меня огромное возмущение и обиду. Даже Славка, привыкший к плохим оценкам, сильно расстроился. С этой обидой на душе мы и ушли из школы, прогуляв несколько уроков. Пошли, конечно же, к Бузе домой, так как гулять особо не хотелось, а к себе домой мне было идти еще рано. Дома у Бузи никого не оказалось, и мы хотели опять почитать что-нибудь из «классики». Но мысли наши были направлены только на то, как бы отомстить вредной учительнице, которая, как нам тогда казалось, абсолютно незаслуженно влепила Славке и мне по двойке. Так, в отроческих головах наших созрел план первого в жизни преступления...

Началось все с того, что я вспомнил, что как-то Ванда, сестра Бузи, упомянула слово «изнасилование». Оно настолько впечатлило и возбудило меня, что я не мог не поделиться новой мыслью со Славой. Подумав немного, мы решили, что подобное действие с нашей стороны будет полностью справедливым и окажется лучшей местью для несправедливой «училки». Разместившись в Бузиной комнате, мы стали разрабатывать тщательный план намечавшейся «операции». С прилежностью отличника мы рассматривали все детали и возможные варианты: что нужно делать, кто и где должен стоять и куда идти, как остаться незамеченными и т. п. Придумано все было довольно хитро и умно... Первым встал вопрос о том, как справиться с математичкой. Хотя она была женщиной маленькой и слабой, нашей физической силы все равно бы не хватило. Все нужно было сделать тихо и незаметно, а в случае применения силы учительница успела бы позвать какого-нибудь на помощь, подняв при этом жуткий шум. От применения «грубого начала» решено было отказаться. Вспомнили совершенно случайно фильм «Операция «Ы». «Хлороформ!» — мелькнуло у меня в голове. Но где его достать? К счастью Славкина аптечка была богатой на всевозможные препараты (мама Славки таскала лекарства с работы), и мы, приложив минимум усилий, нашли там хлороформ. Дабы убедиться в надежности препарата, решили испытать его на собаке. Один момент — и собачка брыкнулась на пол будто мертвая. «Спит... « — радостно протянул Бузя. Если использовать хлороформ, то нужно было подкрадываться сзади. Поэтому мы решили, что вариант нападения на «развалинах» нам не подходит. «Развалинами» мы называли остатки от старого детского сада, через который обычно можно было идти из школы домой. Так как учительница жила недалеко от нас, то непременно ходила именно этой, почти безлюдной дорогой. Кроме как днем, после уроков, напасть на математичку было сложно. Для этого необходимо было внимательно следить за ней, а это уже слишком трудная задача!"Получается, для того, чтобы остаться незамеченными нужно нападать в подъезде!» — сделал вывод Славка. «Да, как только она войдет в подъезд!» — сказал я. Всякое могло случиться, и «Ада» могла заметить в темном подъезде наши силуэты. Для этого были найдены старые вещи, которые впоследствии стали нашей экипировкой. В новой одежде мы с Бузей смотрелись просто толстячками, и узнать нас было невозможно. Были также изготовлены на лица маски из старых колготок Ванды. «На улицу, однако, в таком виде выходить не стоит. Слишком броско — могут заподозрить неладное!» — подумал я. Так у нас появился своего рода «штаб», находившийся в подвале учительского дома. Мы вышли на улицу и направились к дому, где жила наша математичка, чтобы детально изучить место предстоящего покушения. Двери в подвал были не только в каждом подъезде, но и на улице. Это существенно упрощало задачу, так как выйти незамеченными тоже входило в наши планы! Подъезд, где жила Ада Матвеевна, был на редкость темным. Свет там, конечно, был предусмотрен, но, так как лампочки были дефицитом, их, естественно, повыкручивали. «Отличное место!» — восхитился Славик. Да, место было что надо: темнота, дверь в подвал на первом этаже, есть, к тому же, где спрятаться. Далее мы исследовали подвал. За полчаса мы оборудовали его всем необходимым — принесли свечу, соорудили из картонок кровать, расчистили путь, чтобы тащить «Аду», бросили там же свою «экипировку». Предусмотрены были так же плотная тряпка, чтобы после усыпления завязать на всякий случай учительнице глаза, и небольшой моток веревки, чтобы связать ее руки. Наконец, все было готово, и нам оставалась только ждать, когда Ада Матвеевна проведет все свои уроки и направится домой. Вскоре фигура математички замаячила на горизонте...

Мы притаились. Дверь подъезда заскрипела, и в подъезд вошла столь ненавистная нам, но, вместе с тем, и довольно сексуальная учительница математики. Функцию усыпления я взял на себя. Как только математичка миновала участок за дверью, я быстро набросился на нее сзади и сильно прижал к ее лицу тряпку, смоченную хлороформом. Не успела Ада Матвеевна что-либо крикнуть, как ноги ее подкосились, и она без чувств стала падать на пол. Мы с Бузей подхватили ее и потащили в подвал, в заранее приготовленное для нее «гнездышко». По установленным «правилам», разговаривать было запрещено, так как учительница могла услышать и узнать наши голоса. Поэтому, когда мы оказались в подвале, общались только при помощи жестов.

Я положил неподвижную математичку на «постель», а Бузя в это время зажег огарок принесенной им из дома свечи. Учительницу связали и натянули на глаза повязку. С огромным наслаждением мы стали раздевать несчастную. Бузе досталась часть ниже пояса, а я забавлял себя оголением упругой груди Ады Матвеевны. Вскоре «Ада» была полностью раздета, и вид голой связанной женщины, которая посмела поставить нам двойки, сильно возбуждал меня. Я традиционно начал ласкать груди своей партнерши. Затем решил попробовать поцеловать ее. Восхитительно. Это было почти мертвое, неподвижное тело. Но это «почти» играло огромную роль. Тело было теплое, даже горячее, и прикасаться к нему было очень приятно — чувствовалась жизнь! Соски груди уже не были столь безразличны к моим ласкам и быстро затвердели. Пока я возился с верхней частью тела, Бузя уже перешел к траханью нижней. Он, ловко изогнувшись, стал вводить член в промежность нашей математичке. Я, глядя на это, засунул свой пенис учительнице в рот и начал вращать им внутри...

Пока тело было «занято», я решил предпринять кое-что для отвода подозрения от наших персон. Я взял маленький перочинный ножик, принесенный для того, чтобы резать веревку, и вырезал на животе и груди учительницы надпись следующего содержания: «666. Меченая сатаной». Этим действием я убил сразу двух зайцев. Во-первых, перевел подозрение на действующую тогда шайку сатанистов. Во-вторых, подставил ненавистного мне Миху Фомкина по кличке «Фома». Фомкин учился тогда в 10 классе и постоянно наезжал на нас с Бузей по всяким пустякам, а иногда отнимал кое-какую мелочь в столовой. Все в школе прекрасно знали, что «Фома» состоял в кружке сатанистов. Частенько «Фому» заставали за рисованием на стенах различных надписей, имеющих, как правило, сатанинский характер, но почему-то все это заканчивалось миром. Плюс ко всему, Миха Фомкин здорово конфликтовал с математичкой, обзывая ее публично «пархатой жидовкой». Естественно, после всего этого подозрение первым падет на «Фому»!

Когда я закончил выводить надпись, Бузя уже тихо стонал и слегка подергивался. Он отошел от учительницы, и его место занял я... Член входил внутрь очень легко. Внутри влагалища Ады Матвеевны было влажно. Соки ее начинали уже медленно течь по половым губам, и на черных коротких волосах ее лобка появилась немного ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх